Мелкобуржуазный тупик

Рассмотрим конкретную ситуацию на ОАО «Белэнергомаш» в Белгороде. Рабочие на этом заводе, в массе своей, опустились до состояния безразличных к своей судьбе рабов. Причем, это состояние порождено не столько репрессиями или угрозами администрации, сколько воображением самих рабочих. Угрожать рабочим нет необходимости, так как они безропотно соглашаются с любыми притеснениями и любой грабеж воспринимают как должное. Поэтому на заводе царит неограниченный произвол администрации. Особенно нагляден этот произвол в вопросах найма на работу.

 

Одним из источников обогащения капиталистов является снижение уровня оплаты труда рабочим и ликвидация затрат на социальное обеспечение. Именно этот путь практически осваивают сейчас эксплуататоры на заводе «Белэнергомаш». Чтобы не возбуждать открытого недовольства рабочих, эксплуататоры этого завода прибегают к обману, шантажу и мелкому подкупу. В качестве подручного заводских угнетателей в этом гнусном деле выступает буржуазный профсоюз «Роспрофмаш».

Время от времени, без каких-либо обоснований, администрация объявляет о сокращении штатов. В индивидуальных беседах рабочим предлагается написать заявление об увольнении «по соглашению сторон». При этом рабочим выплачивается единовременно 5 среднемесячных окладов и дается обещание вновь принять на работу через короткое время. Действительно, почти сразу же те же самые рабочие вновь принимаются на работу, но в основном с меньшей оплатой труда и на основе срочного контракта. На «контракт» переводятся подобным образом рабочие даже тех производств, на которых эта форма трудового соглашения не предусмотрена статьями 58 и 59 нового КЗОТ. В частности, на «Белэнергомаш» это распространяется на кислородный и транспортный цеха.

Восстановив рабочего на производстве по контракту с более низкой оплатой труда, эксплуататоры не только сразу компенсируют потери на выданной единовременной взятке рабочему при увольнении, но гарантируют себе дополнительную прибыль на уровне разницы в оплате труда на неопределенно длительное время. Кроме того, рабочий сразу же теряет право на оплату больничного листа из заводского фонда и другие льготы по социальному обеспечению, в прошлом гарантированные ему. Эта сумма тоже идет в карман эксплуататоров в качестве дополнительной прибыли. По контракту рабочий может потерять ежегодный оплачиваемый отпуск, доплату за особые условия труда и многое другое.

Но главная потеря рабочих заключается в ином. С этого момента рабочий по сути становится бесправным рабом по собственному желанию.

Любая попытка со стороны рабочего высказать свое недовольство эксплуататору будет подавляться реальной угрозой не продлевать контракт, то есть реальной угрозой рабочему лишить его средств к существованию. Через контрактную систему найма эксплуататоры получают возможность для безграничного произвола в отношении рабочих, а рабочие лишаются даже элементарной возможности для защиты себя. В подобной ситуации добиться чего-либо можно будет только организованной и решительной борьбой значительного числа рабочих и только презрев животный страх и рабскую покорность, без оглядки на буржуазные законы и ближайшие последствия для себя.

Может ли администрация насильно расторгнуть  с рабочим бессрочный договор по найму и перевести его на контракт? Нет! Такой возможности администрация не имеет. Даже по правилам нового КЗОТ, при бессрочном найме, администрации очень затруднительно уволить рабочего. Буржуазный суд при рассмотрении подобных исков вынужден в большинстве случаев принимать решение в пользу рабочего. Следует отметить, что судебные разбирательства по трудовым спорам для рабочих являются бесплатными. Следовательно, рабочие, перешедшие на контрактную систему найма, добровольно всунули свою голову в петлю, позарившись в силу обывательской жадности и наивности на взятку в 5 окладов. Более того, они не только обрекли себя на вечное рабство, но выступили, по сути, провокаторами по отношению к борющимся рабочим и пособниками угнетателей.

Зачастую в индивидуальных беседах с рабочими приходится слышать эмоциональные претензии: «Я не вижу партии, которая бы боролась за мои блага! Я не вижу профсоюза, который бы стремился обеспечить мои жизненные интересы! Я никому не верю, а в одиночку бороться не хочу!» Подобные заявления свидетельствуют о глубоко въевшемся в сознание несознательных рабочих чувстве мелкого политического паразитизма, воспитанного в них за десятилетия господства хрущевско-брежневского ревизионизма.

Классовая борьба потому и называется классовой, что она ведется всем рабочим классом в союзе с угнетенными мелкобуржуазными слоями общества, а не отдельными политическими структурами, то есть передовой и решающей силой в этой борьбе должен быть рабочий класс. Партия осуществляет политическое руководство борьбой пролетариата, непосредственно участвуя в этой борьбе в рядах пролетариата на самых трудных и опасных рубежах. Основу коммунистической партии должны составлять сознательные рабочие. Без них партия не сможет стать классовым авангардом и руководить классовой борьбой. Коммунистическая партия не появляется, как гриб в лесу, — после дождичка в четверг. Ее формирование есть процесс очень трудный и длительный, находящийся под воздействием не только субъективных желаний и действий, но и ряда объективных условий. Сознательные рабочие должны непосредственно бороться за создание своего политического авангарда, входить в его ряды и активно действовать на этом направлении.

Рабочие профсоюзы и другие подобные структуры есть практическая форма самоорганизации рабочих для борьбы за свои права и жизненные интересы. Неорганизованные рабочие добиться успеха в борьбе не в состоянии. Рабочим необходимо самим, по инициативе снизу, создавать подобные организации и непосредственно самим, опираясь на возможности этих структур, вести борьбу с эксплуататорами. Формы организации рабочих могут быть разными. Но в настоящее время, как показала практика, рабочие профсоюзы являются наиболее доступной и эффективной формой самоорганизации рабочих масс.