Жизненная необходимость классовой организации рабочих

Осуществляемые в России буржуазные реформы все более обостряют классовые противоречия в обществе. Все без исключения реформы направлены против интересов трудящихся масс. Однако следует особо отметить, что в основе усиления классовых противоречий лежит невиданная эксплуатация российских трудящихся, особенно рабочих. В чем наиболее наглядно проявляется дикость этой эксплуатации? Одним из самых наглядных изуверских приемов сверхэксплуатации рабочих является нищенская оплата труда и массовые многомесячные задержки выплат заработной платы. То есть российская буржуазия наживается за счет дармовой рабочей силы. Более того, задерживая выплату заработной платы рабочим, буржуазия получает дополнительную прибыль за счет процентов от прокрутки фонда заработной платы через банковские структуры. В то же время нищенская заработная плата рабочих в результате несвоевременности ее выплаты значительно обесценивается постоянно растущими ценами на жизненно необходимые товары и услуги.

Этот буржуазный произвол обрекает семьи рабочих на полуголодное существование, неизбежно обостряя антагонизм между трудом и капиталом.

Подробнее: Жизненная необходимость классовой организации рабочих

Пётр Моисеенко 1852 - 1923

Он был сыном своего класса. Все черты, которые выковывает в пролетарии тяжелая жизнь и беспощадная борьба, выступали в нем отчетливо и резко. Особенная практичность и жизненная смекалка, основательность в отношении к исполняемой работе, которые так характерны для рабочего, пронизывали всю его революционную деятельность — поэтому результаты ее громадны несмотря на невероятно тяжелые условия.

Он был ткачом, столяром, слесарем, он косил с крестьянами и плотничал — и всякий раз он работал как профессионал. Это давало ему возможность проникновения в рабочие массы не как агитатору со стороны, а был он там как свой брат — от этого его выступления производили на рабочих поразительное впечатление. Из его огненного сердца исходили самые простые, быть может, десятки раз слышанные слова, но в его устах — пламенные.

Подробнее: Пётр Моисеенко 1852 - 1923

О русской интеллигенции (Александр Фетисов, 1965 год)

Одной из самых отвратительных черт дореволюционной мещанской русской интеллигенции была пустопорожняя болтливость. Этот ее порок не был следствием национального характера. Это объясняется вполне конкретными историческими причинами. Долгие годы свобода слова в России находилась под жестким гнетом царского самодержавия. Всякое общественное инакомыслие каралось тюрьмой и виселицей. Поэтому русским интеллигентам в массе своей приходилось «идти в либералы» и отводить душу в потоке красноречия в узком кругу, за чаем у самовара. Многолетняя привычка стала второй натурой. «Настоящего интеллигента» стало возможным узнавать по его способности произносить длинные и словесно красивые, но бессодержательные речи — вплоть до обращения к «многоуважаемому шкапу».

Подробнее: О русской интеллигенции (Александр Фетисов, 1965 год)

Бесланская трагедия

За несколько дней до кровавых событий в малоизвестном городке Беслан небольшая группа наших товарищей, занимаясь распространением «Пролетарской газеты», проводила коммунистическую агитацию среди пассажиров электрички, идущей на Беслан.

В основном пассажиры соглашались с нашими товарищами, что жизнь при капитализме является безрадостной, что никакой обнадёживающей перспективы для рядовых граждан нет, что капитал добывается только грязными путями, что буржуазные власти постоянно нас обманывают и грабят, то есть общее настроение пассажиров было явно антибуржуазным. К словам Коммунизм и пролетарская Революция пассажиры относились спокойно, но без особого энтузиазма.

Подробнее: Бесланская трагедия