Война в Чечне

23 октября вооружённая группа чеченских боевиков захватила в самом центре Москвы театр и удерживала его почти трое суток. В заложниках у боевиков оказалось более 700 человек из числа зрителей и сотрудников театра. Сам по себе факт захвата заложников из числа мирного населения является бесчеловечным и подлежит осуждению. Возражать против этого нет никаких оснований. Речь может идти только о принципиальных причинах, порождающих подобные преступления, и моральном облике «освободителей» заложников и их хозяев.

Подробнее: Война в Чечне

Михаил Фомин 1885 - 1918

"Не сегодня-завтра меня расстреляют. Помни, мой сын, об этом. Когда вырастешь, продолжай начатую нами борьбу за победу пролетарской революции. Правое дело все равно восторжествует. Коммунизм победит! Белогвардейцы временно одержали победу. Российский пролетариат подаст сибирякам свою братскую руку. Великий вождь Ленин не оставит в беде и поможет сибирским рабочим и крестьянам освободиться от ига белогвардейской нечисти."

Еще в детстве Миша кипел гневом, видя, как царские стражники уводили с крестьянского двора единственную корову-кормилицу и измывались над голодными крестьянами. За «бунтарский дух» он несколько раз сидел в сельской каталажке. Первые столкновения с жандармами не охладили его революционный пыл.

В 18 лет Михаил установил связь с революционерами-подпольщиками. Во время первой русской революции он стал активным участником рабочих выступлений. С наступлением реакции Фомин был арестован. После выхода из тюрьмы нужда и преследования царской охранки вынудили семью Фоминых переселиться на Алтай.

В 1916 году по заданию партии большевиков Михаил Фомин поступает на работу в депо станции Барнаульская помощником машиниста. В апреле 1917 года рабочие избирают Фомина председателем Совета профсоюза железнодорожников Главных мастерских. В сентябре общее собрание постановляет ввести рабочий контроль за деятельностью администрации. Эта мера была вызвана необходимостью воспрепятствовать попыткам капиталистов развалить железнодорожный транспорт.

В феврале 1918 года коллектив избирает рабочего-большевика Михаила Фомина председателем Совета Главных железнодорожных мастерских. Вскоре, в результате наступления контрреволюции и предательства меньшевиков, Советская власть в Барнауле пала. В поселке железнодорожников начались аресты и массовые расстрелы передовых рабочих. Михаил Фомин оказался в лапах белогвардейских палачей и после пыток был казнен.

Классовый террор в Москве

В середине сентября ряд российских молодёжных организаций наметили провести в Москве и Подмосковье демонстрации «Антикапитализм – 2002».

В подмосковных городах Королёво и Щелково власти, нагло нарушив действующую буржуазную Конституцию, запретили проведение демонстраций. Однако революционно настроенная молодёжь не отступила. Стройные колонны демонстрантов прошли по улицам этих городов по тротуару. Жандармы не рискнули напасть и разогнать хорошо организованную колонну в несколько сот демонстрантов. Это было в Подмосковье.

Подробнее: Классовый террор в Москве

Гражданское неповиновение

Россия

Часть населения Ленинграда принципиально отказалась от участия во всероссийской переписи населения, инициированной буржуазной властью. Данный отказ следует расценивать как акт гражданского неповиновения существующему буржуазному строю, диктатуре буржуазии.

Подробнее: Гражданское неповиновение

Практика буржуазной жилищной реформы

Латвия

Настоящей трагедией для многих рабочих семей Латвии обернулась проводимая буржуазией жилищная реформа. За последние десять лет были выброшены на улицу более 10 тысяч человек. Некоторые репрессированные подобным образом граждане Латвии, оказавшись без крыши над головой и средств к существованию, умерли от голода, холода и болезней.

Подробнее: Практика буржуазной жилищной реформы

Затишье перед бурей

В настоящее время путинский режим наиболее успешно и талантливо реализует надежды и чаяния крупного российского капитала. Этот режим устраивает также определенную часть мелкобуржуазных масс населения, привыкших к стабильности в эпоху советского социал-империализма. Данная категория граждан России, пережив десятилетие ельцинского хаоса, увидела какую-то перспективу в стабилизации экономики и централизации власти. В частности, этот режим олицетворяет стремление российских чиновников к твердой государственной власти, которая обеспечила бы им спокойствие, надежно защитив от возмущения низов.

Подробнее: Затишье перед бурей