Действовать надо решительно

За прошлый год работа была проделана нами немалая. Большей частью наша борьба пока складывается как чисто экономическая.

… акцент я хотел бы сделать на забастовках, тех плюсах и минусах, которые у нас были…

 

Самые яркие примеры жестких действий начинаются с 4 февраля 1998 года, с перекрытия бастующими рабочими Прикаспийэлектросетьстроя и Жестяно-баночной фабрики моста через реку Болда в районе мясокомбината. В результате Жестяно-баночная фабрика буквально в течение недели получила всю задолженность по заработной плате. Все требования рабочих были удовлетворены. Каратели МВД — омоновцы с собаками и СОБР — пытались тогда отжать нас к стенке. За подобные действия, которые против безоружных рабочих предприняла милиция, хороший нагоняй сверху получил генерал МВД Волкодав, так как информация о столкновениях рабочих с милицейскими карателями получила широкую огласку. Мирное выступление рабочих, отстаивающих свои законные права, каратели попытались подавить милицейскими дубинами, но промахнулись.

Ярким случаем успешных действий является забастовка рабочих «Промстроя». Просто путем угрозы перекрыть Коммунистическую улицу рабочие вынудили тогдашнего директора Куличева выплачивать заработную плату прямо на улице. Такого, по-моему, не было еще нигде в России.

Один из последних примеров — блокирование здания областной администрации 29 декабря прошлого года, перед самым Новым годом. Многие участники этой акции сегодня здесь присутствуют. Коммунальщики Приволжского района, работники Промстроя и Спец. ЖБИ перекрыли вход в здание администрации. Все чиновники в течение сорока минут слонялись по Советской улице, не имея возможности попасть в здание. После этого, буквально в тот же день, были выданы деньги и Приволжскому ЖКХ, и Промстрою, и Спец. ЖБИ.

Это еще раз доказывает на деле, что мы действительно должны предпринимать самые жесткие меры для отстаивания своих прав. Власти боятся подобных акций. Сегодня одна-две организации перекрыли улицу, а завтра сюда может выйти полгорода или весь город, все организации. В этом случае власти и все паразиты, присосавшиеся к труду рабочих, будут просто сметены.

Плохо, что у рабочих существует какая-то рабская закомплексованность перед начальниками, какой-то животный страх. Иной рабочий строит из себя героя за спиной у начальника, а при виде начальника начинает дрожать мелкой дрожью, заискивать. Видимо, боится, что его выгонят с работы, или рабское нутро сказывается. От страха надо избавляться. И тот, кто от него избавился, должен помочь товарищу принять человеческий облик. В этом деле очень многое зависит от активистов.

Между рабочими разных заводов должна быть солидарность. Когда бастует одно предприятие, это — хорошо. Но если к бастующему коллективу присоединяются делегации от других, хотя бы по 10-15 представителей, то это — несокрушимая сила. Власти панически боятся солидарности рабочих! Буржуазия боится взрыва гнева угнетенных.

Прошу — будьте активнее!

Действуйте решительно!

Олег Максаков

27 февраля 1999 года