Практика борьбы с так называемым "экстремизмом"

РОССИЯ

Санкт-Петербург

В дни празднования 300-летнего юбилея Санкт-Петербурга группа горожан организовала санкционированный пикет на Марсовом поле — в стороне от людных улиц. Пикетчики вышли с антикапиталистическими лозунгами и протестовали против торжественной встречи в Санкт-Петербурге в эти праздничные дни кровавого палача и международного террориста, полномочного представителя империалистов США — президента Буша, который не успел ещё даже смыть со своих рук кровь тысяч иракских детей, убитых и изувеченных оккупантами при его непосредственно участии. Пикет начался в установленное местной властью время.

 

— Но неожиданно на нас напали каратели СОБРа в масках и стали зверски избивать всех подряд — молодых и стариков. Несколько человек с переломами рук, сильными сотрясениями мозга и другими тяжкими повреждениями были госпитализированы на машинах Скорой помощи, находившихся поблизости. Меня и моих избитых товарищей побросали в гестаповскую душегубку и повезли. Избиения продолжались по дороге и после прибытия в 79-е отделение милиции. Меня втолкнули в переполненную камеру, а через некоторое время вызвали на первый допрос. Допрос вели каратели УБОП. От меня потребовали дать показания на наших товарищей, участвовавших и не участвовавших в пикете. Сославшись на статью 51 действующей Конституции РФ, я отказался «стучать» на своих товарищей. Тогда мне стали угрожать физической расправой. Мне сказали, что внизу стоит автобус с карателями СОБРа и, мол, они выколотят из меня показания. Мне дали 2 минуты на размышление. После этого вывели на улицу, но автобуса с палачами внизу не оказалось. Поэтому меня снова втолкнули в камеру.

Через несколько минут состоялся второй допрос. Повторились угрозы и грязные оскорбления. Но я категорически отказался говорить что-либо о своих товарищах. Меня предупредили — «Тебя сейчас будут так бить, что ты будешь на коленях молить о пощаде и скажешь всё, что мы потребуем». Я молчал.

Меня вывели на внутренний двор и втолкнули в автобус с палачами из СОБРа. Началось зверское избиение. Это трудно назвать даже избиением, так как на меня набросилась свора здоровенных, специально натасканных головорезов, которые не просто били, а калечили человека. Меня били кулаками и ногами по почкам и печени, чтобы меньше оставлять следов пытки. Меня душили, били по ушам, по лицу, по грудной клетке, пытались выдавить глаза. Ослабнув от пыток, я пластом лежал на полу, физически не способный к самозащите, но молчал. Меня приподнимали и снова били. Один из пытавших меня извергов схватил мою руку и сломал её о своё колено. Потом он стал выворачивать сломанную руку и ломать мне пальцы. Боль была невыносимой. Я заорал. Палачи предприняли попытку таким же способом сломать мне ногу, но это у них не получилось. Тогда один из этих зверей стал методически бить меня по ноге в одно и то же место, чтобы усилить моё мучение. Во время пыток в автобус заглядывал подполковник Чернопятов и требовал от меня признания.

Это даёт мне основание заявить, что пытки в застенках МВД являются не исключением, а нормой, системой.

Я потерял счёт времени. Видимо, палачи устали. Пытки прекратились. Меня выволокли на улицу, заявив, что через 15 минут снова начнут истязать. Я молчал. К моему удивлению через несколько минут меня бросили в одну из камер. Мои товарищи оказали мне первую медицинскую помощь. Спустя некоторое время меня на Скорой отвезли в больницу.

В больнице мне под наркозом (из-за сложности перелома и слабого физического состояния) наложили гипс. После того, как прошёл наркоз, я стал способен мыслить. Чувство гордости охватило меня — я выдержал испытания жестокими пытками за свои убеждения, выдержал испытания на прочность и не встал на колени перед врагом.

Андрей Райков.

Май 2003 года.

Реальная жизнь убедительно доказывает, что все карательные структуры буржуазного государства и само буржуазное государство в целом созданы и стоят на страже только интересов преступного буржуазного класса, класса грабителей и паразитов, и враждебны интересам угнетённых масс. В силу этого, они объективно являются узаконенными преступными формированиями.

Особенно убедительно свидетельствует об этом расстрел ленинградских рабочих на Выборгском ЦБК в 1999 году карателями Министерства юстиции России. Позднее буржуазный суд, выполняя заказ господствующего класса, объявил пострадавших рабочих преступниками, а их палачей — героями.

Поэтому опасно наивно верить в честность, порядочность и справедливость буржуазной власти по отношению к угнетённым массам. Необходимо активно, доказательно и всеми доступными способами разоблачать преступную суть буржуазной власти и буржуазного строя среди угнетённых масс.


Обращение политического заключённого Андрея Яковенко (Украина)

На данный момент я фактически являюсь политическим заключённым и содержусь в тюрьме города Одессы. В своей политической позиции я придерживаюсь коммунистических убеждений и являюсь заместителем председателя Одесского областного Совета Всеукраинского Союза рабочих. Я обращаюсь коммунистам, организованному пролетариату и ко всем прогрессивным людям зарубежных стран с призывом поддержать политических заключённых, оказавшихся в застенках буржуазных полицейских режимов Украины и России.

Экономические реформы, проводимые на Украине находящимся ныне у власти режимом, приводят к жутким результатам. Промышленность фактически находится в состоянии полного краха. Безработица в стране достигла 30% уровня. Это повлекло катастрофическое падение уровня жизни большей части населения страны. Обнищание, деградация, алкоголизм, наркомания стали на Украине массовым явлением. Медицина стала настолько дорогой, что население просто не может воспользоваться нормальной медицинской помощью. Результатом этого стали массовые вспышки эпидемий туберкулёза, гепатита, холеры, дизентерии. После введения платного образования многие украинцы лишились возможности полноценно учиться. Стать и свободы граждан, полностью игнорируются правящим режимом.

Подобная ситуация вызывает ответную реакцию со стороны угнетённых масс страны. Недовольство и акции протеста против преступного правящего режима нарастают. Наиболее передовые граждане ведут активную коммунистическую агитацию и призывают к организованной классовой борьбе против буржуазного строя.

В декабре 2002 года я и ещё 10 человек – О. Алексеев, С. Бердюгин, А. Герасимов, И. Данилов, Б. Зинченко, А. Плево, Н. Польская, И. Романов, Е. Сесенов, А. Смирнов – были арестованы. Нас пытаются обвинить в попытке насильственного свержения государственного строя Украины, терроризме, бандитизме и ряде других уголовных преступлений. С момента ареста представители карательных структур Украины постоянно применяли по отношению к арестованным меры психологического и физического воздействия. Шестеро арестованных были подвергнуты жесточайшим пыткам. Заключённых избивали, пытали электрическим током и применяли другие зверские приёмы пыток. Жёны арестованных также подверглись психологической обработке и угрозам физической расправы в случае их отказа содействовать следственным органам в выколачивании из арестованных показаний по самооговору и оговору своих товарищей. Некоторые каратели нагло говорили нам в лицо, что гитлеровское Гестапо многим из нас покажется невинным заведением по сравнению с тем, что придётся испытать нам здесь. Нас бросали в камеры к уголовникам, которые тоже истязали нас и угрожали более существенной расправой.

Ответственно заверяю, что права человека в следственных изоляторах и тюрьмах Украины полностью попираются не только в отношении политических заключённых, но и уголовных элементов. В лагерях Украины заключённые в значительном числе вымирают от туберкулёза и иных подобных заболеваний. В соблюдении норм Всеобщей декларации прав человека в данных случаях говорить просто смешно.

Я не исключаю, что мы будем просто физически уничтожены до суда или после.

Андрей Яковенко

Июль 2003 года.

 

Почтовые адреса:

для протеста – Республика Украина, город Одесса, ул. Гайдара, дом 24-А, Судье Тополеву Владимиру Константиновичу.

Для поддержки политических заключённых – 119454, Россия, Москва, проспект Вернадского, дом 24-А, кв. 61, Федюкову Олегу Александровичу.