Классовый террор в Казахстане

Политические репрессии не остановят развития борьбы молодёжи и рабочего движения против реакционного режима

Углубляющаяся контрреволюция, шествуя по Казахстану в самых разнузданных формах, продолжает разрушать производство. Крупнейшие предприятия базовых отраслей промышленности попадают за бесценок в руки транснациональных корпораций. Такая участь постигла Карагандинский металлургический комбинат, большинство шахт, Усть-Каменогорский полиметаллический комбинат, Актюбинский хромовый и ферросплавный комбинаты, а также многие другие крупные промышленные предприятия и крупнейшие электростанции. Таким образом, за несколько лет эти гиганты отечественной промышленности, строившиеся всей страной, были разбазарены.

 

Иностранный капитал завладел несколькими десятками месторождений редкоземельных металлов мирового значения. Правящая в Казахстане буржуазия ради продажи государственных объектов меняла законодательство республики, превращая её в банковскую и вводя президентский фашистский режим.

Параллельно с уничтожением целых отраслей промысленного производства и развалом сельского хозяйства, печальная участь постигает города, возводившиеся под крупный завод или комбинат. Наиболее характерны из них Темиртау, Кентау, Рудный и т. п. Всего в Казахстане более шестидесяти таких городов. Зато при всём этом развале и деградации “построена” новая столица в пустыне. Новоявленный казахстанский Пётр I заявляет, что в Казахстане нет бедных и голодных.

Но трудовой народ не хочет умирать молча. По республике прокатилась мощная волна выступлений протеста. Таковы грандиозные выступления 1 МАЯ прошедшего года в Петропавловске, Павлодаре, Усть-Каменогорске, походы горняков Кентау на Акмолу (Астана) во время презентации столицы, выступления шахтёров Караганды 1 августа прошедшего года, где на многотысячном митинге шахтёров, рабочих и пенсионеров были выдвинуты требования отставки президента Назарбаева и его правительства, причём это мероприятие проводилось по инициативе коммунистов, Рабочего Движения и Независимых профсоюзов. С подобными лозунгами выступали пенсионеры в Кустанае под руководством движения “Поколение” в июне прошедшего года.

Такие выступления происходят по всей республике.

По мере усиления и обострения классовой борьбы раскручивается и маховик политических репрессий. По решению областного суда Южно-Казахстанской области был запрещён Свободный профсоюз горняков г. Кентау, а также возбуждены уголовные дела против “зачинщиков” похода на столицу 1 июня прошедшего года. Шесть статей УК инкриминируется руководителю профсоюза Геннадию Никитину. Прокуратурой приостановлена также деятельность ряда общественных организаций, в том числе Рабочего Движения “Солидарность”, лидер которого коммунист Мадэл Исмаилов был арестован и осужден на 1 год заключения. За активные выступления шахтёров 15 суток отсидели секретарь Карагандинского обкома КП Казахстана Виктор Желиба и секретарь Ленинского райкома КП Казахстана г. Караганды Александр Бондаренко. Против последнего также возбуждено уголовное дело. Преследованиям подверглись также другие активисты рабочего, коммунистического и молодёжного движения.

Целая операция была проведена спецслужбами Казахстана (КНБ) по недопущению комсомольского съезда в Акмоле (Астана).Делегатов выгнали из гостиницы, перетряхнув все сумки и вещи, сломав диктофон и украв аудио и видеокассеты у освещавших события журналистов. Делегатов, следовавших на съезд, снимали с поезда и держали в “клетке” более семи часов.

Однако никто не отчаивается, и борьба с реакционным режимом продолжается и развивается.

Ниже мы публикуем документы, предоставленные Комсомолом Казахстана.

 

ЦЕНТРАЛЬНОМУ КОМИТЕТУ КП КАЗАХСТАНА

ЦЕНТРАЛЬНОМУ КОМИТЕТУ ЛКСМ РЕПСУБЛИКИ КАЗАХСТАН

ВСЕМ ОБКОМАМ И ГОРКОМАМ КП КАЗАХСТАНА

ВСЕМ РЕГИОНАЛЬНЫМ ГРУППАМ

ЛКСМ И ДЕЛЕГАТАМ ОЧЕРЕДНОГО СЪЕЗДА

От Западно-Казахстанской группы ЛКСМ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН и от парторганизации “МО­ЛОДОЙ КОММУНИСТ” при ЗАПАДНО-КАЗАХСТАНСКОМ ОБКОМЕ КП КАЗАХСТАНА

ОБРАЩЕНИЕ

Мы, молодые коммунисты и актив комсомольской организации города Уральска с горечью и недоумением встретили известие об официальном вхождении Комсомола Республики в состав т. н. Ассоциации “Молодёжь за будущее Казахстана”, которая создана по инициативе администрации президента. Сначала многие товарищи восприняли данную информацию как слухи, но затем появились материалы в буржуазной прессе, которые подтвердили эту информацию. Спрашивается, как же могла первый секретарь ЦК ЛКСМ РК своим волевым решением ввести всю организацию в эту гнилую тусовку байских сынков, наших ярых врагов?! На чём же основывалась Ольга Пшенина, когда подписывала общие документы и пользовалась поддержкой Либеральной партии Бисенбаева, бывшего советника президента, не раз заявлявшего, что “коммунистов надо вешать!”? Этим глупейшим шагом (а может быть — специальным) мы дискредитированы и облиты грязью с ног до головы а жёлтым СМИ дали возможность, красиво потирая ручки, выставлять нас круглыми дураками! Теперь каждый каэнбэшный стукач и мелкий чиновник может, смеясь, показывать в нашу сторону пальцем и говорить: “Это наши люди”.

Результаты уже начали сказываться. Так, ряд сочувствующих нам групп после таких более чем сомнительных шагов Алма-атинских “то­варищей” стали относиться к Комсомолу весьма скептически.

А какие, спрашивается, акции протеста организовала Ольга Пшенина и Алма-атинские товарищи в связи с арестом лидера Рабочего Движения Казахстана Мадэла Исмаилова, преследованием Юрия Винькова, задержания члена ЦК ЛКСМ РК Виктора Желибы и судом над уральскими комсомольцами? Ответ напрашивается сам собой — никаких! Видимо, дружба с президентскими либералами важнее и дороже.

Естественно, никакого информационного бюллетеня учреждено не было. Более того, ни мы, ни ребята из Акмолы, Караганды и других городов так и не могут выйти на давно якобы пропавшую Ольгу Пшенину. Но “если гора не идёт к Магомеду, то Магомед идёт к горе” — во всяком случае Съезд Комсомола должен расставить всё по своим местам. И если Ольга Пшенина не хочет выглядеть предательницей, то она должна официально выйти из “Ассоциации”, в противном случае должен быть поставлен вопрос о её членстве в ЛКСМ.

Мы предлагаем вынести следующий перечень вопросов:

  1. о переизбрании первого секретаря ЦК ЛКСМ РК;
  2. о демонстративном выходе из всех “Ассоци­аций” и о разрыве всех соглашений с буржуазными партиями;
  3. об изменении места нахождения ЦК КОМСОМОЛА РЕСПУБЛИКИ.

ТОВАРИЩИ! НЕ ДАДИМ ТАКИМ ВОТ ОБРАЗОМ ПОХОРОНИТЬ МОЛОДЁЖНОЕ КОММУНИСТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ В КАЗАХСТНАЕ!

ПРОЯВИТЕ СВОЮ ЧЁТКУЮ РЕВОЛЮЦИОННУЮ ПОЗИЦИЮ!

Секретарь парторганизации “МОЛОДОЙ КОММУНИСТ”                    Оксана Терновская

 

Секретарь Западно-Казахстанско­го обкома ЛКСМ РК      Айнур Курманов

 Из “клетки” прямиком в “Дом Демократии” или как 35 комсомольцев террористами стали

Много парадоксов знала история очень суверенного Казахстана, но такой поразительной истории ещё не видывала.

Так, решили собраться 22 августа добры молодцы, молодые коммунисты из разных уголков республики в стольном городе Астане, как нынче его величают, на свой учредительный Съезд, и обсудить вопросы многие. Как жить, например, как бороться и отстаивать права свои. И хотели они всё в легальной форме провести, дабы закон соблюсти и власти не обидеть. Заранее ребята из оргкомитета по проведению данного мероприятия договор заключили с администрацией гостиницы “Турист” г. Астаны, арендовали помещение для проведения собраний, т. е. всё как положено. Да, видно, ошиблись, не того, очевидно, официальные власти хотели. Скорее всего это мероприятие прошло бы даже незамеченным, если бы не прецедент и ажиотаж, которые очень строгие органы сами же и создали. Мы же и не думали, что нам устроят такой “выкрутас”, так сказать “тёплую встречу”.

В это время автор этих строк был в дороге. Всё начиналось, как в кинодетективе, и я никогда бы не подумал, что это может произойти со мной, с человеком и гражданином двадцати одного года от роду, едущего в поезде Киев — Астана. Уже на подъезде к незабвенной новой столице подсели ко мне четыре человека в штатском. Трое из них представились сотрудниками ЛОВД, четвёртый же наиболее видный из них, назвался “простым стажёром”, как потом выяснилось, оказался работником КНБ, и попросили меня предъявить документы и содержимое вещей. После проверки они потребовали пройти с ними в соседний вагон, объявив, что я задержан для выяснения личности (!). Естественно, никакого протокола досмотра не составили и вели себя весьма грубо и нагло, а на вопросы пассажиров “Куда парня уводите?” отвечали площадной бранью. По прибытии в Астану с поезда меня сняли не на перрон, где меня встречали товарищи, а вывели на другую сторону и через пути отконвоировали прямиком в дежурную часть вокзала. Тут я увидел впервые, как экстренно составляются протоколы. Больше всего я, конечно, беспокоился, как бы чего не подкинули мои попечители, чтобы “ради гостеприимства” не оставили ещё “отдохнуть”.

Не обнаружив ни “травки”, ни боеприпасов, они всё же заперли меня в “клетку” опять таки для выяснения моей личности. Аж семь часов продержали, покуда среди ночи не прибежал подполковник, начальник ЛОВД ст. Астана и собственноручно не вывел из столичного “обезьянни­ка”, торжественно объявив, что я свободен, и принеся извинения. Поведение сотрудников милиции резко изменилось. Предложили даже довести меня на машине, от чего я отказался. Пришлось с яркими впечатлениями после “клетки” идти в “Дом Демократии”, где располагаются помещения партий и движений. Случай этот поистине анекдотичный и показательный.

Но на этом, читатель, злоключения мои не кончились, ибо там меня поджидали несколько сотрудников УВД и один ст. лейтенант отдела по связям с общественными организациями, которые хотели препроводить меня в своё ведомство. И только  вмешательством секретаря Акмолинского обкома КП Казахстана Кенеса Байгабулова и других товарищей меня удалось отстоять.

Тут я узнал историю, которая произошла с остальными ребятами вечером 21 августа. Делегаты девяти регионов республики уже съехались и разместились в гостинице “Турист”. Однако “очень строгие” органы применили известные меры давления на администрацию этого учреждения, после чего появился коммерческий директор и разорвал подписанный ранее договор, выставил тем самым ребят на улицу. Перед этим наши попечители не придумали ничего лучшего, как подогнать к зданию автобус с ОМОНом и наполнить гостиницу сотрудниками с рациями. Долгое время ребят не пускали в номера за вещами, а потом оказалось, что всё там было перетряхнуто вверх дном. Многие не досчитались документов и литературы, а у журналистки Ларисы Калининой сломали диктофон и украли видео и аудиокассеты. Но это ещё не всё. Три десятка ребят сопровождали к злополучному “Дому Демократии” несколько иномарок, в которых господа в штатском, как бы издеваясь и смеясь, снимали видеокамерами и фотографировали.

У самого же “Дома Демократии” уже ждал его директор, который доверительно рассказал, что ему с утра звонил акши (городской голова), велевший запретить комсомольцам какие-либо сборы в общественном центре, однако он всё же пропустил цепочку “нелегалов” в кабинет обкома КП Казахстана. Был уже вечер. Товарищи включили свет, музыку, некоторые поехали встречать меня на вокзал, и уже в полночь вся группа делегатов скрытно через чёрный ход ушла на заблаговременно подготовленную и “незасвеченную” квартиру.

Как выяснилось, отдел по борьбе с терроризмом при КНБ, который опекал нас, потерял нас из виду и сбился с ног, разыскивая пропавших. Работники названной спецслужбы ночью подняли с постели секретаря обкома КП Казахстана Кенеса Байгабулова и председателя фонда поддержки молодёжи Таласа Сагимбаева, требуя сказать, куда они спрятали ребят. Кроме этого, оказывается, за трое суток до мероприятия на имя комсомольских лидеров Астаны Вадима Муратова и Сергея Волобуева пришли многочисленные повестки в УВД, Прокуратуру и КНБ.

Пришлось проводить Съезд на квартире. В час ночи был открыт Учредительный съезд Комсомола, выбраны новые руководящие органы, принято заявление о политических репрессиях в Казахстане, где указывалось на факты преследования лидеров Рабочего Движения М. Исмаилова и Ю. Винькова. Первым секретарём был избран бывший “узник”, автор этих строк.

Всё бы ничего, но с какой стати были потрачены деньги налогоплательщиков? Ведь было задействовано не менее сотни штатных и внештатных сотрудников УВД, КНБ и ОМОНа. Несколько десятков мужчин непосредственно участвовали в шумной операции. Силы и средства отдела КНБ по борьбе с терроризмом были брошены на несколько десятков молодых коммунистов, которых боевиками ну никак не назовёшь. Либо это насмешка или карикатура на систему безопасности республики, либо государственная политика, ориентированная на подавление мирных инициатив общественных организаций и групп граждан. Во всяком случае в Конституции Казахстана записано право на проведение собраний, тем более в закрытых помещениях. Подвергать же опасности чьё либо здоровье, поверь, читатель, мы не собирались.

Причём всестороннее давление оказывалось и со стороны таких структур, как отдел внутренней политики городского акишата (мэрии) Астаны и министерства информации и общественного согласия. Что примечательно, огромный интерес к нам проявил чиновник названного ведомства, курирующего молодёжную политику и инициировавшего создание Ассоциации “Молодёжь за будущее Казахстана”. Сразу появляются вопросы: “Что, государственные органы ввели монополию на молодёжные организации? Теперь вообще нельзя проводить мероприятия неправительственных групп, не попав при этом в списки террористов?” Это очень важная тема, ибо попытка заткнуть рот молодёжи и проводить в её отношении политику бюрократического окрика и приказа, становится нормой для нынешних властей республики.

Время выступлений немощных пенсионеров подходит к концу. Будущее подтвердит это. Во всяком случае ребята остались довольны и с ещё большей уверенностью в правоте своих идей разъехались по регионам.

Только вот, как правило, у нас за фарсом обязательно следует трагедия и, видимо, развязку этой истории “очень строгие” органы готовят нешуточную. Возбуждено уголовное дело против лидера Акмолинских комсомольцев Сергея Волобуева, да ещё обещали высокие мужи из прокуратуры на 15 суток засадить за выступления от имени незарегистрированной организации, чтобы неповадно было. Уже отсидел 15 суток молодой секретарь Карагандинского обкома КП Казахстана, участник съезда Виктор Желиба, льются обильные угрозы в адрес других ребят. Видать, это только начало.

На обратном пути в поезде вроде бы всё было нормально. Проверяли, правда, несколько раз лица в штатском документы и перетряхивали содержимое единственного чемоданчика, но не задерживали. Грустно было наблюдать через окна вагона разгромленные заводы среди степей, пустые глазницы заброшенных домов, развалины ферм и серые исхудавшие существа, не похожие на людей, плетущиеся вдоль линий ос своими тележками и баулами. Злость и недоумение охватывали меня. И два вопроса не дают мне покоя. Как же это мы дали довести себя до такого скотского состояния? Не лучше ли умереть стоя чем вечно жить на коленях? Я и мои товарищи сделали выбор! А вы?

Айнур Курманов                 3.09.98 г.

ДОРОГИЕ УРАЛЬЦЫ!

Ушёл из жизни молодой 28-летний парень КОЛОКОЛОВ СЕРГЕЙ. Вы знаете его по известному в 1997-1998 г.г. судебному делу “О надписях”.

Коммунисты и адвокаты требовали от суда и правоохранительных органов изменения меры пресечения, освобождения из-под стражи, учитывая его физическое состояние.

Но многомесячное содержание в СИЗО, его условия, о которых сообщали газеты многих стран мира, не прошло бесследно.

Память о СЕРГЕЕ КОЛОКОЛОВЕ, как о человеке неравнодушном и страдающем за человеческую боль и восстающем против несправедливости и отдавшем на этом пути жизни останется в наших сердцах.

Мы выражаем родным и близким, друзьям и товарищам СЕРГЕЯ глубокие соболезнования и заверяем, что его дела и стремления будут продолжены.

ЗАПАДНО-КАЗАХСТАНСКИЙ ОБКОМ КОМПАРТИИ КАЗАХСТАНА

ПИСЬМО ИЗ НЕВОЛИ

Здравствуй, дорогая мамочка! Как ты себя чувствуешь? Всё ли хорошо дома? Как с работой? Посещаешь ли ты наших товарищей?

У меня всё хорошо и хорошие сокамерники. Сидим, разговариваем на разные интеллектуальные и жизненные темы. Друг друга понимаем. Настроение, вроде, нормальное. Правда, сначала скучал по дому, а потом адаптировался. Но скажу так: “Всю вселенную обошёл, лучше дома не нашёл”. Хочется встретиться с тобой. Был у меня адвокат. Если хочешь что узнать, спрашивай у него или у наших. Кстати, как поживают наши товарищи? Передавай им пламенный революционный привет, особенно Зинаиде Прокофьевне и Регине Аркадьевне. Здесь страшные порядки с куревом, а вообще ты можешь приходить каждый день и покупать здесь в магазине.

Если сможешь, принеси брошюры Ленина и Энгельса.

За меня не переживай, будь с нашими товарищами. Держись и знай: мы победим!

Большой привет нашим соседям по подъезду. Готовьтесь к суду. Моим друзьям привет, если увидишь.

Ну ладно, много воды лить не буду.

До свидания, дорогая мамочка.

Только в борьбе можно счастье найти.

Каждый готов до победы идти.

Поддерживай связь с адвокатом и в обкоме.

1.10.97 г.

Твой сын Сергей

Да, ещё. У меня снова обострилась болезнь. Мне нужна срочно консультация уролога, т. к. я состою на учёте у данного врача. Поговори об этом с моим адвокатом и с Региной Аркадьевной. А также консультация невропатолога.