Капитализм с китайской спецификой

Либеральная модель российских реформ терпит сокрушительный крах. Поэтому немало российских буржуазных экономистов стало подвергать резкой критике реформы и «реформаторов» 90-х годов. Чрезвычайно низкий уровень внутренних капитальных вложений привел экономику России в целом к катастрофическим последствиям. По состоянию на 2000 год до 60% российского капитала по разным каналам утекает за рубеж. Экономика страны в значительной степени зависит от экспорта энергоносителей. Отрицательно также сказывается крупномасштабный импорт продовольствия и товаров широкого потребления, которые Россия в состоянии произвести внутри страны. До 70% реального хозяйственного оборота не облагается никакими налогами. Это наносит огромный ущерб государственному бюджету. Поэтому определенные буржуазные круги России стали упорно настаивать на усилении вмешательства государства в экономику страны и даже высказывать сомнения в целесообразности приватизационных реформ.

 

В то же время российская буржуазия прекрасно понимает, что оживление промышленного производства будет сопровождаться усилением эксплуатации рабочих. Это есть закономерное явление при капитализме и его суть. Принятием нового Кодекса законов о труде (КЗОТ) господствующая российская буржуазия заранее подготовила под это необходимую юридическую базу. Ужесточение эксплуатации неизбежно будет принуждать рабочих к борьбе за свои права и жизненные интересы, к сопротивлению эксплуататорам. Практика борьбы — тоже неизбежно — заставит пролетариат организовываться на более высоком уровне для отпора угнетателям и во главе всех угнетенных масс переходить к борьбе классовой против эксплуатации вообще. Это является главным выводом марксистской науки о классах и классовой борьбе. Это неоднократно и убедительно подтверждено исторической практикой борьбы пролетариата. Неизбежность перспективы подобного развития взаимоотношений между угнетателями и угнетенными порождает панический страх в рядах российской буржуазии. В силу этого в высших эшелонах власти все настойчивее стали звучать рекомендации по использованию в России «китайской модели реформ».

Что же конкретно стало привлекать российскую буржуазию в «опыте китайских реформ»?

В качестве идейного кумира китайские ревизионисты пропагандируют в настоящее время Дэн Сяопина, китайского Горбачева. Китайские ревизионисты, прикрываясь марксистской фразеологией о строительстве «социализма с китайской спецификой» и внешними коммунистическими атрибутами, строят дикий капитализм на базе жестокой эксплуатации китайского пролетариата. Эта ревизионистская ложь политически дезориентирует угнетенные массы и сдерживает процесс классового созревания пролетариата.

Одновременно господствующая ревизионистская клика жесточайшим образом подавляет всякие попытки угнетенных масс организованно отстаивать свои права и жизненные интересы. В Китае запрещено создание любых рабочих структур, способных оказать организованное сопротивление буржуазному гнету.

Именно эти особенности «китайского опыта» интересуют в первую очередь правящую российскую буржуазию, которая оказалась полным политическим банкротом и в данный момент не видит иного безопасного для себя выхода из создавшегося тупика.

Российские власти в ряде случаев охотно сохраняют советскую символику или восстанавливают ее, якобы выполняя волю народных масс. Тем самым определенные круги российской буржуазии пытаются подготовить условия на случай мягкого перехода к «обществу социальной справедливости» по типу «китайского социализма», но с «российской спецификой». По мере усиления социально-классовой напряженности в обществе российская буржуазия все более будет прибегать к отдельным элементам «социалистичности», лишенной истинного социалистического содержания.

Ввести откровенно фашистскую диктатуру власти не могут, так как опасаются социального взрыва низов. Хотя и пытаются под видом борьбы с «международным терроризмом» навязать обществу полицейские порядки. В психологии значительных слоев российских граждан не исчезли симпатии к социалистическому прошлому своей страны, а ненависть к фашизму является массовой и устойчивой.

Многие российские граждане вполне искренне считают, что Китай строит социализм, а ревизионистская КПК является коммунистической партией. Многие не имеют представления о социально-классовой действительности в китайском обществе.

Приведем мало известные российскому читателю факты эксплуатации многомиллионной массы китайских пролетариев.

 

Социальное положение китайских рабочих

Китайские власти провели ряд подготовительных реформ трудового законодательства и в 1999 году приняли новый Кодекс законов о труде. Новый китайский КЗОТ фактически ликвидировал все социальные гарантии для рабочих, завоеванные ими в упорной борьбе. Хотя статья 73 формально провозглашает право рабочих на социальное обеспечение, но фактически право на квалифицированное бесплатное медицинское обслуживание, на пособие по безработице и инвалидности, на гарантированное пенсионное обеспечение является фикцией. В соответствии со статьями 70 и 72 нового КЗОТ подобное социальное обеспечение осуществляется через страховые полисы, то есть поставлено в зависимость от отчислений предпринимателей и персонально каждого рабочего на эти цели. Отчисления рабочего зависят от наличия работы, уровня оплаты труда и физического состояния рабочего, то есть объективно являются неустойчивыми, негарантированными. Что касается отчислений в социальный фонд со стороны предпринимателей, то они очень часто не делаются под разными предлогами, особенно на частных предприятиях. В результате участившихся случаев невыплат со стороны предпринимателей в социальный фонд происходят многочисленные конфликты между рабочими коллективами и хозяевами. В государственном секторе напряженность с социальным обеспечением ниже, чем в частном. Но в настоящее время государственный сектор в Китае стремительно разрушается. Заверения китайских ревизионистов, что поддержание темпов экономического роста страны осуществляется при господстве государственного сектора, являются чистой ложью. Темпы приватизации государственного сектора нарастают стремительно. Этому процессу подвергаются не только убыточные, но и вполне благополучные, процветающие предприятия. Их приватизация происходит главным образом через акционирование и свободную продажу акций на рынке ценных бумаг. Разумеется, наиболее выгодные акции оказываются в руках представителей директорского корпуса и капиталистов, обогатившихся на грабеже через частный сектор. Основной поток капиталовложений страны направляется в частнокапиталистические предприятия. Так, в конце 90-х годов на их долю приходилась половина внутреннего валового продукта страны. Именно в частнокапиталистическом секторе социальное положение рабочих является наиболее драматичным (частный сектор в основном находится в руках отечественной буржуазии).

 

Условия труда

Условия труда китайских рабочих, пожалуй, можно сравнить с условиями труда европейских рабочих XIX века в эпоху индустриальных революций. Условия труда, формально декларируемые законодательством, полностью игнорируются капиталистами в частном секторе. Причем этот произвол творится при сознательном попустительстве со стороны местных властей, так называемой Коммунистической партии и официальных профсоюзов, так как отечественный капитал тесно связан с партийно-государственными структурами ревизионистов. Иными словами — ревизионисты политически обслуживают интересы китайских капиталистов и сами являются дольщиками этого капитала.

Согласно статье 36 действующего КЗОТ продолжительность рабочего дня не должна превышать 8 часов, а трудовой недели — 44 часа. Однако в соответствии со статьей 41 того же КЗОТ работодатель имеет право заставить рабочего дополнительно отработать до 36 часов в месяц. В соответствии со статьей 44 рабочий должен получить за сверхурочную работу после восьмичасового рабочего дня дополнительную плату в размере 150% от основного заработка — в обычные дни, 200% — в выходные и 300% — в праздничные. Но фактически, особенно в частном секторе, это требование закона капиталистами не выполняется. Реальный рабочий день доведен до 12 часов без каких-либо доплат, то есть можно констатировать факт, что в Китае право на 8-часовой рабочий день фактически ликвидировано.

Минимальная оплата труда китайских рабочих устанавливается местными властями. В промышленных районах почасовой минимум установлен в 0,35 доллара США. Фактически этот минимум оплаты труда для большинства рабочих является максимумом. Иногородние рабочие после всех принудительных вычетов получают значительно меньше. В частности, вычеты за общежитие с человека составляют треть этой суммы (в одной комнате, как правило, проживают 10-15 человек).

Рассмотрим степень эксплуатации китайских рабочих на конкретном примере — на производстве спортивной обуви. Стоимость пары кроссовок на западном рынке составляет 50-100 долларов США. В фонд заработной платы отчисляется менее одного доллара с каждой пары кроссовок, то есть сущие крохи. Огромные прибыли, получаемые в результате сверхэксплуатации китайских рабочих, присваиваются как отечественными, так и иностранными капиталистами. Китайские ревизионисты охотно предоставляют возможность корпорациям США наживаться на зверской эксплуатации китайского пролетариата, так как сами тоже обогащаются на спекуляции национальным живым товаром. Дешевая китайская рабочая сила привлекает многие компании США типа Nike, New Balance, Adidas. В силу этого капиталисты США закрывают некоторые заводы в своей стране и переносят ряд производств на территорию Китая. На уровне государств подобное партнерство осуществляется на неравноправных условиях.

Неравноправное сотрудничество с иностранным капиталом создает опасную угрозу китайской экономике в целом. К моменту вступления Китая во Всемирную торговую организацию (ВТО) отрицательный торговый баланс достиг 60 миллиардов долларов. Империалистов США этот дисбаланс не волнует. Китайские ревизионисты, «национальные торговые партнеры» международного капитала, также озабочены лишь собственной сиюминутной наживой и их не беспокоит судьба страны и китайских народных масс.

В текстильной промышленности и на производстве спортивных товаров в основном используется женский труд. Труд женщин оплачивается значительно ниже мужского, хотя законодательством подобная дискриминация не предусмотрена. Женщины-работницы подвергаются особо жестокой эксплуатации. Беременных женщин увольняют безоговорочно и без всяких компенсаций. В результате до 60% работающих женщин старше 25 лет не могут выйти замуж. Из-за крайней интенсивности труда китайские женщины быстро стареют. Безысходность толкает многих из них на самоубийство. В возрасте 25 лет работниц зачастую увольняют и заменяют более молодыми, из числа деревенской молодежи, которая вынуждена бежать из разоряющихся деревень в поисках работы. Даже при крайне жестких условиях найма капиталисты не испытывают недостатка в рабочей силе из-за большого притока деревенской молодежи в город.

Действующее законодательство формально признает право рабочих на ежегодный оплачиваемый отпуск, но статья 45 КЗОТ не оговаривает порядок его предоставления. Поэтому практически подобных отпусков не существует. В крупных промышленных центрах основную массу рабочих составляют иногородние. Отсутствие отпуска лишает их возможности повидать свою семью по 5 и более лет. В случае самовольного отъезда домой по любой причине и на любой срок рабочий принудительно увольняется без всякой компенсации.

Смертность среди фабрично-заводских рабочих значительно превышает средние показатели по стране из-за отсутствия элементарных условий по технике безопасности. Особенно высокие показатели жертв среди рабочих наблюдаются в горно-добывающей промышленности. Размер и порядок предоставления компенсаций в случае гибели или увечья законом не регламентируются. Этот вопрос решается милостью работодателя. Компенсация семьям погибших рабочих составляет в лучшем случае несколько сотен долларов. Несмотря на это, деревенская молодежь продолжает пополнять ряды горняков, так как других вариантов получения работы и добычи средств к существованию у большинства из них попросту нет.

 

Профсоюзное движение в Китае

Профсоюзная деятельность в Китае регламентируется законом «О профсоюзах». Единственной профсоюзной структурой в стране является Всекитайская Федерация профсоюзов — ВФП. Создание и деятельность иных профсоюзных структур, рабочих Комитетов, Стачкомов и других рабочих организаций законом запрещены. Запрет на создание независимых профсоюзов усилен поправкой к закону «О профсоюзах», принятой в 2001 году.

Официальные профсоюзы ВФП выполняют в Китае ту же задачу в профсоюзном движении, что и буржуазные «профсоюзы» ФНПР в России. По своей сути и в соответствии с международными нормами ВФП также профсоюзами не являются и быть не могут, так как в их состав входят как эксплуатируемые, так и эксплуататоры. Председатель профсоюза обычно не избирается коллективом, а назначается сверху партийно-государственным аппаратом ревизионистов (как фактически было в Советском Союзе в хрущевско-брежневскую эпоху), то есть существует жесткий диктат партийно-государственной элиты ревизионистов по отношению к рабочим массам.

ВФП фактически и полностью стоит на страже интересов эксплуататоров. В частности, выступает против стачек как формы разрешения споров между рабочими и их эксплуататорами. ВФП является сторонником частного сектора со всеми вытекающими из этого тяжелейшими последствиями для рабочих, всеми мерами поддерживая приватизацию государственных предприятий. В случае волнений рабочих, доведённых до отчаяния грабежом угнетателей, ВФП активно участвует в выявлении, изоляции и преследовании рабочих активистов. Как правило, подобные волнения вспыхивают стихийно. Профсоюз ревизионистов либо полностью безучастен к судьбе рабочих перед диким произволом капиталистов, либо как сторожевой пёс интересов капитала набрасывается и душит любую попытку китайских рабочих самоорганизоваться и защитить свои интересы. При этом ревизионисты лицемерят, пытаясь убедить общественность, что в Китае не существует непримиримых классовых противоречий. Следовательно, мол, нет причин для классовой борьбы. ВФП является одним из ключевых элементов надстройки китайской капиталистической системы, прикрытой словоблудием о «социализме с китайской спецификой».

 

Рабочие волнения и репрессии против рабочих активистов

За последние 10 лет в Китае приговорены к смертной казни свыше 20000 граждан. Значительную часть из них составляют рабочие, в основном из рядов фабрично-заводского пролетариата. Речь идёт не о репрессиях против прозападно настроенных диссидентов, выступающих за полное подчинение Китая интересам империалистов США. Эти невиданные репрессии развязаны против рабочих активистов, которым абсолютно чужды интересы американских корпораций. Наоборот — подобным террором китайские ревизионисты стараются выполнить требование империалистов США и ВТО по обеспечению социальной стабильности в стране — без рабочих волнений, — чтобы капиталисты могли получить в Китае не только дешёвую, но и покорную рабочую силу.

Однако стихийные протесты китайских рабочих следуют нескончаемой чередой по всей территории страны. Основные причины недовольства рабочих — незаконные увольнения, задолженность по заработной плате, произвол при найме, нарушения со стороны эксплуататоров действующего законодательства в процессе труда и так далее. В основном выступления рабочих находятся на низком организационном уровне. Правда, есть и исключения из этого правила.

В прошлом году широкую огласку получили выступления рабочих в промышленных районах северо-востока страны. Волнения длились несколько недель в городе Ляоян провинции Ляонин. Многотысячные демонстранты протестовали против массовых увольнений рабочих на государственных предприятиях, против коррупции администрации и социальной незащищённости рабочих. Выступление стало ещё более массовым после ареста властями нескольких рабочих лидеров крупного металлургического комбината в этом городе. Арестованы были Яо Фусинь, Сяо Юнлань, Пэн Цзинсян, Ван Шаомин, Го Сухьян.

Аналогичная ситуация сложилась в провинции Хэйлуньцзян, где расположен один из крупнейших центров нефтеперерабатывающей промышленности. 1 марта 50000 рабочих провели демонстрацию протеста против сокращения социальных гарантий и снижения размеров компенсации рабочим при увольнении. Подобные выступления прошли и в других провинциях Китая — Шаньдун, Хэбэй, Цинхай и Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

На сегодняшний день большое количество активных рабочих брошено в тюремные застенки. Китайские власти тщательно скрывают данные о репрессиях против рабочих.

Приведём конкретные примеры по репрессиям против рабочих за их участие в борьбе по защите своих социальных прав.

Ляо Шихуа — рабочий электромеханического завода в городе Чанша. Арестован в июле 2002 года и приговорён к длительному сроку тюремного заключения по сфабрикованному обвинению. Буржуазные власти обвинили его в попытке создания «нелегальной организации с целью свержения государственной власти» и в нарушении общественного порядка. Фактически он возглавил толпу рабочих, доведённых до отчаяния грабежом эксплуататоров, которая перекрыла транспортное движение по улицам города.

Лю Чжиншен — рабочий химического комбината в городе Тонги. По сфабрикованному обвинению приговорён к 15 годам тюремного заключения. Фактически он репрессирован за активную защиту прав рабочих.

Пэн Ши — рабочий-электрик. Приговорён к пожизненному заключению. Фактически он репрессирован за то, что возглавил акции протеста рабочих электротехнического завода в городе Сяньтау провинции Хунань против произвола местной буржуазии.

Го Синьмю — приговорён к двум годам тюремного заключения за то, что возглавил борьбу рабочих общественного транспорта в городе Тяньшуй. Основное требование рабочих — погасить задолженность по заработной плате.

Го Сичжин — рабочий химического комбината в провинции Хубэй. Приговорён к одному году тюремного заключения за участие в демонстрации против факта воровства зарплаты рабочих местной буржуазией.

Таким образом, изложенные факты убедительно свидетельствуют, что любые заверения о строительстве социализма с «китайской спецификой» в Китае являются откровенной корыстной ложью либо, в лучшем случае, глубочайшим заблуждением в результате полной политической безграмотности. Без всякого сомнения, Китай является капиталистической страной с жестким полицейским режимом. Власть в стране осуществляется ревизионистской кликой, которая пытается скрыть свою буржуазную суть ложью о строительстве в Китае «социализма с китайской спецификой» и прикрыться коммунистической атрибутикой. Ревизионистский обман со стороны китайских «коммунистов» временно политически дезориентирует китайский пролетариат и сдерживает процесс классовой борьбы. В этом заключается особая опасность ревизионизма! Подобная ситуация хорошо знакома российскому пролетариату из исторической практики советского социал-империализма хрущёвско-брежневского периода. Объективно исторический процесс классовой борьбы пролетариата, вплоть до его революционной победы и установления диктатуры пролетариата, невозможно остановить ни фашистскими репрессиями, ни ревизионистским обманом.

Важнейшей задачей коммунистов всех стран мира и сознательных рабочих является решительное разоблачение буржуазной сути ревизионизма в любом проявлении и разъяснение его крайней опасности для дела классовой борьбы пролетариата.

Идеи социализма должны быть идейной монополией классово сознательных организованных рабочих, их признанного политического авангарда. Опасно передоверять это право другим классам и социальным слоям общества. В частности, представители буржуазной интеллигенции, осознанно перешедшие на классовые позиции пролетариата, должны ставить перед собой задачу привнесения социалистического сознания в пролетарские массы, доказывая правоту своих знаний непосредственным участием в практической борьбе вместе с пролетариатом, а не ставить себя над классом, используя эти знания.