Классовая месть

Новосибирск

В предыдущем номере газеты в материале «Рабочие в серых шинелях» мы описали факт создания пролетарского профсоюза рядовыми сотрудниками милиции Железнодорожного района Новосибирска. Исполнился год его деятельности и борьбы. Организованным в профсоюз рядовым милиционерам пришлось выдержать агрессивный натиск с целью мести со стороны руководящих прислужников властвующих классовых паразитов – грязную клевету и угрозы, провокации и репрессии. Однако Профсоюз выстоял, объединившись с рабочими организациями страны. Его авторитет стал широко распространяться. За поддержкой и помощью против произвола руководящих самодуров в Профсоюз стали обращаться рядовые милиционеры, которые не состоят в этом Профсоюзе. Чтобы запугать и не допустить роста авторитета Профсоюза, руководящие каратели обрушили репрессии на тех, кто симпатизирует Профсоюзу, и одновременно организовали ряд провокаций по дискредитации Профсоюза.

 

30 марта в Профсоюз обратились за помощью милиционеры Отдела вневедомственной охраны — ОВО — Мелишков А. Л., Семёнов Б. И. Никитин А. В., Марченко И. А., которые не состоят в Профсоюзе.

Утром 23 марта было совершено бандитское нападение на квартиру, которую жители Таджикистана использовали в качестве притона. Бандиты ограбили квартиру и совершили ряд других преступных действий. Сразу же после этого было совершено аналогичное нападение теми же лицами на другую квартиру. (Видимо, вторым нападением организаторы страховали свои планы на случай непредвиденных сбоев в процессе «расследования» по первому случаю и одновременно создавали впечатление систематической деятельности «этой бандитской группы»).

Бандитов было четверо. Одеты они были в гражданскую одежду. Один из них мельком продемонстрировал какие-то «красные корочки». Примечателен тот факт, что бандиты вразумительно растолковали пострадавшим в процессе совершения преступления, что они являются сотрудниками Отдела вневедомственной охраны — ОВД — и старались оставить как можно больше следов преступления (видимо, для быстрого и успешного задержания «преступников»).

Пострадавшие без промедления обратились в милицию. Их свидетельские показания персонифицирующие преступников ограничились одной неоспоримой уликой — «бандиты были здоровыми, с короткой причёской». По этому убойному признаку можно было в равной степени обвинить в содеянном преступлении любого из многих — от Президента до министра МВД России или любого гражданина по выбору, исключая крайних дистрофиков, лысых, женщин и годами нестриженых бомжей.

Через несколько часов начальник РОВД — районного отдела внутренних дел — полковник милиции Воротынцев С. И. и начальник следственного отдела РОВД полковник милиции Осинцев А. В. на основе личной «интуиции» приказали арестовать милиционеров ОВО Мелишкова, Семёнова и Никитина. Руководящие бандитоловы тут же сообщили по селектору, что ими раскрыта банда милиционеров Железнодорожного ОВО.

Одновременно началось «следствие». Опознание «преступников» проводилось с вызывающим нарушением действующих правил и законов — «преступников» демонстрировали опознавающим до их опознавания, адвокаты не были допущены к процедуре опознавания и т.п.

Опознание дало сбой. Появились неоспоримые документальные и свидетельские подтверждения о невиновности арестованных милиционеров — двое из них в момент преступления находились вообще далеко за пределами города. Следствие вынуждено было констатировать невиновность арестованных милиционеров и выпустить их на свободу. Правда, вместо извинений они услышали угрозы.

26 марта на основании того же обвинения был арестован милиционер — стажёр ОВО Марченко И. А. Следствие проводилось на том же уровне. Полковник Осинцев потребовал от Марченко написать «явку с повинной», взамен предлагая условное наказание. Марченко категорически отверг эти притязания начальника следственного отдела. Обвинение рассыпалось. 29 марта следствие признало невиновность Марченко, и его выпустили на свободу.

Однако, 28 марта на собрании личного состава ОВО полковник РОВД Осинцев бездоказательно, облыжно обвинил Никитина и Марченко в совершении преступления.

Откровенно хамское отношение к бездоказательно оклеветанным рядовым милиционерам и их родственникам, к другим сотрудникам ОВО привело к тяжким моральным и физическим последствиям для  некоторых из них. В частности, был госпитализирован с сердечным приступом отец милиционера Марченко. Многие милиционеры задались вопросом:

Какие же незаконные действия могут позволить себе полковники Воротынцев и Осинцев и им подобные буржуазные блюстители «Закона и Порядка» в отношении гражданских лиц, если они так обошлись с сотрудниками милиции?!

 Санкт-Петербург

5 мая 2000 года — через сутки после выдвижения требований администрации — в автомобиль профсоюзного активиста Станислава Алексеевича Фомичёва и в помещение Комитета профсоюза докеров ЗАО «Вторая стивидорная компания» были подброшены наркотики. По факту обнаружения в автомобиле, принадлежащем Фомичёву С.А., наркотического средства Линейным отделом внутренних дел на морском и речном транспорте было возбуждено уголовное дело, а профсоюзный активист Фомичёв С.А. — арестован.

7 мая коллектив выразил свой протест по поводу провокации в отношении своего товарища включением всех портовых сирен, звуковых сигналов портовой перегрузочной техники. После этой акции на конференции трудового коллектива было принято решение принять коллективные меры против провокации МВД и охранки ФСБ и добиться освобождения своего товарища.

Товарищ Фомичёв освобождён и обвинение с него снято. Однако, организаторы и исполнители этой грязной провокации не только не привлечены к уголовной ответственности, но и не названы поимённо!

 Москва

По сфабрикованному обвинению охранки России брошены в тюрьму активисты левого молодёжного движения — Ольга Невская, Надежда Ракс, Андрей Соколов, Лариса Романова, Татьяна Соколова.

В тюремных казематах они подвергаются издевательствам на уровне гестаповской практики гитлеровской Германии.

 Однако, до сих пор

— не привлечены к уголовной ответственности преступники, уничтожившие в Москве памятник Ф.Э. Дзержинскому, стоявший напротив входа в здание ФСБ;

— не привлечены к уголовной ответственности преступники, взорвавшие два жилых дома в Москве, в результате которых погибло огромное число людей;

— не привлечены к уголовной ответственности преступники и их сообщники, открыто заявившие о своем преступном намерении уничтожить Мавзолей В.И. Ленина, имеющий статус мирового уровня.