Латинская Америка

Капитализм сам готовит себе могильщика

Согласно докладу Экономической Комиссии стран Латинской Америки и Карибского бассейна (CEPAL) в 2003 году экономическое развитие в странах Латинской Америки значительно отстаёт от роста численности населения. Эта проблема продолжает устойчиво усугубляться. Уровень жизни бедных слоёв населения резко падает, а дикая роскошь угнетателей становится всё более вызывающей, то есть происходит резкое расслоение общества на бедных и богатых. Реальная заработная плата трудящихся масс во всех странах Латинской Америки за последние 6 лет неуклонно снижается. В результате, 44,4% населения (227 миллионов человек) живут ниже черты бедности. По данным Комиссии макроэкономические показатели не претерпят существенных изменений в ближайшей перспективе. Это приведёт к дальнейшему ухудшению уровня жизни трудовых масс. В крайне тяжелом материальном положении находится около 100 миллионов латиноамериканцев, то есть 19,4% от общего числа населения, которые постоянно голодают и нищенствуют. В таком положении находится 20% населения Боливии, Гватемалы, Гаити, Гондураса, Никарагуа и Доминиканской Республики. Хроническое недоедание испытывает каждый пятый ребёнок Боливии, Сальвадора, Гватемалы, Гаити, Гондураса, в сельских местностях Мексики, Никарагуа и Перу.

 

Бедность, нищета и социальная незащищенность угнетённых слоёв населения характерны для всех стран Латинской Америки. Эта беда усугубляется с каждым годом. Например, в результате длительного экономического кризиса и последовавшего затем резкого обвала экономики в Аргентине бедность возросла за короткое время с 23,7% до 45,5%, а крайняя нищета увеличилась с 6,7% до 20,9%. В Уругвае в результате дефолта в конце 2001 года бедность возросла с 9,4% до 15,4%. Это свидетельствует о том, что капитализм неспособен не только поддерживать минимальный уровень развития экономики, но даже неспособен обеспечить просто физическое выживание значительных слоёв населения, а не какую-то «достойную жизнь» их.

Согласно выводу CEPAL голод в латиноамериканских странах не только связан с нехваткой продовольствия, сколько с невыносимо низким уровнем доходов широких слоёв населения. Темпы роста экономики в латиноамериканском регионе в целом за 2003 год составили 1,5%, а население увеличилось на 1,6%, то есть разрыв небольшой. Однако доходы трудящихся и мелкобуржуазных масс сократились заметно и бедность возросла значительно. Одновременно доходы и уровень жизни угнетателей подскочили вверх. Подобное неравномерное и несправедливое распределение материальных благ является нормой при капитализме и отражает его классовую суть.

Низкий уровень внешних и внутренних накоплений для развитие экономики лишает всякой надежды на её рост в перспективе. За последние 5 лет эти возможности сократились на 12,5%. В этом отношении страны Латинской Америки всё более отстают от других стран с так называемым развивающимся рынком. Это приводит к возрастанию зависимости экономик латиноамериканских стран от внешних факторов. Подобная ситуация характерна сегодня и для России.

Приток иностранных инвестиций в латиноамериканские страны тоже неуклонно сокращается. За период 1990-2002 годов приток иностранных инвестиций в страны Латинской Америки в среднем составлял ежегодно 38 миллиардов долларов, а в 2003 году составил 29 миллиардов. Вопреки пропаганде идеологов неолиберализма доля в экономике иностранных инвестиций перестаёт быть существенным макроэкономическим фактором. В этом отношении наглядным является тот факт, что доход от перевода денежных средств населения, проживающего в эмиграции в странах Запада, превышает общий объём ожидаемых иностранных инвестиций.

В результате проведения неолиберальной политики занятость рабочей силы стала самой низкой за последние 25 лет. Согласно данным Международной организации труда (МОТ) в городах за первые девять месяцев 2002 года уровень безработицы увеличился в Аргентине с 16,4% до 21%,в Бразилии – с 6,2% до 7,3%, в Коста-Рике – с 6,1% до 6,8%, в Уругвае – с 15,4% до 16,5%,в Венесуэле – с 13,9% до 15,5%. В среднем в странах Латинской Америки уровень безработицы в городах составляет 10%. Более того, каждые 7 из 10 созданных рабочих мест не гарантируют длительность трудоустройства. Только 6 из 10 вновь заключённых контрактов обеспечивают хоть какую-то медицинскую страховку и лишь 2 из 10 дают гарантию на полное социальное обеспечение. По данным МОТ в 1990 году 63 миллиона трудоспособного городского населения (45%) не имели приличной работы, а в 2002 году этот показатель возрос до 93 миллионов человек (50,5%). 80% работающих женщин не имеют никаких социальных гарантий.

В 1980 году самой больной проблемой латиноамериканских стран стала внешняя задолженность и её погашение. По данным 1990 года совокупный внешний долг латиноамериканских стран западным банкам составил 443 миллиарда долларов США, а к 1999 году он вырос до 700 миллиардов. Страны Латинской Америки за период с 1982 по 1996 год выплатили проценты за внешний долг около 706 миллиардов долларов США, то есть эти «проценты» значительно превысили сумму самого внешнего долга. Внешний долг и сама система кредитования стали механизмом колониальной эксплуатации народов латиноамериканских стран со стороны империалистов.

 

Экономическое положение Боливии


Боливия находится в ряду самых экономически отсталых и бедных стран Латинской Америки. Боливия – аграрная страна со слабо развитой промышленностью. Страна находится в состоянии затяжного и тяжёлого экономического кризиса, который усугубился неолиберальными реформами 90-х годов. Кризис охватил все сферы производственной деятельности. Производственный сектор экономики стремительно сокращается. За последние 10 лет вклад промышленности в экономику страны понизился на целых 10 пунктов. В 1990 году на долю промышленности приходилось 17% ВВП страны, а к 2001 году этот показатель снизился до 13,4%. Боливийская промышленность использует лишь 40% своих мощностей. Это является следствием сокращения внутреннего рынка и отсутствия инвестиций. Более половины предприятий были вынуждены сократить объёмы производства. Боливия держится лишь на сверхэксплуатации трудящихся масс.

Ещё в 50-е годы было намечено реформировать сельское хозяйство, но до сих пор эти реформы не завершены. Подавляющее большинство крестьян и батраков, преимущественно из индейских общин, занимаются земледелием на западе страны. Крестьянские земельные наделы в этих районах раздроблены на множество мелких участков. Это затрудняет применение современной техники для повышения производительности труда. Кроме того, почвы уже значительно истощены из-за отсутствия мер по воспроизводству плодородного слоя. Эти меры не по карману мелкому крестьянскому хозяйству. На востоке страны большая часть земельных угодий сосредоточена в руках помещиков. На этих землях возможно применение современной техники, но помещики предпочитают не заниматься в полной мере сельскохозяйственным производством, то есть им совершенно безразличны нужды общества и интересы страны. Поэтому значительные площади помещичьих угодий приходят в запустение.

Подавляющая часть населения Боливии занята в сельском хозяйстве и на малых предприятиях с численностью от 5 до 10 рабочих мест. Производительность труда на малых предприятиях чрезвычайно низкая, а степень эксплуатации достигает невыносимых масштабов. Около 65% работоспособного населения не имеет постоянной работы.

40% городских и 90% жителей деревень живут за чертой бедности. Это составляет порядка 4,7 миллионов боливийцев (при общей численности населения Боливии в 8,4 миллионов человек). В том числе, 2,5 миллиона человек нищенствуют, а 1,7 миллиона живут в состоянии крайней нищеты с доходом менее 16 долларов США в месяц. Жители сельских местностей не имеют электричества, 2/3 населения лишены возможности пользоваться водопроводом и живут в крайне антисанитарных условиях. Разрыв в доходах между богатыми и бедными достигает неимоверных размеров.

 

2003 год                               Хроника борьбы боливийских трудящихся


Империалисты и их ставленники в странах Латинской Америки уже не могут скрыть тот факт, что борьба трудящихся и национально-освободительное движение латиноамериканских угнетённых масс набирают силу. Массовые выступления уже сместили ряд президентов в латиноамериканских странах – в Венесуэле, Эквадоре, Аргентине и в октябре 2003 года был свергнут в Боливии президент Gonzalo Sanchez de Lozada по кличке Goni, имевший даже гражданство США.

Народные волнения начались в Боливии в январе и достигли своей кульминации в феврале. Волнения начались с сельских местностей. Организованные индейские крестьяне стали блокировать транспортные магистрали в знак протеста против социально-экономических притеснений и дискредитации индейских общин. Индейцы составляют большинство населения Боливии.

Под давлением Международного валютного фонда президент издал 9 февраля законопроект о введении дополнительных налогов на доходы населения. По этому законопроекту предполагалось взимать налог с доходов населения от 4,2% до 12,5%, якобы, на ликвидацию дефицита государственного бюджета. Подобная мера заложена в политику неолиберализма. При этом данный законопроект не ущемлял интересы угнетателей. Более того, он предусматривал снижение налогов с буржуазии – налог на добавленную стоимость снижался с 13% до 12,5%, с величины сделок с 3% до 2,5%. Именно этот законопроект послужил толчком для массовых волнений трудящихся. К выступлению трудящихся присоединились даже полицейские. Отряды полицейских, вооружённых автоматами и ручными гранатами, тоже вышли в столице на центральную площадь Murillo. Правительственные войска и спец. каратели, укрывшиеся в здании парламента, открыли огонь из боевого оружия по безоружным демонстрантам и восставшим полицейским. Под огнём правительственных палачей погибло 6 полицейских и 7 безоружных демонстрантов, большое количество демонстрантов было ранено. В ответ на репрессии властей протестное движение стало нарастать. Напуганное организованными массовыми выступлениями, правительство вынуждено было к вечеру 12 февраля объявить об отмене намеченной финансовой реформы. На следующий день в 10 часов 30 минут демонстрация свыше 100 тысяч человек вышла на улицы столицы с требованием отставки президента и правительства, а также отмены всех реформ в русле политики неолиберализма. Протесты в январе-феврале закончились частичной победой трудящихся, хотя президент пока удержался в своём кресле.

Толчком к очередным волнениям народных масс послужил выход указа президента о подписании коммерческого договора с иностранными компаниями по поводу эксплуатации боливийских газовых месторождений. По этому указу такие корпорации империалистов, как British Gas, British Petroleum, Amoco, Repsol, YPF и другие мафиозные группы, получали под свой неограниченный контроль основные месторождения газа Боливии. Причём, они получали право распоряжаться газом в обход боливийского государства, то есть получали право диктовать свою волю Боливии. В целом в руках империалистов оказался источник прибыли стоимостью свыше 150 миллиардов долларов США на срок в 20 лет с отчислением в казну боливийского государства только 40-70 миллионов долларов США. Эта сделка объяснялась необходимостью погашения внешнего государственного долга. Данное объяснение являлось чистой ложь, так как практика неоднократно доказывала, что на погашение внешнего долга использовалась самая малость – остальное оседало в бездонных карманах местных угнетателей. По словам одного из бизнесменов испанской компании Repsol, инвестиции в Боливии давали на каждый вложенный доллар 10 долларов прибыли. Это объясняется тем, что стоимость рабочей силы и накладных издержек в Боливии значительно ниже, чем в Венесуэле, Мексике и Аргентине. Эта прибыль получалась в результате сверхэксплуатации трудящихся масс Боливии.

В сентябре в Боливии вспыхнули массовые протесты трудящихся с требованием отставки президента и отмены его указа. Волнения снова начались с сельскохозяйственных районов. Индейские крестьяне изо дня в день перекрывали дороги и вступали в столкновения с буржуазными карателями. Волна неповиновения буржуазной власти быстро перекинулась в города. В конце сентября почти все крупные профсоюзы объявили о начале всеобщей забастовки, в которой участвовали сотни тысяч боливийских трудящихся. Следует отметить, что в отношении боливийских рабочих в стране действуют драконовские законы. По этим законам рабочим запрещается бастовать. Произвол хозяев в боливийской промышленности, как и во многих других странах Латинской Америки, достигает невиданных масштабов – они имеют право увольнять рабочих без предупреждения и объяснения причин увольнения. Несмотря на это забастовка рабочих в Боливии приняла массовый характер.

Столкновения восставших трудящихся с буржуазными карателями начались повсеместно и приняли невиданный для этой страны размах. Десятки демонстрантов были убиты, сотни ранены и тысячи были арестованы. Похороны погибших товарищей превратились в мощные политические акции. Забастовки распространились на все предприятия. Забастовщики организованно вливались в ряды восставшего народа. 14 октября столица страны Ла Пас фактически оказалась полностью парализованной ненависть к палачу-президенту стала всенародной. 16 октября, несмотря на усилившиеся правительственные репрессии, свыше 100 тысяч демонстрантов заполнили центр столицы. На следующий день многотысячная демонстрация прорвала цепи карателей и сломила их сопротивление. Президент полностью утратил контроль над ситуацией в стране и, наконец, вынужден был объявить о своём уходе с поста президента. После этого он поспешно смылся в США.

Народное восстание убедительно продемонстрировало, что буржуазный строй в Боливии сгнил до основания, и одновременно разоблачило наглядно классовое предательство ревизионистской «коммунистической» партии и других подобных «левых» лакеев буржуазии, скрывавших свою суть под чужой одёжкой. События в Боливии происходили и продолжают развиваться под давлением низов – рабочих, крестьян и разорившейся мелкой буржуазии. Выступления низов являются недостаточно организованными. К числу наиболее активных организаций можно отнести профсоюз «Рабочее Объединение Боливии», партию «Движение к социализму» и различные Индейские организации. Однако руководство этих организаций либо не готово, либо не желает доводить начатую борьбу до конца – до демократической, как первый шаг, и социалистической революции. Несмотря на сокрушительную победу восставших народных масс над палачом-президентом Goni и его правительством, серьёзно пошатнувшей устои буржуазного строя в Боливии, на смену одному буржуазному президенту пришёл другой буржуй, Carlos Mesa. Победы была омрачена также откровенным предательством со стороны перечисленных выше организаций, которые тут же холуйски засвидетельствовало свою лояльность новому президенту. Холопское низкопоклонство этих деятелей новым ставленникам буржуазии свидетельствует о том, что они неспособны возглавить последовательную борьбу с угнетателями и не пойдут путём решительной классовой борьбы. Можно смело утверждать, что уже вскоре авторитет этих предателей в рабочих организациях и среди других народных масс полностью исчезнет.

Борьба трудящихся масс в странах Латинской Америки нарастает. Однако только последовательная борьба во главе с организованным пролетариатом и под руководством марксистско-ленинского политического авангарда может привести к окончательной победе, к освобождению угнетённых масс от классового гнёта, в том числе и империалистического.

Стойкость, героизм и бескорыстие борьбы боливийских трудящихся являются вдохновляющим примером для организованного пролетариата всего мира и для российского пролетариата – в первую очередь.