Классовый террор в Москве

В середине сентября ряд российских молодёжных организаций наметили провести в Москве и Подмосковье демонстрации «Антикапитализм – 2002».

В подмосковных городах Королёво и Щелково власти, нагло нарушив действующую буржуазную Конституцию, запретили проведение демонстраций. Однако революционно настроенная молодёжь не отступила. Стройные колонны демонстрантов прошли по улицам этих городов по тротуару. Жандармы не рискнули напасть и разогнать хорошо организованную колонну в несколько сот демонстрантов. Это было в Подмосковье.

 

На 15 сентября была намечена аналогичная молодёжная демонстрация в Москве. Однако московские власти запретили уличное шествие и без обоснования причин заменили место проведения митинга. Поэтому в Москве состоялся только митинг.

В молодёжной акции участвовало более 600 человек. В том числе, приехали представители из многих городов России. Прибыв к месту проведения митинга, участники увидели, что оно наглухо огорожено заграждениями и сужено до размеров небольшой площадки. Место проведения митинга было оцеплено огромным количеством вооружённых до зубов жандармов и карателей из ОМОНа и ФСБ.

Подобные действия московских и российских властей являются вызывающим нарушением пункта 31 действующей буржуазной Конституции и квалифицируются УК РФ как уголовное преступление с лишением свободы виновных лиц сроком до 3 лет. Одновременно подобные действия буржуазных властей по их же законам юридически квалифицируются как особо тяжкое преступление против общества, направленное на разжигание социально-классовой вражды.

Многие участники митинга поняли, что попали в ловушку властьимущих буржуазных преступников. Более многочисленная группа всё-таки начала митинг, а небольшая группа подошла к ограждению, чтобы выяснить ситуацию. В это время в центр группы из рядов карателей была брошена петарда, чтобы спровоцировать среди молодёжи агрессивный настрой. Раздался оглушительный взрыв. От неожиданности группа отпрянула от ограждения, а потом пошла на прорыв кордона карателей. Прорыв удался. Оставшееся большинство продолжило митинг. После окончания митинга его участники намеревались мирно разойтись. Но выйти можно было только через узкий проход этого своеобразного загона. Взявшись за руки, демонстранты организованной колонной двинулись к выходу, намереваясь мирно разъехаться по домам на метро. Но сразу же за ограждением на мирную молодёжную колонну обрушилась толпа вооружённых до зубов карателей всех мастей. Началось зверское избиение мирных и безоружных демонстрантов на глазах случайных прохожих. Многие демонстранты были схвачены карателями и увезены в отделения милиции. Всего было арестовано около 100 человек. Некоторые избитые демонстранты получили серьёзные ранения в результате бесчинства фашиствующих карателей из МВД и ФСБ. У некоторых задержанных демонстрантов были отняты личные вещи и деньги, то есть они были ограблены представителями буржуазной власти.

При выходе из «Загона» на меня набросились двое омоновцев, без каких-либо объяснений. Они заломили мне руки, один ударил мне коленом по зубам, а второй стал бить дубиной по спине, сопровождая избиение угрозами и нецензурной бранью. Потом меня затолкали в «душегубку» и доставили в отделение милиции, где я находился двое суток. На суде мне было предъявлено откровенно лживое обвинение.

В. Шапинов. Московская область.

 Омоновец в каске схватил меня за капюшон куртки и выдернул из колонны. Сразу же меня стали избивать дубиной. Я упал. Меня стали бить ногами по голове, по спине, по голеням. У меня текла кровь из раны на голове. Один из омоновцев схватил меня за руку и поволок по земле к «душегубке», грязно ругаясь и угрожая. Другой омоновец нагло заявил, что неплохо было бы для наших политических единомышленников создать концентрационные лагеря по типу нацистской Германии. В отделении милиции меня продержали двое суток. На суде мне было предъявлено явно ложное обвинение.

А. Касс. Город Саратов.

Во время задержания омоновцы зверски избивали нас ногами, кулаками, дубинками.

Со стороны участников митинга не было совершенно никаких действий, оправдывающих подобное зверство.

В. Митьковский. Ленинградская область.

В соответствии с действующим российским законодательством подобные действия спец. карателей квалифицируются как откровенно преступные по статьям 301, 286 и 161 УК РФ. По своей сути и реальным действиям данные карательные структуры можно юридически квалифицировать как узаконенные бандформирования, представляющие особо серьёзную опасность для общества.

Режим решил показать нам, что приложит все усилия, чтобы у молодёжи не возникали даже мысли о недовольстве буржуазной властью. Они пытались нас запугать. Не вышло! Мы стали только сплочённее. Зверства омоновцев лишь дали нам опыт, возбудили классовую злость, укрепили уверенность в справедливости нашей борьбы и, следовательно, в неизбежности нашей победы.

А Мишин. Ленинград.

Несколько дней назад президент России открыто заявил о том, что правительству даны указания о принятии дополнительных мер по усилению карательных структур специального назначения. Кроме того, он объявил, что армии будут дополнительно приданы некоторые функции внутренних карательных сил, то есть полицейские функции. Для этой цели на 2003 год из бюджета страны будет дополнительно выделено 3 миллиарда рублей. Эти полицейские меры президентом оправдываются опасностью «международного терроризма» и необходимостью борьбы с ним. Подобное оправдание однозначно не вызывает доверия. Для борьбы с отдельными группами террористов не требуется проведения широкомасштабных армейских операций, а в исключительных случаях использование армии может быть «узаконено»  отдельным специальным постановлением соответствующих властных структур. Следовательно, речь идёт об усилении карательных структур и использовании армии для подавления значительных волнений угнетённых масс России, то есть для беспощадной борьбы с собственным народом.

Подобная практика применялась в период царского самодержавия, когда волнения крестьян жестоко подавлялись силами армии, когда карательные акции против бастующих рабочих проводились совместно жандармами, казаками и солдатами, а демонстрации угнетённых масс расстреливались из пулеметов.

Под видом борьбы с абстрактным «международным терроризмом» российские власти готовятся к кровавому подавлению недовольства угнетённых масс. Суть принимаемых законов, вступление России в этап практической реализации провозглашённых буржуазией реформ говорят о том, что обнищание и бесправие угнетённых масс усугубятся до критического состояния. Это неизбежно вызовет рост протестных выступлений и обострение классовой борьбы. Страх перед народным гневом заставляет буржуазию усиливать карательные меры и наращивать карательные силы. О лицемерии и звериной жестокости буржуазии, в частности, убедительно говорят факты расстрела ленинградских рабочих на Выборгском ЦБК и в Курганской области, изложенные выше факты и множество других.

Эту ситуацию необходимо ответственно учесть в организации классовой борьбы и нарабатывать соответственные контрмеры.