Опыт стачечной борьбы

РОССИЯ

 

Сызрань. Утром, 6 августа 2001 года, на ОАО СЗПК – овощеконсервный комбинат – началась забастовка рабочих. Во время утренней смены остановился конвейер. Ночная смена собралась на митинг перед заводскими воротами, невольно блокируя доступ на территорию предприятия. Бастующие выдвинули требование о повышении заработной платы с 1 августа на 20% и с 1 сентября еще на 20%. Одновременно коллектив потребовал от администрации приступить к переговорам с рабочим профсоюзом «Защита» по заключению Коллективного договора.

Зарплата рабочих на ОАО СЗПК составляла 800 рублей, то есть была почти в два раза ниже прожиточного минимума для одного человека. Премиальная доплата, действующая на предприятии, являлась объективно неустойчивой в течение года, так как загрузка предприятия работой носила сезонный характер. Кроме того, премиальная система порождала благоприятные условия – при отсутствии рабочего контроля – для злоупотреблений со стороны администрации, для экономических репрессий в отношении передовых рабочих и подкупа отсталых работников. Эта несправедливость усугубляла недовольство определённой части коллектива.

В процессе забастовки рабочие избрали представителей для ведения переговоров с администрацией.

Директор предприятия Татаркин В. И. сначала категорически отказался вступить в переговоры с рабочими. Однако, убедившись, что завод реально остановлен, он изменил своё решение и согласился на переговоры. Почему? Конец лета и осень являлись сезоном максимальной загрузки предприятия. Сырьё выдерживало только кратковременный срок хранения. Остановка предприятия грозила большими убытками и ощутимым снижением прибыли. Забастовка рабочих ударила по самому болезненному месту капиталистов – по прибыли и в самый неблагоприятный для капиталистов момент.

Директор решил пойти на хитрость и обман. Он согласился на переговоры с рабочими при условии, если переговоры будут вестись при работающем на полную мощь предприятии. Это давало ему возможность затянуть переговоры до окончания сезона максимальной загрузки, а потом оборвать всякий контакт с представителями стачкома и разгромить бастующий коллектив.

Стачком разгадал коварный маневр администрации и призвал коллектив не приступать к работе до положительного разрешения выдвинутых требований. Тогда директор вновь отказался от переговоров и пригрозил уволить членов стачкома. В первую очередь репрессии угрожали председателю рабочего профсоюза «Защита» Виктору Ульянову.

В состав стачкома вошла Елизарова В. А. В случае увольнения она могла остаться без средств к существованию вместе с шестью детьми. Этот факт ещё раз подтверждает, что именно капиталисты являются подлинными террористами, а капитализм – источником терроризма.

Забастовку сызранских рабочих поддержали многие рабочие профсоюзы и левые общественные организации России, проявив пролетарскую солидарность на деле.

Угрозы администрации не запугали стачком. В силу этого директор был вынужден утром 7 августа приступить к переговорам. Он принял все требования рабочих и пообещал их выполнить. На этом забастовка прекратилась.

Выиграв время, директор спешно приступил к фабрикации «карманного» профсоюза, которому предстояло заблокировать возможность участия в заключении коллективного договора для рабочего профсоюза «Защита». Требования о повышении заработной платы были подменены выплатой сезонной премии, по усмотрению администрации. Стачком попытался вновь поднять рабочих на забастовку, но коллектив уже смирился и не откликнулся на призыв. Попытка обратиться за помощью в прокуратуру и в суд закончилась провалом.

Рабочий профсоюз имел значительный авторитет в коллективе, но был малочисленным и не обладал опытом практической борьбы.

Липецк. Директор швейной фабрики «Липчанка» Трошин, ссылаясь на экономические трудности, прекратил выплату заработной платы рабочим с июля месяца, хотя фабрика работала. Он обещал приступить к ликвидации долгов по заработной плате с 1 сентября. Однако его обещания оказались наглым обманом. Труд рабочих не оплачивался. Семьи рабочих бедствовали. Директор, устав грабить, выехал отдыхать на престижный курорт на побережье Чёрного моря.

 2 октября на «Липчанке» началась забастовка. 200 работниц первой смены пришли на фабрику, но заходить в цеха и приступать к работе отказались. Забастовку возглавила председатель фабричного рабочего профсоюза Зинаида Шмелёва. Первыми против бастующих рабочих выступили холуйствующие руководители фабричного «официального» профсоюза – ФНПР. Вечером к бастующим рабочим присоединилась в полном составе вторая смена основного производства.

Забастовка имела реальные шансы на успех, так как около 160 фабричных рабочих были объединены в пролетарский профсоюз и их организация имела значительный вес в коллективе.

От уровня организованности в решающей мере зависят успехи рабочих в борьбе за свои права и жизненные интересы!

Забастовка получила широкую огласку на уровне страны через пролетарские средства массовой информации. О своей солидарности с бастующими заявили многие рабочие профсоюзы и левые общественные организации. Это укрепило решимость бастующих рабочих «Липчанки» добиться выполнения своих требований.

4 октября администрация вынуждена была отступить, и рабочие получили заработную плату за июль. 5 октября бастующий коллектив швейной фабрики «Липчанка» приступил к работе. Однако предзабастовочная ситуация сохранилась, так как не все долги по заработной плате были погашены, а заключение коллективного договора было запланировано на ноябрь.

В экономических требованиях забастовка может потерпеть частичное или полное поражение. Однако – при любом исходе – забастовка даёт наглядный практический опыт по многим принципиальным вопросам классовой борьбы.

– Нельзя верить обещаниям капиталистов и их прислужников. Коварная хитрость и обман являются наиболее распространённым, «законным» приемом эксплуататоров в борьбе против недовольства рабочих.

– Любые буржуазные государственные структуры создаются классовым врагом для угнетения, ограбления и подавления, а не для защиты рабочих. Добропорядочных людей в этих структурах нет и быть не может. Таких там не держат! Поэтому надеяться на их справедливость – глупо. Имеет смысл обращаться в прокуратуру и суд лишь в частных мелких случаях.

– При любом исходе забастовка обогащает опыт практической борьбы. Поэтому необходимо использовать любое недовольство рабочих для организации забастовки, особенно на стадии экономической борьбы.

– Только организованные рабочие способны успешно вести борьбу за свои интересы. Рабочие профсоюзы – одна из форм самоорганизации.

– Только политическая борьба может привести к кардинальному решению социально-экономических проблем угнетённых масс. Следовательно, политической деятельности в рабочих коллективах необходимо придавать первостепенное значение. Это должно быть главной задачей передовых рабочих.