Рабочее движение России - факты и проблемы

Обострение экономического кризиса в нашей стране, выразившееся в развале производства, колоссальных задолженностях собственников по заработной плате, которая не выплачивается зачастую по полгода и даже больше года, росте безработицы — скрытой и открытой, тяжело ударило по широким трудящимся массам, всё более доводя их до нищеты. Факты показывают, что представители директорского корпуса, ставшие теперь владельцами контрольных пакетов акций приватизированных предприятий, вовсе не заинтересованы в развитии и сохранении производства. Они предпочитают “прокручивать” накопленный ими денежный капитал в коммерческих банках или вообще переводить его в зарубежные банки. Это лишь подтверждает действие основного экономического закона капитализма — производства максимальной прибыли. Каждый капиталист стремится, вложив минимум средств, получить максимум прибыли. В условиях всеобщего кризиса капитализма лишними в этом процессе всё больше и больше становятся рабочие. Августовское обострение кризиса, выразившееся в двух-трёхкратном росте цен на продукты питания и предметы потребления, нанесло очередной удар по карману, прежде всего, рабочих. Это побудило их к защите своих прав.

 

Ленинградская область

Как и многие другие отечественные предприятия, Выборгский Целлюлозно-бумажный комбинат постигла приватизация. Владельцем 52,6% акций предприятия стала многонациональная корпорация “Эллис-Лак”, 30% — взял себе директор ЦБК, остальные были переданы в свободную продажу трудовому коллективу. После этого процесс растащиловки и разорения предприятия продолжался. К нему присоединилась фирма “Бас-Бизнес”, снабжавшая ЦБК сырьём по завышенным ценам и по дешёвке скупавшая его продукцию. С подачи приватизаторов-расхитителей комбинат набрал банковских кредитов под 150% годовых. В случае невыполнения обязательств перед банком ставка повышалась ещё на 720%. Естественно, что в таких условиях предприятию не выжить.

В июле 1996 г. на ЦБК перестали выплачивать зарплату, и вскоре разорившийся комбинат был выставлен на торги. В результате предприятие было куплено британской фирмой, зарегистрированной на Кипре, “Нимонор Инвестмент Лимитед”, за 2,5% балансовой стоимости.

Представители “Нимонора” решили оставить на комбинате не более трети работников. Комбинат явно собирались превратить в средство снабжения западного рынка дешёвой российской древесиной, а заодно избавить зарубежных конкурентов от нежелательного соперника. Обстановку на предприятии взорвало откровенно хамское поведение поставленного новоявленными хозяевами управляющего ЦБК, заявившего: “А вы, быдло, идите воровать, или баб своих на панель пошлите!”

Началась стачка, мгновенно охватившая весь комбинат. Бастующие действовали решительно и последовательно. Попытка “Нимонора” овладеть ситуацией была пресечена. Рабочие переизбрали профком и оформили его как юридическое лицо. После этого коллектив приступил к восстановлению производства. Комбинат был объявлен коллективным народным предприятием. Рабочие избрали новую дирекцию, вместо перебежавшей к “Нимонору”. ЦБК заработал. Впервые за полтора года люди получили зарплату.

Всё это вызвало дикую злобу у приватизаторов из “Нимонора” и их подельников из Выборгской администрации. Профком ЦБК стали заваливать судебными исками. Официальные средства массовой информации либо замалчивали события в г. Советском, где находится комбинат, либо извращали их. В бульварной прессе рабочих называли “грызунами, которых надо травить ядом”. Чиновник же, отвечающий за снабжение комбината химикатами для очистных сооружений, заявил: “Ничего я вам не дам, загрязняйте воду. И пусть ваши дети болеют желтухой. Посмотрим, долго ли тогда продержитесь!”

 

Рабочее движение России — факты и проблемы

 

Когда “Нимонор” всё же добился через суд подтверждения покупки комбината, рабочие встали у ворот с кольями. На этот раз стражи порядка и судебные исполнители отступили.

Выборгский ЦБК продолжает борьбу.

Это один из наиболее ярких примеров борьбы рабочего коллектива против произвола буржуазных хозяев. Подобная ситуация имеет также место на Комбинате цветной печати в Ленинграде, а также ряде других предприятий Ленинграда и Ленинградской области. Драматические события имели место на “Русском дизеле” и Ленинградском Металлическом заводе. Стихийное сопротивление рабочих растёт.

Омск

После собрания-митинга на Омском мясоперерабатывающем заводе рабочие выставили за ворота генерального директора Г. Каратаева вместе с его ближайшими подручными. Не помогли директору и К° никакие доводы, что у них контрольный пакет акций и без них решение собрания будет недействительным. Когда изгнанный директор пытался вернуть свои позиции с помощью милиции, перед стражами порядка встала толпа рабочих, готовых стоять до последнего. Представители власти отступили.

Взяв власть в свои руки, коллектив перешёл к легальным методам борьбы. Были наняты юристы, с помощью которых рабочие пытаются по суду лишить команду Каратаева собственности с привлечением её к уголовной ответственности за нанесение предприятию материального ущерба. Неизвестно, как обернётся дело, но на заводе никто не допускает мысли, что изгнанные руководители могут вновь стать его хозяевами.

Москва

На московском мясокомбинате “Микомс” администрация также творила произвол в отношении рабочих. Уволенные работники заняли проходные комбината, препятствуя вывозу готовой продукции. Одолеть их удалось лишь с помощью милиции.

На другой день пикетчики снова собрались у проходных. Дирекция направила своего человека для переговоров, но он отказался принять требование о восстановлении уволенных на работе. Возмущённая группа ворвалась в помещение заводоуправления и захватила кабинет директора.

Восставших поддержал весь коллектив. На комбинате был создан рабочий комитет и рабочий профсоюз “Защита”. Администрация была вынуждена пойти на переговоры. Факты показывают, что буржуазные паразиты понимают только такой язык.

Из-за полугодовой невыплаты зарплаты в сентябре 1998 г. забастовал восьмитысячный коллектив завода ГПЗ-1.Бастующие вынудили администрацию официально заключить беспрецедентный договор, по которому руководство завода в случае невыплаты задолженностей по зарплате в указанные сроки должно в полном составе уйти в отставку. Задолженность по зарплате была оперативно ликвидирована. На базе стачкома рабочие создали свой профсоюз “Защита”.

Угледобывающие регионы

ШАХТЁРЫ: Хотим поднять всю Россию!

Летом и осенью прошедшего года все угледобывающие районы нашей страны были охвачены забастовками и массовыми выступлениями шахтёров, сопровождавшимися пикетированием и перекрытием железных дорог.

Совместное выступление шахтёров со всеми остальными трудящимися в г. Анжеро-Судженск в мае 1998 г. не позволило буржуазным властям использовать омоновских палачей для разблокирования железной дороги и задушить забастовку.

Шахтёры до сего дня остаются в состоянии коллективного трудового конфликта. Их всероссийским информационным пикетом стал палаточный городок на Горбатом Мосту в Москве, где представители шахтёрских коллективов вели свой непрерывный митинг, информируя москвичей и гостей столицы о своих проблемах.

Над палаточным городком лозунги: “Ельцина в отставку!”, “Сменить социально-экономический курс!”, “Реформы — на благо народа!”. Рядом с этими лозунгами — “Да здравствует власть рабочих!”, “Вся власть стачкомам!”. В этих лозунгах отражены все уровни, все ступени развития рабочего движения, имеющего место ныне в России.

В результате четырёхмесячного (июль — октябрь) непрерывного пикета на Горбатом Мосту был образован Всероссийский стачечный комитет. На вопрос о его конечной цели руководитель Всероссийского стачкома В. В. Семёнов, председатель Независимого профсоюза горняков Республики Коми и г. Воркуты, ответил:

Цель — смена системы власти, установление власти трудового народа. В первую очередь необходимо добиться отставки президента, досрочных выборов и изменения Конституции. Будущие выборные правители должны знать, что за все дела они будут отвечать перед народом. Все права управления производством должны быть у коллективов. Вся экономическая и социальная политика государства должна строиться с учётом интересов трудового народа.

Для достижения этой цели необходимо прежде всего создать руководящие органы — стачкомы, советы рабочих, независимые профсоюзы. Для охраны предприятий от воров-приватизаторов — рабочие дружины. Налаживать постоянную связь между предприятиями для обмена опытом и подготовки совместных акций. Тогда легче будет в один день поднять хоть всю страну, предъявив политические и экономические требования. Готовые к таким действиям активисты, коллективы должны связаться с Всероссийским стачкомом:Москва, Новый Арбат, д. 15, к.к. 2401, 2402, тел. факс. 202-61-20.

Долой преступный режим! Вся власть трудовому народу!

В последние месяцы прошедшего года рабочее движение в нашей стране пошло несколько на убыль. Шахтёры приостановили свои акции. Страсти в некоторой степени улеглись. Однако кризис продолжает обостряться. Цены на продукты питания и предметы потребления продолжают ползти вверх. Классовая борьба продолжается. Продолжаются выступления рабочих и других трудящихся. Зарплата по-прежнему задерживается.

Кронштадт

Обстановка в морских воротах Ленинграда — Кронштадте обострилась до предела. Более двух недель продолжалась первая в современной истории города бессрочная забастовка на судостроительном Морском заводе — градообразующем предприятии, ремонтирующем военные корабли. Министерство обороны России не выплачивало зарплату рабочим.

Так началась классовая война рабочих с работодателем.

2 ноября 1998 г., 9 утра. Начало стачки. Требование двух тысяч бастующих: отдать треть долга (4 млн. руб.) немедленно, остальные — до марта 1999 г., а также исправно выплачивать текущую зарплату.

Ответ администрации: Сейчас никаких денег смутьянам. Может быть, что-нибудь бросят в виде подачки “после второй половины ноября”.

10 утра. Вся власть на заводе в руках стачкома. Ни одна машина, ни один человек не может войти на предприятие или выйти за его территорию без разрешения рабочих дружинников. Дружины действуют также в цехах, охраняя материальные ценности, контролируя соблюдение режима стачки, пресекая попытки штрейкбрехерства.

3 — 4 ноября. Директор завода капитан I ранга В. Шорохов (только что прибывший в Кронштадт после месячного отдыха на тёплом Средиземноморье) приказал руководителям цехов переписать поимённо участников стачки. Первые угрозы увольнения. Переговоры с коллективом отклоняются.

5 ноября. Очередной двухтысячный митинг. “Стоять до победы”. Материальная поддержка профсоюзов.

Одновременно — провокационный сигнал на городской молокозавод о том, что из-за стачки может быть прекращена подача тепла. Провокация не прошла. Работники молокозавода солидарны с бастующими. Бешеное давление на инженеров и служащих: “не прекратите непослушания — сократим, за каждый день стачки вы теряете по 50 руб.”.

6 ноября. Стачечники “припирают к стенке” сухогруз “Кизляр”. Он отремонтирован, но за территорию не выпускается. Каждый день ареста “Кизляра” — начёт на предприятие в 51 тыс. руб. Забастовщики: “Нам всё равно денег не дают, трусить и выгадывать поздно, доведены до отчаяния”.

7 — 9 ноября. Завод стоит. Местные власти, руководство ВМФ, жители города выжидают, что будет в первый день после праздников. В полнейшем недоумении экипажи двух военных кораблей из Алжира, стоящих в доках на ремонте — “платим долларами, а эти сумасшедшие русские не хотят валюту брать”. Невдомёк иностранцам, что ни долларов, ни рублей не видят рабочие, деньги достаются кому-то другому.

10 ноября. На каждом заседании стачкома присутствуют представители директора или он сам. На требования бастующих никакой реакции. Претензии и “возмущения” сторонних организаций, представители которых оказались на территории Морского завода, угрозы необходимости возмещения якобы нанесённого ущерба — вероятно, инспирированные дирекцией.

Как сообщил из Москвы ЦК профсоюза ВМФ, Правительство РФ выделило средства для погашения долгов бюджетным организациям, но без гарантии получения денег Морским Судостроительным.

12 ноября. Общее собрание работников. Решено продолжать стачку. Администрация перешла от угроз к уговорам. Взывают к “здравому смыслу”, предлагают работать тем, у кого есть необходимые объёмы заказов. Стачкомом и коллективом сомнительное предложение начальства отвергнуто.

16 ноября. Новый виток контактов с властями. Встреча председателя стачкома  с вице-губернатором СПб Ильёй Клибановым. На 18 часов председатель стачкома В. Г. Гальченко приглашён в Смольный на аудиенцию с губернатором В. А. Яковлевым. Председатель стачкома озадачен: Если так пойдёт дальше, то завтра его пригласят в Москву, к Президенту. Не разговоры ведь нужны, а выполнение требований бастующих! Тем более, найдены и предложены, например, в письме профкома начальнику ВМФадмиралу Куроедову, источники средств. Разрешить Морскому заводу разрезать на металлолом списанные корабли (таких рядом с Кронштадтом множество), поправив таким образом финансовое положение предприятия. Так профсоюз и стачком выдвинули собственную программу спасения предприятия.

После очередного витка контактов представителей бастующего коллектива с властями, администрация заключила соглашение со стачкомом, в соответствии с которым обязалась выплатить 20 ноября рабочим и служащим 2,4 млн. руб., т. е. сумму задержанной зарплаты за один месяц. Ещё одну месячную задолженность было обещано погасить до 2 декабря. Руководство завода также гарантировало, что в дальнейшем текущая зарплата будет выплачиваться вовремя, а оставшаяся часть долга будет погашена до марта 1999 г. Стачком Морского завода принял решение приостановить забастовку и начать её вновь при нарушении обещаний администрации.

Новосибирск

Забастовка коллектива цеха №2 АО “Сибстанкоэлектропривод” (Ки­ровский район) продолжалась 3 недели. Повод для забастовки обычный для нашего времени — многомесячная задержка зарплаты и отсутствие выплаты “живыми деньгами” с июля прошедшего года. Администрация обещала выплатить часть долгов к октябрю. К указанному сроку денег не выдали, а генеральный директор и зам. по экономике легли в больницу, оставив в качестве и. о. генерального директора зама по производству.

Цех №2 (механообработки) считается на заводе наиболее боевитым, поэтому работники других подразделений смотрят на него как на свой авангард, с надеждой, но в борьбу не включаются — выжидают.

Примечательно, что лидеры электропрофсоюза (председатель обкома Б. В. Лемеш) в очередной раз “про­спали” очаг трудового конфликта. Рабочие, организовавшие забастовку, ранее неоднократно обращались в обком профсоюза, но там дали понять, что профбоссам не до какой-то нищей организации какого-то “Сиб­стан­ко­электро­при­вода”, так как они занимаются энергетиками. Коллектив стал перед необходимостью организовать свой собственный профсоюз и обратиться в новосибирский профцентр “Труд”. Так на предприятии возникла первичка “Труда”.

Лидеры вновь созданной профорганизации побывали на семинаре профцентра, посвящённом вопросу выбивания зарплаты, чтобы более успешно отстаивать свои права.

Администрация, в свою очередь, не собиралась идти на переговоры, ссылаясь на “незаконность” забастовки. И. о. ген. директора Климович издал приказ №143-к, объявляя участникам забастовки за неисполнение трудовых обязанностей и за отказ писать объяснительные записки выговор, рассчитывая таким образом (три выговора — и увольнение) оказать давление на рабочих. Подобную же позицию заняла комиссия по трудовым спорам, не принимавшая от первички документы на трудовой арбитраж, ссылаясь также на незаконность стачки, хотя факт незаконности может определить лишь суд.

Забастовку возглавили молодые рабочие. Председателем первички “Труда” стал токарь Сергей Остапов.

Забастовка, начавшаяся в октябре прошедшего года, завершилась спустя три недели подписанием соглашения между администрацией предприятия и первичкой профсоюза “Труд”. В ходе забастовки возникли проблемы с отгрузкой продукции в Челябинск, что побудило, в частности, по мнению рабочих, администрацию пойти навстречу требованиям коллектива.

В соответствии с заключённым соглашением всем работникам завода был выплачен долг по зарплате за три месяца: с декабря 1997 г. по февраль 1998 г. Далее предполагается погашение долгов по зарплате в размере 120 — 150% от месячного фонда.

Члены нового профсоюза намерены участвовать в заключении очередного коллективного договора. Требование включить представителя профкома “Труд” в состав комиссии по подготовке колдоговора удовлетворили, хотя и в форме, игнорирующей факт существования нового профсоюза. Председатель профкома “Труд” С. М. Остапов включён в комиссию как председатель цехкома электропрофсоюза, кем он был до создания новой профорганизации. Это однако не помешало Сергею Михайловичу высказать на очередном заседании комиссии ряд критических замечаний в адрес проекта колдоговора.

Новый профсоюз намерен и впредь настаивать на повышении тарифов и пересмотре штатов предприятия. Соотношение числа рабочих основного производства и общей численности работников имеет, по мнению первички “Труда”, явную диспропорцию.

Забастовки, спровоцированные администрацией или властями нарушением сроков выдачи зарплаты, никаким законам в настоящее время не регулируются.

По решению Верховного суда РФ подобного рода забастовки можно проводить без каких-либо колебаний, формальных процедур и переговоров с администрацией.

Приморский край, п. Кавалерово

(08.12.98) Голодовка инвалидов и лиц с профессиональными заболеваниями в помещении управления Оловодобывающего предприятия, где ранее работали участники акции. Акция вызвана невыплатой пенсий и отсутствием в посёлке необходимых лекарств.

Требования протестующих поддержаны коллективом предприятия.

Выдвинуты требования национализации Оловодобывающего предприятия.

Улан-Удэ

(09.12.98) Группа работниц авиационного завода третий день удерживает директора в его кабинете. Требование — выплата долгов по зарплате. Последний раз получали в июле.

(10.12.98) После обещания выплатить долг директора отпустили. О выплате зарплаты сообщений не поступало.

Тульская обл., Ясногорск

Все яснее становится, что нынешние “хозяева жизни” не способны управлять ни страной, ни даже отдельно взятыми производственными предприятиями, редкие исключения только подтверждают это правило. Они ничего не могут организовать, а только могут растаскивать. И вот все чаще управление приходится брать рабочим в свои руки.

Якушев Дмитрий

Ясногорск — небольшой городок в Тульской области с населением около 20 тыс. человек. Крупнейшим предприятием в городе (4200 рабочих) является Ясногорский машиностроительный завод, производящий шахтное оборудование и известные по всей стране насосы.

Ситуация на заводе типичная для сегодняшней капиталистической России. Задолженность по зарплате к началу декабря 1998 года составляла 10 месяцев. При этом завод продолжал работать, а его продукция, в особенности насосы, продолжала пользоваться спросом.

Рабочие около года не видели денег, а в это же время росли шикарные особняки заводского начальства. Строились эти господа на широкую руку. Главбух Беломытцев отгрохал “домик” с бассейном и лифтом. Персональный лифт ему понадобился, чтобы не ходить пешком из подвала на второй этаж.

Дом господина Петрухина, заместителя директора по производству, приезжие путали со школой. Сие огромное и незамысловатое (без обычных для частных особняков балкончиков, мансард и прочих изысков архитектуры) строение действительно могло бы быть прекрасной школой для небольшого городка. Но вместо сотен ребятишек в доме проживает паразит Петрухин с законной супругой. Строился Петрухин, как и остальные начальники, за счет завода, с которого везли железо, плиты, доски, цементный раствор и т.д. Причем все эти строительные материалы, включая цементный раствор, проходили, как бывшие в употреблении.

Переехали в новые особнячки и другие заводские начальники: главный инженер Голованов, зам. директора по коммерции Гамасков, зам. директора по общим вопросам, депутат городской Думы Чугунов.

Росло благосостояние и у некоторых начальников цехов. Так, господин Савельев купил себе 3-комнатную квартиру, машину, гараж. Рабочим же он объяснял все это, что его мама держит свинок.

Самым хитрым оказался генеральный директор Чернов Игорь Годович (рабочие любовно называют его Гадович). Про него известно лишь, что он купил трехкомнатную квартиру для сына.

И совсем мало известно про реального хозяина завода, председателя совета директоров, московского бизнесмена Ткачева.

Все когда-то кончается. Пришел конец и терпению рабочих. 28 сентября 1998 года рабочие провели собрание акционеров, на котором объявили низложенным старый совет директоров и избрали директором своего лидера Ленста Константиновича Рощеню, который в свою очередь назначил исполнительным директором пользующегося доверием у рабочих Владимира Дмитриевича Дронова. Владимир Дмитриевич хорошо знает производство, так как руководил заводом еще в давние времена.

Низложенные хозяева подали в суд. Суд, естественно, решение собрания от 28 сентября законным не признал, на том основании, что у рабочих нет достаточного количества акций. Контрольный пакет находится в руках Ткачева и К°. Закон “Об акционерных обществах” давно стоит переименовать в закон “О наемном рабстве”.

Рабочие с таким решением суда не согласились и силой выкинули с завода старую администрацию, посадив в директорские кабинеты своих выдвиженцев. Власть на заводе полностью перешла к новым директорам, профкому (ранее рабочим удалось переизбрать продажного профбосса) и совету трудящихся. Без подписи председателя совета трудящихся молодого рабочего Андрея Гуан-Тин-Фа с завода не могла выехать ни одна машина. Рабочие дружины контролировали проходные завода, так что бывшему главному инженеру господину Голованову, чтобы попасть на завод приходилось лазить через забор.

Новая заводская власть сразу встретила жесткое противодействие власти государственной. Городской голова господин Сапегин метал громы и молнии, местный прокурор господин Матвейчик выносил определения, запрещающие новым директорам работать, местная газета “Ясногорье” называла рабочих террористами и призывала милицию “выполнить свои обязанности”. К “выполнению своих обязанностей” милиция приступила 5-го декабря. В этот день Рощеня и Дронов были арестованы. Но несмотря на арест Рощени и Дронова старым начальникам вернуться на завод не дали. Ситуацию продолжали контролировать совет трудящихся и профком.

Имели ли рабочие право на восстание? Любой честный человек ответит “да”. Но с точки зрения буржуазных законов, они посягнули на святое — частную собственность. В результате на них обрушилась вся государственная машина: суды, прокуроры, милиция.

12 декабря в газете “Ясногорье” Сапегин угрожает рабочим: “Тем лицам, которые в ходе всех этих событий нарушили Уголовный кодекс, не избежать ответственности”. По поводу невыплаты заработной платы он здесь же заявляет, что эту проблему “нельзя рассматривать в отрыве от ситуации в стране”. Интересно только, почему “ситуация в стране” не повлияла на строительство вельможных особняков?

После ареста своих товарищей рабочие отправили делегацию в Москву, искать правду. Здесь они попытались обратится за помощью к известному “правдолюбу” и “тираноборцу” господину Явлинскому. К сожалению, рабочие не учли, что для “правдолюба” и “тираноборца” Явлинского частная собственность священна, а потому помогать рабочим бороться с частными собственниками ему не с руки. Яблочники продержали рабочих весь день у думского подъезда и в помощи отказали. Так бы и уехала делегация ни с чем, если бы случайно не встретилась с представителями рабочего профсоюза “Защита”. Впоследствии именно представители “Защиты” и некоторых левых групп оказали реальную помощь рабочим, организовав информацию в газетах, депутатские запросы, связь с рабочими других предприятий.

Почему же рабочие пошли к Явлинскому, а не к “защитнику трудового народа”, “бесстрашному борцу с антинародным режимом” господину Зюганову? Дело в том, что в Тульской области правит “красный” губернатор господин Стародубцев, а потому иллюзий по поводу КПРФ здесь уже ни у кого нет (надеемся, теперь не будет и иллюзий по поводу Явлинского). Местные зюгановцы в разгоревшемся конфликте однозначно заняли сторону низложенных хозяев. Глава городской администрации господин Сапегин перед выборами бил себя в грудь и называл коммунистом. За него в город приезжал агитировать сам Стародубцев. Местная КПРФ на выборах естественно поддержала Сапегина, за что секретарь Ясногороского райкома Бирюков был назначен директором местного рынка. Администрация Стародубцева также жестко выступила против рабочих, устроив информационный террор в подконтрольных ей областных средствах массовой информации. Можно представить, что будет, когда исполнится голубая мечта зюгановцев и они наложат лапу на всю прессу.

На арест своих товарищей рабочие ответили решительными акциями.10 декабря был блокирован Дворец Культуры, в котором собирался отстраненный рабочими совет директоров. Господа пытались разбежаться, но были пойманы и взяты в заложники. Генеральному директору господину Чернову удалось спрятаться и отсидеться в клубном туалете. Поздно вечером рабочие, проявив гуманность, решили отпустить кровососов.

Кроме того, рабочие объявили ультиматум местным властям. В случае если Рощеня и Дронов не будут освобождены, то 11 декабря будет перекрыта железная дорога. Перекрытие не удалось так как 11 декабря в Ясногорск со всей области были стянуты крупные силы милиции, включая ОМОН.

Завод обеспечивает весь город теплом. В отсутствии хозяев управление коммунальными службами взял на себя совет трудящихся. Старые хозяева и городской голова господин Сапегин стали провоцировать остановку коммунальных служб, с целью заморозить город и, обвинив в этом рабочих, стравить их с горожанами. Совету трудящихся и профкому пришлось применить максимум усилий, чтобы сорвать планы Сапегина и старых хозяев.

На работе коммунальных служб хорошо видны властные функции совета трудящихся. По всем вопросам коммунального хозяйства городской администрации приходилось обращаться к руководителю совета Андрею Гуан-Тин-Фа. Он принимал решения: отправить уголь, заменить сгоревший электродвигатель в котельной и т .д. На какое-то время Советская власть в городе стала реальностью.

Вот еще пример, характеризующий накал борьбы за Ясногорский завод. Профком и совет трудящихся самостоятельно вышли на Воронежскую кондитерскую фабрику и договорились о поставке новогодних подарков для детей рабочих в обмен на несколько насосов. Старые хозяева связались с Воронежской фабрикой и сорвали сделку.

От областных властей в Ясногорск постоянно наезжали 1-й зам. Стародубцева господин Богомолов и начальник областного департамента промышленности господин Ковалев. Оба господина призывали рабочих соблюдать закон и продолжать работать под руководством старого совета директоров. При этом они упорно навязывались в товарищи к рабочим, отказываясь откликаться на слово “господин”. Можно понять людей, все-таки считают себя красными. Прибывшего в Ясногорск представителя профсоюза “Защита” господин Богомолов отозвал в сторонку и стал шептать на ухо: “Вы коммунисты и мы коммунисты. Что ж мы друг другу глотки рвем, неужели не сможем договориться?” Пришлось объяснять господину Богомолову, что коммунисты — это те, кто за рабочих и против частной собственности, а так как он под эти критерии не подходит, то коммунистом считает себя совершенно зря. И он, и Стародубцев, и Зюганов, и вся их “патриотическая” компашка. Выступая на заводском митинге, господин Богомолов сказал, что тоже хочет избавиться от совета директоров, но не может — они ведь законные. Рабочие сразу же подсказали, как избавиться от старых хозяев. Надо просто прислать бригаду красных следователей и посадить этот “совет директоров” как уголовников. Криминала вокруг завода масса. Насосы уходили на адреса мифических фирм, менялись на веники... В ответ Богомолов лишь мямлил что-то невнятное. Хотели бы областные власти прижать воров — давно бы это сделали. В настоящее время по заводу запущена процедура банкротства. Внешним управляющим назначен господин Пирютин. Еще совсем недавно он был членом совета директоров, а позже заместителем главы городской администрации Сапегина. Того самого, который угрожает рабочим уголовными делами. Такой вот получается “внешний” управляющий.

Сейчас рабочих уговаривают согласиться с кандидатурой Пирютина и начать работать. Сам Пирютин обещает, что назначит исполнительным директором, устраивающего рабочих Кирилина и не допустит бывших хозяев на завод. Можно ли верить господину Пирютину? В газете “Ясногорье” за 16 декабря главной своей целью, как внешнего управляющего, он назвал “заключение мирового соглашения” с кредиторами. Но в этом случае старый совет директоров полностью сохраняет свои права на владение и управление заводом.

Кто бы ни стал директором, на заводе рабочим нужно организовываться. Надеяться они могут только на себя и на своих товарищей. Необходимо налаживать контакты с другими предприятиями Тульской области (и не только Тульской), с шахтерами, чтобы следующий раз выступать единым фронтом. Больше всего власть боится солидарности трудящихся.

Зюгановцы на глазах становятся партией власти. При этом они еще более переплетаются с крупным капиталом. В этой ситуации тем, кто продолжает считать себя коммунистами необходимо четко размежевываться с КПРФ, НПСР и прочей подобной публикой.

Читинская обл., п. Жирикен

(25.01.99).Работники горно-обогатительного предприятия, не получающие зарплату в течение нескольких месяцев, в течение трёх дней задерживают директора в его кабинете. Социальная обстановка в посёлке была обострена тем, что в результате разморозки труб люди лишены питьевой воды и тепла.

Борьба учителей

(Материалы датированы 12 — 18.01.99).

В последнее время по всей стране разворачивается и ширится борьба учителей против попыток буржуазных властей экономически задушить систему образования. Учителям и работникам школ в течение многих месяцев не выплачивается зарплата (которая и так невысокая). Учителя, предъявляя экономические требования, отстаивая свои жизненные интересы, отстаивают право подрастающего поколения на образование, на его будущее. Независимо от уровня выдвигаемых требований, эта борьба имеет серьёзное политическое значение и поэтому должна получать всемерную поддержку со стороны рабочего и коммунистического движения.

В гг. Иваново, Шуе, Юрьевце, Юже и семи районах Ивановской обл. преподаватели 112 школ (4614 чел.) провели однодневные забастовки с требованием погашения задолженности по зарплате.

Преподаватели девяти городских школ (100 чел.) г. Искитима Новосибирской обл. и 12 сельских школ Искитимского района (100 чел.) проводили несанкционированные пикетирования зданий администраций с требованием выплаты задолженности по зарплате. Аналогичную акцию провели около 700 учителей г. Воронежа.

С требованием погашения задолженности по зарплате начали забастовки:

учителя 430 школ (10761 чел.) в гг. Барнауле, Новоалтайске и 31 районе Алтайского края.

педагоги 15 школ (400 чел.) в Трубчевском районе Брянской обл.;

преподаватели двух школ (60 чел.) в Руднянском районе Волгоградской обл.;

педагогические работники трёх школ и восьми детских садов (157 чел.) в четырёх районах Вологодской обл.;

преподаватели шести школ (130 чел.) в г. Мураши Кировской обл.;

учителя школы (66 чел.) в п. Синегорье Ягошинского района Магаданской обл.;

преподаватели школы (25 человек) в д. Порохово Волоколамского района Московской обл.;

педагоги 57 школ (568 чел.) в трёх районах Новосибирской обл.;

педагоги пяти школ (160 чел.) в г. Оренбурге и Асекеевском районе Оренбургской обл.;

учителя трёх школ (124 чел.) в Поронайском районе Сахалинской обл.;

педагоги 11 школ (375 чел.) в трёх районах Свердловской обл.;

преподаватели школы (20 чел.) в Холм-Жирковском районе Смоленской обл.

С тем же требованием бастовали более длительно:

учителя 27 школ (1350 чел.) в г. Улан-Удэ и 11 районах Республики Бурятия;

педагоги 24 школ и работники 5 дошкольных учреждений (968 чел.) в Малопургинском районе Удмуртской Республики;

учителя 31 школы (898 чел.) в трёх районах Республики Хакасия;

учителя школы (23 чел.) в с. Быстрянка Красногорского района, 26 школ (641 чел.) в Павловском районе Алтайского края;

педагоги школы (86 чел.) в Левокумском районе Ставропольского края;

учителя 6 школ (376 чел.) и работники 23 детских садов (538 чел.) в г. Гусь-Хрустальном Владимирской обл.;

учителя школы (70 чел.) в п. Рудня Волгоградской обл.;

учителя 132 школ, работники 23 дошкольных учреждений (3150 чел.) в 12 районах, рабочие 9 котельных ЖКХ (30 чел.) в г. Устье Усть-Кубинского района Вологодской обл.;

учителя средней школы (46 чел.) в п. Лух, Ивановской обл., а также во многих других населённых пунктах различных регионов России.

Борьба учителей, как и борьба рабочих, приобретает порой весьма острые формы. Так в январе сего года бастующие учителя г. Вологды заблокировали в его кабинете заведующего Вологодским облОНО и угрожали, в случае невыплаты зарплаты, выбросить его из окна. О том, состоялась ли дефенестрация (чешская средневековая казнь — выбрасывание из окон), сообщений не было.

Воркутинские шахтёры, не получающие зарплату, переходят к прямому захвату и распределению продовольствия. Они коллективно захватывают коммерческие магазины, нейтрализуя охрану, и увозят все продукты. То есть экспроприируют грабителей и возвращают ограбленным их добро.

Не дашь зарплату, — возьму гранату! (Этот лозунг всё больше гуляет по рабочим коллективам).

Во время собрания на шахте Воргашорская один из шахтёров обратился к Генеральному директору Штенцелю с просьбой выплатить 2 тыс. руб. из-за возникшей острой ситуации в семье в счёт погашения долга ему в размере 80 тыс. руб. со стороны администрации шахты. Г. директор цинично отказал рабочему.

Тогда шахтёр вынул из кармана верёвку, накину её на шею господину директору и стал душить его на глазах около 500 рабочих.

Шахтёры с трудом вырвали из рук своего товарища недодушенного кровопийцу-диретора.

Городской суд вынужден был отклонить иск директора по данному факту, так как юридически необоснованная задержка зарплаты является вопиющим уголовным преступлением, угрожающим здоровью и жизни рабочих и членов их семей. Именно состоявшееся преступление господина директора спровоцировало эту форму самообороны со стороны рабочего.

Требования выплаты заработной платы, в особенности там, где она не выплачивается долго, а организационное состояние рабочего класса и других отрядов трудящихся оставляет желать лучшего, принимают порой формы эксцессов, вплоть до актов индивидуального террора. Доведённые до отчаяния работники физически расправляются с наиболее осточертевшими им представителями класса паразитов. Так, работник столичной фирмы “Дункан” Дмитрий Артемьев разделался с генеральным директором и главбухом фирмы, нанеся им в общей сложности 52 ножевых раны. Во время следствия Артемьев пояснил, что начальник бессовестно обманывал рабочих, месяцами не платя им ни гроша. Возникшую между ними перебранку начальник пытался разрешить с помощью пистолета “ПМ”.

Прикончив парочку эксплуататоров, мститель реквизировал часть их имущества — на сумму невыплаченного ему долга в более чем две тысячи долларов. А принадлежавшие хозяину пенаты он решил предать огню, облив растворителем. Огонь однако не разыгрался.

Данная подборка даёт некоторое представление о состоянии рабочего движения в сегодняшней России. Это всего лишь отдельные факты, информация о которых в основном получена из малотиражных газет, близких к рабочему движению, или просочилась на Радио Россия или Радио Петербург. Ситуация же на всех предприятиях примерно одинаковая. Везде имеет место произвол буржуазных паразитов, везде или почти везде задерживают зарплату и идёт сокращение штатов, растёт безработица.

Видно однако, что по мере обострения кризиса, выражающегося в непрерывном росте цен на продукты питания и предметы потребления, а, следовательно в дальнейшем ухудшении положения рабочих и других трудящихся, растёт рабочее движение, а также протесты других отрядов трудящихся. В рядах рабочего движения имеют место все те наслоения, которые характерны для этапа его стихийного развития. Встречаются как реформистские и анархо-синдикалистские иллюзии (представления о том, что власть можно переизбрать на выборах или решить проблемы путём превращения предприятий в народные — собственность их коллективов) так и естественные стремления, вытекающие из логики классовой борьбы — “Вся власть стачкомам!”, “Да здравствует власть рабочих!”

Очевидно, что пути реформизма или анархо-синдикализма бесперспективны. Власть находится в руках у буржуазных паразитов, и они не позволят отстранить себя путём выборов. Что касается “народного предприятия”, то создание такового превратило бы рабочих в мелких буржуа, заинтересованных в прибыли, привело бы к деклассированию его коллектива как представителей рабочего класса и поставило бы коллектив под прямую опасность банкротства, что непременно бы устроили коррумпированные чиновники государственного аппарата вкупе с выдворенными владельцами предприятия. В условиях капитализма наиболее благоприятными условиями для рабочих были бы такие, когда предприятие было бы государственным. Это повысило бы уровень классовой борьбы, так как любые требования предъявлялись бы рабочим коллективом собственнику — буржуазному государству, — даже будучи по форме экономическими, они сразу становятся политическими. Между государственным капитализмом и социализмом нет промежуточной ступени, есть один лишь шаг — установление диктатуры пролетариата. — Это отступление в теорию. Однако……

Факты, приведённые в настоящей подборке, говорят о том, что вместе с обострением экономического кризиса, обостряются классовые противоречия, а вместе с ними и классовая борьба. Близится решительная схватка. Как никогда важным становится соединение рабочего движения с революционной теорией, что является задачей ПРОЛЕТАРСКОЙ ПАРТИИ. Приходится, к сожалению, констатировать, что процесс формирования такой партии серьёзно отстаёт от потребности живого рабочего движения в политическом авангарде.

Товарищи рабочие! Буржуазные паразиты — временщики! Организуйтесь для классовой борьбы с ними!

Учитесь марксизму, большевистской революционной практике и несите эти знания в массы!

Создавайте рабочие организации от завода до Страны! Учитесь, овладевайте всесторонними организационными навыками!

Учитесь бороться с классовым противником с учётом реальной обстановки! Победа будет за нами!!!

Ведите тщательный учёт всех изменников, паразитов, грабителей, классовых палачей, насильников и их преступлений! Им не уйти от классового возмездия! Справедливая кара неизбежно настигнет их в любом уголке Планеты! Нет и быть не может для их преступлений срока давности!…

Из листовки Союза рабочих

Май 1998 года