Закономерный крах "шведского рая"

Сверхприбыли капиталистов крупнейших предприятий Швеции привели к значительному накоплению капитала в банках. Пользуясь стихией финансового рынка, банки в свою очередь получили возможность и стали выделять неограниченное количество денег на различные рискованные коммерческие операции. Больше всего шведские банки стали вкладывать средства в спекуляцию недвижимостью на европейском рынке — в Лондоне, Париже и так далее.

 

В 1989-1990 годах были вообще отменены какие-либо ограничения на спекуляцию. До 10% валового национального продукта ежегодно вывозится из страны. В Европе шведские инвестиции были вдвое выше японских и американских, вместе взятых. В этот период «шведский рай» достиг своего невиданного расцвета. Средства массовой информации взахлеб трубили тогда о вечном буржуазном «рае» для всех при достижении определенной гармонии в развитии капитализма. Именно тогда получил широкое распространение миф о «шведской модели социализма» без классовой борьбы угнетенных, без революционных потрясений, без насильственной экспроприации буржуазии. Однако этот миф просуществовал недолго.

К 1990 году начался развал рынка недвижимости в Европе и затем наступил банковский крах в Швеции. Цены резко поползли вверх, а надежность шведских банков стала стремительно падать. Множество банков, среди них был даже государственный банк «Норд-банкен», стали нести огромные убытки и им грозил крах.

В этой критической ситуации на помощь шведским банкам пришло государство. На государственном уровне была создана специальная «банковская неотложная помощь», которая, используя налоговые бюджетные поступления (этот «шведский опыт» использовала и продолжает использовать российская буржуазия. Это является обычным приемом любого буржуазного государства в подобной ситуации. Ред.), стала спасать банки от разорения. В общей сложности на спасение банковских финансовых спекулянтов из государственного бюджета было потрачено более 100 миллиардов крон.

Эти деньги банки пустили в оборот и извлекли для себя большую сверхприбыль. Однако свой долг государству банкиры возвращать не собирались и не собираются.

«Потери при капитализме всегда обобществляются, а прибыли остаются частными». Эту горькую правду реально и сполна сегодня познали простые шведы. Об этом открыто говорит даже буржуазная пресса.

После проведения налоговой реформы эти финансовые затраты на спасение банков были списаны как дефицит государственного бюджета. Дефицит бюджета с 1990 по 1993 год составил 200 миллиардов при пополнении бюджета на уровне 74 миллиардов крон. Наибольший размер дефицита составил примерно 30% от общей суммы бюджета.

Ссылкой на дефицит государственного бюджета буржуазная власть пытается оправдать перед народными массами дополнительный грабеж трудящихся. Шведский монополистический капитал значительно урезал ассигнования на социальные нужды и общественное развитие. Политическая маскировка буржуазного паразитизма, оправдание грабежа трудящихся, то есть оболванивание народных масс, — главная задача политических партий, включая социал-демократов, обслуживающих интересы капитала. Этой цели служит вся буржуазная пропаганда. Формируя дефицит государственного бюджета, капиталисты извлекают для себя дополнительную прибыль и создают пропагандистское оправдание этого грабежа. Создание дефицита государственного бюджета является эффективной тактикой, рекомендуемой «современной теорией капитализма» при проведении неолиберальной политики. Эта политика беспардонно и жестоко выворачивает карманы у широких народных масс, в первую очередь — у рабочих.

Для доказательства сказанного приведу конкретные факты из шведской действительности.

В результате проведения подобной политики буржуазными властями Швеции значительно ухудшилось страхование по болезни. В настоящее время первые три дня болезни, «переходные дни», вообще не оплачиваются, а за остальные дни оплата больничного снижена до 75% от размера заработной платы.

Размер пенсий снизился с 65% до 50% от уровня прежней зарплаты. Ужесточились условия получения пособий по безработице. Цены на медицинские услуги и лекарства повысились настолько, что многие рядовые шведы не в состоянии обратиться за медицинской помощью к врачу или приобрести необходимые лекарства.

Квартирная плата растет стремительными темпами. На сегодняшний день шведские рабочие тратят более 40% зарплаты на оплату жилья и коммунальных услуг. Льготы по оплате жилья для малообеспеченных людей и пособия на детей, инвалидов и другие урезаны настолько, что выглядят насмешкой со стороны буржуазного правительства. В сфере социального и медицинского обслуживания ликвидировано более 200 тысяч рабочих мест. Это пагубно отражается на качестве медицинского и социального обслуживания простых людей.

Наиболее серьезным последствием подобной политики стал стремительный рост безработицы.

До 1990 года сфера занятости росла. С 1963 по 1990 год количество работающих возросло с 3,7 до 4,4 миллионов человек. За 27 лет было создано порядка 700 тысяч новых рабочих мест. С 1990 по 1994 год число работающих сократилось до 3,9 миллионов человек, ликвидировано около 500 тысяч рабочих мест. Число безработных возросло со 170 тысяч человек в 1990 году до 726 тысяч человек в настоящее время. Массовая безработица стала спутником «шведского рая».

В «современной теории капитализма» существует понятие «уравновешивающая безработица». Если уровень безработицы снижается ниже «допустимого уровня», то неизбежно усиливается борьба рабочих за повышение заработной платы и улучшение социальных условий, а это, естественно, создает угрозу прибылям капиталистов. В Швеции критическим уровнем безработицы считается 10,5%. В то же время монополистический капитал использует безработицу как оружие против рабочего класса. Угроза безработицей позволяет капиталистам урезать права рабочих, держать их в повиновении под страхом потери источника существования. Безработица позволяет капиталистам легко избавляться от тех рабочих, из которых они уже «вытянули все соки и жилы».

В настоящее время угроза безработицей позволила капиталистам Швеции ввести так называемое «приспособленное к конъюнктуре время». Это означает, что капиталист получил право периодически вводить 10-часовой рабочий день (60-часовую рабочую неделю) без оплаты сверхурочных.

Но капиталисты и их подельники не ограничились этим. Проводится жесточайшее понижение заработной платы неквалифицированных рабочих. У этой категории рабочих заработная плата не будет превышать 5000 шведских крон в месяц. Эта цифра соответствует уровню средней месячной квартирной платы. То есть не только «на жизнь», а даже на необходимые продукты питания такой зарплаты не хватит.

«Рабочие могут и потесниться». Именно так заявляют капиталисты и именно этому принципу следуют.

1 января 1995 года Швеция, вопреки воле широких народных масс, стала членом Европейского Союза.

Европейский Союз является монополистической общностью, где неолиберальные концепции возведены в ранг закона. ЕС стремится максимально урезать права рабочих и понизить их жизненный уровень до самой низкой отметки. Это является основой социальной политики ЕС. Внутри ЕС это называется «социальным демпингом». Членство Швеции в ЕС усилит расслоение общества на бедных и богатых. Разрушение «шведского рая» будет теперь определяться и управляться Европейским Союзом.

Швеция и сейчас продолжает оставаться богатой страной. Но богатство капиталистической страны не является богатством рабочего класса, угнетенных. В Швеции с 1990 года идет процесс интенсивного изъятия у рабочего класса и из общественных фондов гигантских ресурсов с передачей их хозяевам капитала, частным предприятиям.

Бедные стали еще беднее, а богатые — богаче.

По данным государственной статистики только за 1995 год доходы средней шведской семьи упали на 10%. Более всего пострадали низкооплачиваемые рабочие, которые за несколько последних лет потеряли более 30% своего реального дохода.

Контрастом резкому падению жизненного уровня рабочих и других трудящихся является гигантский рост сверхприбылей капиталистов. Только за 1996 год показатели на Стокгольмской бирже возросли на 450 миллиардов шведских крон. Это значит, что крохотная прослойка шведских капиталистов за один год обогатилась на сумму, превышающую 50% годового прироста экономики всего шведского государства.

«Шведский рай» продолжает быстрыми темпами превращаться в «шведский ад», кошмар для рабочего класса Швеции.

Такова объективная действительность капитализма, всегда и всюду.

Во времена существования пролетарского государства, Союза Советских Социалистических Республик, капиталисты всех стран мира, под страхом распространения идей социализма и пролетарской революции в собственных странах, были вынуждены идти на некоторые уступки требованиям рабочих своих стран и поддерживать на определенном уровне социальные условия для трудящихся в ущерб собственным прибылям. После контрреволюции в Советском Союзе, после гибели социализма и восстановления откровенного капитализма в СССР буржуазия всего мира освободилась от этого сдерживающего «ограничителя» и безоглядно, бесстыдно устремилась за сверхприбылями, до дикости попирая человеческие права и жизненные интересы угнетенных.

Шведские рабочие начинают избавляться теперь от многих собственных иллюзий и заблуждений. Рухнул миф о «Народном Доме» с равными правами и жизненными условиями для всех, о существовании промежуточного общественного строя, находящегося между капитализмом и социализмом, с райскими условиями жизни для всех членов общества, о мирном врастании капитализма в коммунизм и тому подобными бредовыми измышлениями. Эти мифы насаждались в умах шведских рабочих пропагандой социал-демократии.

Реформистским иллюзиям угнетенных масс Швеции приходит конец. Наступает эра политического пробуждения и классовой борьбы за социализм, где не будет эксплуатации человека человеком, а жизнь будет быстрыми темпами улучшаться для всех членов общества.

Тэди-Ян Франк

Коммунистическая марксистско-ленинская партия Швеции