Состояние российской экономики

Рассмотрим состояние российской экономики на базе ряда принципиальных показателей за несколько последних лет.

 

Зависимость российского капитализма от экспорта энергоносителей


Многие буржуазные аналитики сходятся во мнении, что российский капитализм в значительной степени зависит от динамики цен на нефть. Разумеется, есть основания спорить по поводу подобного заявления. Однако реальные факты свидетельствуют против таких возражений.

Например, в период летнего кризиса в 1998 году цены на нефть на мировом рынке упали до рекордно низкого уровня. Цена нефти за баррель составила тогда примерно 12 долларов. Аналогичная ситуация с ценами на нефть отмечалась также в 70-е годы, незадолго до начала известного нефтяного кризиса, ознаменовавшего очередной всплеск всеобщего кризиса капитализма.

Падение цен на нефть на мировом рынке не является единственной причиной дефолта в августе 1998 года, но, несомненно, является главной. Почему? Государственный бюджет России в значительной степени формируется за счет налогов с продажи нефти. Фактическая сбалансированность российского бюджета зависит от данного фактора настолько, что планирование правительством государственного бюджета производится на основе разного рода предположений о динамике цен на нефть на мировом рынке.

Принятие буржуазным правительством России в конце 1998 года ряда экстренных мер по защите так называемых отечественных производителей, то есть российских паразитов, позволило приостановить катастрофическое падение конкурентоспособности российской промышленности — с 1999 по 2001 год ВВП вырос на 20% и в 2001 году составил примерно 72% от уровня 1990 года. В период максимальной точки падения, в 1998 году, он составлял 60%. Для этой цели был принят ряд мер, среди которых следует отметить четырехкратную девальвацию рубля — что привело к резкому падению стоимости рабочей силы, а также снижение налогов на прибыль. Перед кризисом значительное число российских предприятий заявили о своих чистых убытках. Их ликвидационные средства находились на катастрофически низком уровне. Резкое снижение стоимости рабочей силы позволило промышленным предприятиям уже к концу первого полугодия 1999 года превзойти докризисные показатели по объему производства несмотря на имевший место в то время полный крах банковского и финансового секторов. Если цены на сырье и прочие производственные издержки возрастали на десятки процентов, то стоимость рабочей силы резко понизилась в несколько раз после четырехкратной девальвации рубля, то есть адекватно возросли степень эксплуатации рабочих и прибыли промышленников. Часть этой новой прибыли капиталисты направили в производство и тем самым не только приостановили его падение, но заметно стимулировали рост выпускаемой продукции. Это наглядно демонстрирует, что в российской капиталистической экономике главенствующую роль занимает эксплуатация промышленного пролетариата, а преодоление экономического кризиса возможно лишь через усиление эксплуатации пролетарских масс — другого пути при капитализме не бывает. Это принципиальное положение упорно замалчивают идеологи КПРФ и прочие осколки ревизионизма, тем самым разоблачая свою пробуржуазную суть.

Рост внутреннего валового продукта страны в 1999 году тоже совпал со стремительным ростом цен на нефть. После августовского кризиса цена на нефть поднялась почти в 2 раза, и после этого стабилизировалась на уровне 21-25 долларов за баррель. В то же время следует отметить, что несмотря на установившуюся относительную стабильность цен на нефть на мировом рынке темпы роста российского ВВП в 2002 году составили лишь половину этого показателя в 2000 году. Согласно официальной статистике данная тенденция сохранится в текущем году.

Легче всего обвинить существующую буржуазную власть в бездарности и безразличии по отношению к интересам общества в части проведения экспортно-импортной политики. Действительно, это явление имеет место. Оно лежит на поверхности и бросается в глаза каждому рядовому гражданину. В экспорте господствующее положение занимает сырье, а импорт в основном ориентирован на закупку техники, товаров широкого потребления, продовольствия и т.п., то есть происходит разбазаривание природных ресурсов страны и удушение ряда отраслей отечественного производства под предлогом неконкурентоспособности российских товаров на мировом рынке. Данная ситуация усугубляется с каждым годом, сдерживая рост ВВП. Однако для сегодняшней России этот факт находится ближе к следственной категории, чем причинной. Глубинные причины заключаются в другом.

Многие буржуазные экономисты озабочены тем, что российский капитализм задыхается даже при относительно благоприятном уровне цен на нефть на мировом рынке. В чем причина?

 

Инвестиционный голод


Отсутствие прямых капитальных вложений в экономику России и крайняя изношенность оборудования в промышленности в целом являются главными особенностями сегодняшнего российского капитализма. С точки зрения марксистской политэкономии это состояние означает одно — гибель капиталистического способа производства.

Согласно официальной буржуазной статистике объем промышленного производства составил на 1998 год 50% от уровня 1991 года, а прямые инвестиции в производство — всего лишь 15%. Сравним этот показатель со странами так называемого развивающегося капитализма. В Китае, например, этот показатель превышает 40%, а в странах Восточной Европы, включая прибалтийские республики, — в среднем 25%. Кроме того, в России эта проблема усугубляется еще тем, что инвестиции неравномерно распределяются по отраслям. Наиболее существенные инвестиции поступают в топливную отрасль — свыше половины всех инвестиций в промышленность. Этот перекос все более усугубляется. Приоритетное привлечение инвестиций в нефтяной сектор связано, главным образом, с крайней изношенностью производственных мощностей, нежели с заботой российской буржуазии о сохранении нормального состояния капиталистического производства. Российские нефтепромышленники, вопреки установившимся в России нормам поведения капиталистов — не расходовать свою прибыль на воспроизводство основных фондов, вынуждены вкладывать живые деньги в восстановление производственных мощностей своей отрасли ввиду их крайней изношенности. В нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей отраслях показатель износа производственных мощностей составляет 50% и 75% соответственно. В противном случае эта высокорентабельная отрасль может рухнуть и вместе с ней будет потерян весьма доходный источник прибыли и в результате развалится государственный бюджет.

Ситуация обостряется с каждым годом еще и тем, что снижается совокупный объем инвестиций в промышленность. О расширенном воспроизводстве российской промышленности говорить не приходится. Особенно это стало заметным в последние два года.

Следует отметить, что производимые в промышленность инвестиции делаются в большинстве случаев за счет резервов предприятий. Любой экономист должен понимать, что это есть несуразность, нонсенс. В условиях социализма подобные капитальные вложения производятся социалистическим государством на основе планового хозяйствования. При капитализме прямые инвестиции осуществляются в основном банковской системой — германская модель или оживленным рынком ценных бумаг — как в США. Однако в России вес банковских кредитов в финансировании инвестиций является исключительно низким — 3,5%, а о рынке ценных бумаг и говорить смешно.

Вопреки правительственной пропаганде, так и не произошло обещанного качественного изменения в структуре кредитования промышленности в результате так называемого «оздоровления» экономики после дефолта 1998 года. По-прежнему банки наиболее активно предоставляют кредиты предприятиям экспортно ориентированных отраслей. Причем структура займов по отраслям экономики за последние годы не изменилась. Более того, после августовского кризиса доля кредитования экспортно-сырьевых отраслей еще более возросла. В 2002 году доля инвестиций в основной капитал промышленности в целом составила 45%. Свыше половины этих резервов была направлена в топливную отрасль. В настоящее время на экспортеров, в основном на долю энергетиков, приходится 44% полученных и еще непогашенных ссуд и займов. В 1997 году этот показатель составлял 38%. На долю черной и цветной металлургии, машиностроения, легкой и пищевой промышленности приходятся буквально крохи.

Ситуация выглядит еще более мрачно, если проанализировать существующую систему кредитования. Банковские кредитования в основном являются краткосрочными и, по сути, предоставляются под оборотные средства. Это значит, что российская банковская система, из-за ряда своих структурных особенностей, не способна поддерживать долгосрочный экономический рост путем прямых капитальных вложений в промышленность.

Несмотря на громкие заверения российской буржуазии о радужных перспективах, открывающихся в результате так называемой интеграции российского капитализма в мировую экономику, приток и доля прямых иностранных инвестиций в экономику России по-прежнему неуклонно снижается из года в год. В 2001 году удельный вес прямых иностранных инвестиций составил всего 28% от общего объема притока иностранного капитала в страну. Тогда как в 2000 году этот показатель составлял 40%, в 1999 году — 44,6%. В 2001 году прямые иностранные инвестиции составили менее 7,5% от объема прямых отечественных инвестиций, Этот показатель неуклонно снижается. За последние пять лет средняя доля в ВВП прямых иностранных инвестиций в российские предприятия была менее 1%. Сравним — в Китае и странах Восточной Европы этот показатель превышает 4%.

Одним из макроэкономических факторов, характеризующих российский капитализм, является хронический отток капиталов за рубеж. Совокупный объем оттока капиталов составляет 20-40 миллиардов долларов. Причем отток капиталов нарастает. Согласно данным Российского бюро экономического анализа, скрытый вывоз капитала экспортерами металлургической промышленности составляет 40% от их экспортных доходов. В химической промышленности этот показатель составляет 25%. Следует также отметить, что в силу значительного роста в последние годы экспорта энергоносителей, на долю топливной отрасли приходится теперь половина объема оттока капиталов из России. Как видно, дополнительные доходы российской буржуазии при увеличении продажи ресурсов не вкладываются ею в развитие российской экономики, а напротив — интенсивно вывозятся за рубеж.

 

Износ производственных мощностей


Правительственная пропаганда упорно замалчивает проблему морального и физического состояния производственных мощностей в основной российской промышленности. В современной российской статистике почти нет никаких данных о степени износа производственных фондов и их воспроизводстве. Поэтому какое-либо обобщающее заключение можно сделать лишь на базе имеющейся скромной информации, но вполне достаточной для принципиальной оценки и выводов в целом. Эта информация свидетельствует о катастрофическом износе производственных фондов — что неизбежно приведет к краху основных отраслей российской промышленности в самом ближайшем будущем.

 

В среднем износ производственных фондов в российской промышленности составляет около 40%. Более двух третей российских предприятий не вкладывают средств на их воспроизводство. Значительная часть предприятий сталкиваются с проблемой нехватки производственного оборудования. Ситуация усугубляется также тем, что показатель износа производственных мощностей неравномерно распределяется среди отраслей. Даже буржуазные экономисты вынуждены констатировать, что ни о каком экономическом росте на существующих производственных мощностях не может быть и речи.

Но в то же время буржуазная пропаганда все еще не желает открыто признать дефицит производственных мощностей как макроэкономический фактор, способный привести российскую промышленность к полнейшему краху. Некоторые буржуазные экономисты, наглядно демонстрируя свою научную никчемность, несут самую несусветную околесицу, характеризуя данную катастрофическую ситуацию даже как благоприятный фактор, который будто бы будет стимулировать в перспективе приток инвестиций в российское производство. При этом они уверяют, что износ производственных мощностей никогда не станет решающем фактором в российской промышленности. Подобные нелепости встречаются как в современной российской, так и в западной антинаучной литературе по экономике.

Поддержание на определенном уровне циклов российского производства в настоящее время осуществляется за счет дальнейшего износа доставшихся «в наследство» от советских времен мощностей и усиления эксплуатации промышленного пролетариата.

Верхушка российской буржуазии не собирается вкладывать свои капиталы в отечественную промышленность, предпочитая наживаться и жиреть за счет экспорта отечественного сырья, и поэтому не заинтересована в обновлении производственных мощностей.

В одном из своих публичных выступлений президент Путин справедливо отметил, что любой капиталист не может быть патриотом своей Родины, если это не сулит ему прибыли. Его «патриотизм» находится там, где он может извлечь максимальную прибыль для своего капитала.

В этом отношении капиталист является непреклонным материалистом, а любое идеологическое словоблудие является лишь прикрытием его ненасытных хищнических материальных интересов.


Степень эксплуатации промышленных рабочих


Очень трудно, с точки зрения марксистской политэкономии, дать однозначное толкование буржуазного понятия «эффективность». Российские буржуазные экономисты тесно увязывают понятие «эффективность» с прибыльностью. Под понятием «прибыльность», с марксистской точки зрения, скрывается степень эксплуатации наемной рабочей силы. По-прежнему буржуазные экономисты, недавние ревизионисты, всячески стараются скрыть сущность капиталистического производства за наукообразным словоблудием. Эти остепененные оборотни, недавно щеголявшие марксистской терминологией, сегодня без зазрения совести взяли на вооружение термины империалистических идеологов стран Запада. Правда, суть от этого не изменилась. Буржуазная лженаука была и остается верной служанкой интересов буржуазии, обеспечивая извлечение максимальной прибыли для класса эксплуататоров путем жесточайшей эксплуатации пролетарских масс.

Эксплуатация пролетарских масс России значительно усилилась после распада СССР и достигла в настоящее время небывалого уровня. Уровень эксплуатации резко подскочил в результате проведения «ельцинских» реформ по сценарию так называемой «либерализации» экономики. В ходе этих реформ реальные доходы населения многократно понизились при неизменности или даже увеличении уровня производительности труда на действующих предприятиях. Новый удар по правам и жизненному уровню пролетарских масс был нанесен экономическими реформами 1998-1999 годов после августовского кризиса 1998 года в результате девальвации рубля, то есть резкого сокращения стоимости рабочей силы.

Согласно официальной статистике реальная заработная плата в России сократилась в 1998 году на 13%, а в 1999 году — на 22%. Положение также усугубилось значительным ростом задолженностей по выплате заработной платы, ставших хроническим явлением в российской экономике. В ответ на это по России прокатилась волна забастовок, грозившая перерасти во всенародный бунт. Это вынудило буржуазную власть принять экстренные меры по частичному погашению задолженностей по зарплате. Именно этим обстоятельством объясняется положительный сдвиг в части чистых доходов населения в 2000 году. Этим фактом немедленно воспользовалась буржуазная пропаганда для искусственного поднятия рейтинга президентской власти Путина. На самом деле выплаты на таких условиях тоже являются чистейшим надувательством трудовых масс, поскольку эти выплаты по задолженностям были сделаны за неоплаченный прошлый труд без компенсации потерь из-за инфляции. Это также является составляющей усиления эксплуатации пролетарских масс. Инфляция по официальным данным составила в 1998 году 84%, в 1999 году — 36%, а в 2000 году — свыше 20% годовых.

Следует обратить внимание, что несмотря на численное сокращение населения в стране ряды пролетариата растут. Их рост объясняется отнюдь не притоком иммигрантов из стран СНГ. Главный причиной этого явления является стремительная концентрация производства, которая приводит к разорению мелкого и среднего бизнеса. Отток пролетариата в бизнес в 90-е годы сменился возвратом рабочей силы на производство. Кризис 1998 года способствовал пролетаризации мелкобуржуазных масс. За 1998-2002 годы численность занятых в российском производстве возросло на 8,9 миллионов человек — с 58,4 до 67,3 миллионов человек. По оценкам Международной организации труда уровень безработицы в России составил на начало 1999 года 14% от активной части населения, а к середине 2001 года — 8,5%. По официальным данным на средних и крупных предприятиях рост занятости происходит наиболее быстрыми темпами.

Несмотря на значительный рост производства продукции за последние три года численность занятых в легкой промышленности, машиностроении и производстве строительных материалов практически не изменилась. Зато производительность труда в этих отраслях повысилась, что свидетельствует о значительном усилении эксплуатации рабочих в этих отраслях.

 

Российский капитализм обречен на гибель


Анализ макроэкономических данных убедительно подтверждает вывод, что российский капитализм является умирающим и время его существования краткосрочно. По своей сущности российский капитализм является торгашеским. Основу государственного бюджета составляют отчисления от спекуляции на внешнем рынке природными ресурсами страны. Но добывающие отрасли также оказались в критическом состоянии, так как для добычи природных ресурсов требуются производственные мощности, оборудование и живой рабочий труд. До настоящего времени капиталисты этих отраслей паразитировали и извлекали сверхприбыли за счет производственных мощностей, доставшихся в наследство от прошлых поколений, то есть за счет паразитирования на прошлом труде рабочих, и сверхэксплуатации живого труда нынешних рабочих, вплоть до эксплуатации без какой-либо оплаты их труда, бесплатно. Об этом свидетельствуют, в частности, многочисленные факты задержек рабочим выплаты даже мизерной зарплаты на многие месяцы и годы. Прибыли добывающих отраслей находятся в жесткой зависимости от конъюнктуры на внешнем рынке. Но в настоящее время данный вопрос для капиталистов является почти риторическим, так как определяющей стала проблема обеспечения вообще жизнеспособности отраслей по добыче и транспортировке сырья из-за крайнего износа производственных мощностей, воспроизводство которых требует значительных затрат капитала. Именно этим фактом объясняется закрытие многих шахт и консервирование нефтяных скважин, а также срочное инвестирование наиболее выгодных объектов.

В аналогичной, но более удручающей ситуации находится вся российская экономика. В частности, основной причиной краха систему ЖКХ является именно полный износ мощностей, а не безответственность и вороватость работников ЖКХ и местной администрации, хотя это также соответствует действительности.

Торгашеский характер российского капитала определяет всю политику буржуазной власти России. Эта политика нацелена лишь на сиюминутное извлечение сверхприбылей, а не на стабильное развитие капиталистического производства. Кредитование промышленности со стороны государства строится на краткосрочной основе и не предусматривает воспроизводства мощностей капиталистического хозяйства на перспективу. Позиция временщиков в данном вопросе со стороны буржуазной власти стимулирует отток капиталов за рубеж, а это явление, в свою очередь, еще более усугубляет экономическую ситуацию в России.

Пропаганда так называемой «оппозиции» в основном играет на примитивных потребительских чувствах обывателей, разжигая истерию в мелкобуржуазных слоях общества по поводу их крайнего обнищания и взваливая всю вину за это на путинско-ельцинскую власть и ее антинародные реформы. Действительно, положение угнетенных масс России стало за последнее десятилетие настолько невыносимым, что многие слои населения оказались в состоянии крайней нищеты и бесправия, а путинско-ельцинские реформы еще более усугубили ситуацию. Однако основные причины заключаются в другом. Но «оппозиция» не пытается отыскать их и проанализировать, а использует в своей пропаганде дешевенький популизм. Почему? Во-первых, КПРФ и другие осколки советского ревизионизма боятся признать и открыто заявить, что сегодняшняя ситуация в России является закономерным следствием хрущевско-брежневского буржуазного строя, «птенцами» которого они являются. Кризис буржуазной экономики проявил себя еще в годы брежневского «застоя», а горбачевская «перестройка» лишь открыто зафиксировала этот факт и широко распахнула двери для безоглядного воровства и спекуляции на уровне огромной советской империи. Во-вторых, «оппозиционные радетели за интересы трудовых масс» на самом деле политически озвучивают интересы конкретных групп буржуазии. Поэтому «оппозиция» рвется к власти, чтобы ее хозяева смогли потеснить у кормушки своих обнаглевших конкурентов. В случае удачи «краснощекие» ревизионистские оборотни сразу же превращаются в самых черных эксплуататоров и грабителей, спеша наверстать упущенное. В частности, об этом наглядно свидетельствуют годы правления «красных» губернаторов в Кемеровской и Тульской областях.

Анализ планов сталинских пятилеток говорит о том, что пролетарская власть особое значение придавала производству средств производства и закладывала основательный фундамент под дальнейшее строительство мощной производственной базы страны. Без этой основы и постоянного воспроизводства и совершенствования мощностей невозможно было решить все остальные проблемы народного хозяйства страны и жизнеобеспечения общества. Поставленные сталинскими пятилетними планами задачи были успешно решены в самые короткие сроки. Это позволило СССР войти в число развитых индустриальных стран мира, обеспечить сельское хозяйство страны техникой и необходимыми промышленными товарами, превзойти фашистскую Германию во время Великой Отечественной войны по военному техническому оснащению и одержать победу, восстановить за несколько лет разрушенное войной хозяйство и приступить к реальному и быстрому повышению жизненного уровня всего общества.

Именно на этой основе, заложенной в эпоху сталинских пятилеток, паразитировали и жирели хрущевско-брежневские ревизионисты и до сих пор держалась наплаву экономика России и ныне «суверенных» бывших советских республик.

Только социализм может спасти Россию от надвигающейся катастрофы. Другого выхода нет! Поэтому помыслы и действия всех прогрессивных сил страны, в первую очередь — пролетариата, должны быть сосредоточены на этом направлении.