Рабочее движение в России

Коварный сговор классового врага

Примаков внёс, а Ельцин  и Госдума одобрили проект Совместного заявления “О мерах по обеспечению общественно-политического согласия в стране…”

Эта инициатива российской буржуазии является очередной стандартной уловкой с целью:

 

-   сплотить президентские буржуазно-фашистские силы и усилия буржуазной “оппозиции” для борьбы с нарастающими волнениями пролетариата;

-   в очередной раз попытаться одурачить незрелое рабочее движение, приглушить остроту нарастающей классовой борьбы враньём о необходимости абстрактного перемирия “для спасения страны” от обвального экономического кризиса. Буржуазные паразиты, ограбившие простой народ до нитки и развалившие страну до основания, призывают ограбленных и обманутых смириться и не вести борьбы с буржуазным бандитизмом. Хотя логика нормального человека говорит о том, что социальный грабёж можно остановить только путём основательной ликвидации классового паразитизма как явления и уничтожением источников и условий его возрождения.

Таким образом, буржуазия предлагает низам потерпеть до выборов, чтобы дать ей возможность переформировать и укрепить свои позиции и силы для сохранения сложившейся милой для неё системы классового паразитизма. Именно это буржуазия называет “согласием”.

Для тех же, кто не согласен с положением бесправного раба, уже заготовлен указ о политическом экстремизме…

Но не может быть “общественно-политического” согласия в стране, где рабочий бесправен и не получает зарплату, где нечем кормить детей, нет возможности обеспечить старость родителей, где спад промышленного производства превышает 50%, где рождаемость стала самой низкой в мире, … и т. п. Так что социально-преступного “общественно-политичес­кого согласия” быть не может.

Для спасения страны и народа необходимо всех господ-паразитов отправить на политическое кладбище и установить диктатуру пролетариата, которая остаётся необходимой вплоть до построения КОММУНИЗМА. Этого пролетариат может добиться только путём революционной борьбы и установления власти рабочего класса.

Рабочие! Помните!

Буржуазные кровососы любой масти никогда добровольно не встанут на сторону интересов рабочих. Любая инициатива со стороны этих господ-паразитов будет направлена против ваших интересов. Поэтому к любому нововведению с их стороны нельзя питать ни малейших иллюзий, чтобы не потерять времени и не оказаться в ловушке.

Для каждого рабочего это должно стать естественной защитной реакцией, реакцией нормального человека, должно стать защитным иммунитетом против ядовитых укусов господствующего бешеного зверья и всех разновидностей пресмыкающихся!!!

 

Съезд рабочих организаций
Сибири и Дальнего Востока

23 января в городе Анжеро-Судженске Кемеровской области (в Кузбассе) прошёл съезд рабочих организаций Сибири и Дальнего Востока. О необходимости проведения такого съезда шахтёры и другие участники рельсовой войны 1998 года приняли решение практически сразу после окончания блокады Транссиба. Но усилиями буржуазной власти и разного рода буржуазных “патриотов” — “пятой колонны” в рабочем движении — попытка провести съезд в октябре 1998 года была сорвана.

Рабочие уже осознают, что всякие благие надежды на “хорошее правительство” Примакова и на смену президента в результате импичмента являются сказкой для недоразвитых. Что благоприятных социальных изменений можно достигнуть только в результате упорной и целеустремлённой классовой борьбы. Что для серьёзной классовой борьбы необходимо организоваться всерьёз и надолго.

Основное содержание съезда отражено в выступлениях делегатов Ю. Михайлова и В Маланьина. Съезд проанализировал практический опыт выступлений рабочих за свои права в 1998 году.

На съезде был избран Совет трудящихся Сибири как постоянно действующий руководящий орган рабочего движения Сибири и Дальнего Востока. Съезд постановил войти в состав Всероссийского Совета Трудящихся, чтобы иметь возможность координировать борьбу рабочих на уровне страны.

О СОСТОЯНИИ РАБОЧЕГО ДВИЖЕНИЯ В РОССИИ, ЕГО РОЛИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ, КОНСОЛИДАЦИИ СИЛ. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ

Идея созыва съезда рабочих Сибири родилась в период майско-июльской рельсовой войны 1998 года. А потребность объединения рабочих в борьбе за свои права существует и усиливается на протяжении всех кризисных лет. В какой-то степени задача объединения решалась профсоюзами, рабочими и забастовочными комитетами, координационными советами, но мы должны признать, что решалась недостаточно. В результате нет регулярных солидарных действий рабочих, их решающего влияния на жизнь городов, регионов, страны, на работу исполнительных и представительных органов. И сегодня задача консолидации рабочего движения, придания ему более организованного  и решительного характера — на повестке нашего съезда.

1998 год стал переломным в том отношении, что первостепенное значение приобретают политические требования рабочих и действия их становятся более решительными и непредсказуемыми.

За несколько весенне-летних месяцев блокирование железных дорог прочно вошло в арсенал средств борьбы тысяч рабочих за коренное изменение условий жизни и труда. Что это означает? А то, что на продолжение ущемления прав, на снижение жизненного уровня до критической отметки работники почти одновременно в ряде регионов страны ответили переходом Рубикона законности.

Но рабочие перешли этот Рубикон не только фактически, но и психологически. “Мы смогли однажды, сможем и всегда. Для них закон не писан — значит не писан и для нас”. А в том, что вспыхнула рельсовая война, виноваты те, кто создал условия для беспредельного грабежа рабочих и разорения населения.

Одним из главных событий 1998 года стало массовое политическое выступление трудящихся 7 октября. Оно подвело окончательный итог: “Ельцинские реформы провалились полностью!” Рельсовые войны, протестное движение трудящихся, то есть нежелание низов жить по-старому, давление оппозиции в Госдуме, осознание банкротства монетаристской политики верхами — то есть верхи не могут управлять по-старому, привело к перемещению власти чуть влево. В результате умеренная оппозиция, полностью доверяющая Примакову, Тулееву и т. д., переместилась как бы вправо. Вот как изменилась политическая ситуация и соотношение сил.

Сейчас многие “бывшие” вновь начинают “краснеть”. Ведь политическая ситуация изменилась в пользу противников ельцинских реформ. Новая “розовость” обещает дивиденды в виде удобных и влиятельных мест и принадлежности к региональному истеблишменту — правящей  и привилегированной группе буржуазного общества. Но, главное, “розо­вость” делает умного, опытного, делового, но хитрого чиновного политика “своим” в умеренно-оппозици­онной среде, а это можно использовать для постепенного перевода дезориентированной массы в русло оппозиционной политики. Разумеется, используя эту тактику, можно победить и в выборной кампании. Поэтому рабочие должны быть бдительными, поддерживать стоит только проверенных товарищей. В первую очередь стойких, грамотных рабочих. Изменившаяся политическая ситуация позволяет сегодня людям умеренных и переменчивых взглядов, умеющих услужить авторитетной власти, занять ключевые места в госаппарате. Им уже не нужны протесты, забастовки и блокирования оголодавших рабочих и служащих. Они обязуются улучшить условия жизни, это при продолжающемся-то грабеже и фактической власти спекулятивного и криминального капитала.

Да, умеренные, среди которых немало опытных чиновников, могут сделать кое-что для жизнеобеспечения городов сегодня, но, решая сиюминутные задачи, тормозя народный протест против паразитического строя, обездолившего работника и его семью, они не изменят нынешних основ жизни, давно опостылевших. И многие отчаявшиеся рабочие соглашаются больше не бузить, не бунтовать, а помочь убрать, затолкать подальше лидеров протестного движения и терпеть, терпеть, терпеть…

Приход Примакова, проповеди с лозунгом “Теперь засучим рукава” Тулеева, других губернаторов, мэров центристского типа умиротворяюще подействовали на многих. Вдруг эти мужики и в самом деле — спасители работяг, которым нужно помочь вытащить воз. Так захотелось всем вместе, как встарь, налечь и почувствовать, как он пошёл… А он не идёт. Самые решительные рабочие, здесь таких немало, сразу заявили: “Не пойдёт!” Потому что это правительство всерьёз не тронет ни банкиров-ростовщиков, ни олигархов-шуле­ров, ни чиновника-взяточника. Потому что это правительство не решится взять в свои руки главные экономические рычаги, национализировать крупнейшие банки, вернуть государству базовые отрасли экономики, изъять деньги у ворократов и вложить их в производство. Это правительство не обратится за поддержкой к рабочим, производственным коллективам. Это правительство не потребует ультимативно, под угрозой засудить, засадить за решётку, от предпринимателей соблюдения буквы закона. Но утверждающих это рабочих пока немного. Ещё меньше тех, которые хотят готовить новую волну народного протеста, способную свалить режим и поддержать решительно настроенные левые силы. Посмотрите, в каком состоянии координационные советы трудящихся сегодня. Они прозябают, существуют формально, бесцельно, они плохо организованы, у них ослабли, одрябли мышцы. Вопрос организации нужно поставить первоочередным на повестку дня.

Между тем, жизнь очень быстро избавляет людей от иллюзий: растут цены и безработица, продолжается общее падение производства, уровень жизни снижается, и завтра снова понадобятся лидеры, боевые органы руководства протестным движением. Если мы не укрепим Советы, то кто станет во главе колонн? Профсоюзы? Но ведь без натиска, напора тех же Советов, опирающихся на боевую часть рабочих, профсоюзы не поднимаются до политических лозунгов и тем более до серьёзной политической борьбы.

Сейчас забродила в головах рабочих лидеров синдикалистская идея: только профсоюзы выражают интересы рабочих и защищают эти интересы, ни с какими союзниками профсоюзы не должны связываться. Между тем, практика показывает, что профсоюзы очень часто в ущерб интересам рабочих идут на соглашение с предпринимателями и властями. Нет у профсоюзов самостоятельной политической программы, по которой можно было бы рабочим выстроить выгодную рабочим структуру общества и установить в нём справедливый характер отношений. Если рабочий будет тешиться профсоюзными иллюзиями и не посмеет бороться за политическую власть, то её по-прежнему будут удерживать противоположные силы, чтобы всеми путями обирать работника и держать его в узде. Сознательный рабочий должен подняться до политического осознания происходящего, а для этого он должен учиться политике. Рабочему, который понял, что это необходимо, придётся засесть за книжки, в том числе — марксистские, где объясняется механизм эксплуатации рабочих, грабежа прибавочной стоимости и роль в этом рынка. Эти книжки писались на основе изучения жизни рабочих и их борьбы с предпринимателями в буржуазном государстве, в них опыт полуторовековой борьбы пролетариата, а мы не только не изучаем его, но и даём возможность опошлять всякой сволочи, сосущей кровь из рабочего.

На коньке экономических требований и профсоюзно-предпринима­тельских соглашений мы ездим уже который год. Далеко уехали? Если активные рабочие  действительно хо­тят что-то изменить, им всё равно придётся выбирать политическое направление и политических союзников. Уже сейчас нужно задуматься. Кто и что после Ельцина? Ведь ещё Парижская Коммуна доказала, что рабочий класс не может просто овладеть государственной машиной, выбрав свой парламент, своего президента, губернатора, мэра, и пустить её в ход для своих собственных целей, что надо не передать из одних рук в другие бюрократически-военную машину, а сломать её и создать новую, работающую на трудящихся. Выбрав “своих” главами, губернаторами, парламентариями, мы вовсе не устанавливаем свою власть, а приспосабливаемся к существующей. Власть не взять всерьёз, не удержать её без участия рабочих, без поддержки трудящихся. Значит нам необходимо активно содействовать ускорению становления пролетариата в стране как мощного сплочённого класса, содействовать идейному созреванию авангарда рабочих. Без этого нельзя сделать и первого шага к победе.

Что мы получим без решения идейной политической ориентации авангарда трудящихся? Мы получим то же, что и в 1989 г. — новый демократический всплеск, новые демократические иллюзии.

Долго удержаться на этом скользком этапе нельзя. Всё равно придётся решать дилемму: через диктатуру трудящихся к приемлемому обществу или через “кисельный” демократизм к жёсткой буржуазной диктатуре. Направить общество по первому пути без подготовленного рабочего авангарда, способного влиять на всю массу трудящихся, невозможно.

Что же делать?

Навёрстывать и навёрстывать упущенное по решению первой задачи — политического самообразования рабочих вожаков, политической ориентации передовой, активной части рабочих. Сделать на этом главный акцент, привлечь к нему лучшие силы, самых подготовленных, грамотных людей, информационные средства, открыть рабочие кружки и клубы.

Второе: готовить и подводить трудящихся к решительным действиям через выборные кампании, акции протеста. Скоро весна. Новая протестная акция должна быть мощнее всех предыдущих. Решение этой — второй задачи требует также организационного укрепления координационных советов трудящихся, установления устойчивой связи между ними в Сибири и России и координации наших действий. На повестку сегодняшнего съезда как раз и вынесен вопрос о консолидации сил в рабочем движении. Мы можем разойтись в каких-то взглядах, но положить начало объединению наиболее активной части рабочих. Создать координационный центр движения мы сегодня должны.

Вместе победим!

Юрий Михайлов,
член оргкомитета         г. Берёзовский

Последние пять-шесть лет, наверно, не было ни одного дня, чтобы акции протеста не проводились на территории России.

Но при всём разнообразии акций, у них было одно объединяющее качественное начало или один политический критерий: все они носили протестный характер по отношению к режиму, а термин “борьба” применим к ним лишь постольку, поскольку данный протест является борьбой рабочих за свои экономические права, которые в конечном итоге были сведены к праву на своевременное получение заработной платы.

Я ещё раз хочу подчеркнуть, что имел и имеет место протест, но не борьба. Именно по отношению к режиму. Это два разных понятия. Если задача протеста — быть услышанными, а цель — надежда, что услышат вопли негодования, и режим одумается, изменит своё отношение к протестующим, то борьба — это целенаправленное действие, направленное на устранение режима, и борьба ведётся до достижения поставленной цели.

В качестве примера хочу привести блокаду транспортных магистралей. И хотя по форме и по характеру эта акция напоминала борьбу, в требовании пикетчиков была включена отставка Ельцина, но после того, как выдавалась месячная заработная плата, а тем паче — если двухмесячная — акция прекращалась.

Между тем, именно рабочие должны осознать чётко и ясно, что идёт самая настоящая гражданская война между режимом и народом, которая носит пока ещё скрытый характер, то есть не вылилась в открытое сражение. Но жертвы этой войны исчисляются десятками миллионов человек. Это и  безработные, это наши сыновья-наркоманы, наши дочери-проститутки, это — деквалификация специалистов и люмпенизация населения, это — рабы, бесплатно работающие месяцами и годами, это самоубийцы, не выдержавшие этой скотской жизни. Это — погибшие в производственных авариях и техногенных катастрофах, в борьбе с режимом и межнациональных конфликтах.

Только при осмысленном и твёрдом понимании, что режим находится в состоянии войны с собственным народом, и в первую очередь — с рабочими, придёт осознание бессмысленности протестов и необходимости борьбы с антинародным режимом не на жизнь, а на смерть. Как бессмысленен протест бойцов в окопах к стремящемуся уничтожить их врагу, так бессмысленен и протест к режиму, уничтожающему свою страну и свой народ. Поэтому цель рабочих — не протестовать против режима, а бороться с ним до его полного уничтожения.

Главной причиной того, что все акции шахтёров в стране не достигли желаемых результатов, и не только шахтёров, но и других рабочих, явилась разобщённость их выступлений. В стране не нашлось политической силы, которая бы взяла на себя ответственность за организацию и объединение рабочего движения и возглавила бы эту борьбу. Эта ситуация, пока у власти Ельцины, Тулеевы, а в главных оппозиционерах — Зюгановы, не изменится. Поэтому рассчитывать рабочие могут только на самих себя. Сама жизнь показала, что разрозненные выступления рабочих бессмысленны и опасности для режима не представляют.

Практика последних лет борьбы рабочих, в том числе и в Кузбассе, высветила их гордое одиночество во всём спектре классовых сил, партий и движений. Это продемонстрировало, что подавляющее большинство, за отдельными исключениями, партий и движений оказались либо врагами рабочих, либо пособниками антинародного режима.

Какие бы я хотел сделать выводы, чтобы они были понятны присутствующим?

Первое. Свои права и интересы рабочие могут отстоять только в борьбе.

Второе. Цель этой борьбы — установление власти рабочих в форме Советов трудящихся снизу доверху: от трудовых коллективов до общегосударственного уровня. То есть трудовые коллективы создают Советы рабочих на предприятиях, Советы рабочих предприятий на своих конференциях создают Советы рабочих городов и районов. Советы городов и районов создают Советы рабочих краёв и областей. А последние создают Всероссийский Совет рабочих.

Третье. Обязательное и необходимое условие победы в борьбе — это единство рабочих. Добиться этого единства в практической борьбе.

Никакого доверия ни одной партии, ни одному движению, ни одному политику, ни одной власти до тех пор, пока их лозунги, заверения, призывы и обещания не будут подтверждены конкретным участием в борьбе рабочих, плечом к плечу с несением всех тягот классовой борьбы.

Виталий Маланьин,
шахтёр из г. Гурьевска Кемеровской области.