Жизненная необходимость классовой организации рабочих

Осуществляемые в России буржуазные реформы все более обостряют классовые противоречия в обществе. Все без исключения реформы направлены против интересов трудящихся масс. Однако следует особо отметить, что в основе усиления классовых противоречий лежит невиданная эксплуатация российских трудящихся, особенно рабочих. В чем наиболее наглядно проявляется дикость этой эксплуатации? Одним из самых наглядных изуверских приемов сверхэксплуатации рабочих является нищенская оплата труда и массовые многомесячные задержки выплат заработной платы. То есть российская буржуазия наживается за счет дармовой рабочей силы. Более того, задерживая выплату заработной платы рабочим, буржуазия получает дополнительную прибыль за счет процентов от прокрутки фонда заработной платы через банковские структуры. В то же время нищенская заработная плата рабочих в результате несвоевременности ее выплаты значительно обесценивается постоянно растущими ценами на жизненно необходимые товары и услуги.

Этот буржуазный произвол обрекает семьи рабочих на полуголодное существование, неизбежно обостряя антагонизм между трудом и капиталом.

 

Стихийные стачечные выступления рабочих против подобного произвола буржуазных хозяев становятся привычным явлением в сегодняшней российской действительности. Видя организационную слабость протестного движения рабочих, буржуазия еще больше ужесточает гнет и зачастую на местах откровенно заявляет, что ей на интересы рабочих ровным счетом наплевать. Приведу конкретный пример подобного рода.

В начале текущего года на предприятии ЗАО «Ленраума-мебель» Санкт-Петербурга рабочие транспортного цеха поднялись на стихийную забастовку, организованную группой активистов из числа рабочих. До этого коллектив цеха относился к числу законопослушных и политически инертных. Рабочие были безразличны к событиям в обществе и жили замкнутыми обывательскими интересами. Каждый из них надеялся выжить в одиночку, пытаясь приспособиться к существующим буржуазным реальностям.

Причиной забастовки явилась многомесячная невыплата заработной платы. Забастовке предшествовали неоднократные и длительные переговоры с администрацией и «хозяином» предприятия, которые не дали каких-либо положительных результатов. Наконец, нужда заставила рабочих прибегнуть к более радикальной мере — забастовке. Директор предприятия откровенно заявил рабочим, что капитал взял власть не для того, чтобы думать о жизни «рабочей скотины». «Хозяин», мол, купил фабрику только для того, чтобы накручивать себе прибыль, наживаться. Теперь «хозяин» определяет — сколько и когда платить «быдлу». Это, мол, теперь — его личное дело. Выступление директора было насыщено неприкрытым хамством в адрес рабочих. Он откровенно дал понять, что теперь у «рабочей скотины» и жизнь должна быть соответствующей — так что, мол, причин для возмущения, по сути, нет.

После этой встречи с директором четверо рабочих активистов были уволены с фабрики без всякой оглядки со стороны администрации на действующее буржуазное законодательство. Остальным рабочим было обещано погасить долги по заработной плате в обозримом будущем. Но обещание, как обычно, оказалось пустым и до сих пор не выполнено.

На фабрике существует лишь один профсоюз — ФНПР (Федерация независимых профсоюзов России). Руководство ФНПР изначально встало на сторону буржуазной администрации, пытаясь уговорить рабочих «не гневить господ» и отказаться от забастовки. В противном случае, мол, будет еще хуже. Как поняли рабочие, профсоюз ФНПР лишь делает вид, что представляет их интересы, а на самом деле этот так называемый профсоюз является прямым выразителем интересов буржуазии. В лучшем случае он будет выступать за то, чтобы и без того скотская жизнь не опустилась ниже скотского уровня существования, так как это могло бы создать угрозу существующему строю в целом.

Основная масса забастовок в настоящее время проходит стихийно и не связана с профсоюзным движением. Число таких забастовок заметно возрастает. Большинство подобных выступлений рабочих происходит разрозненно, организованы они, как правило, слабо и в основном не выходят за рамки экономических требований, то есть узко шкурных групповых интересов. В этом заключается слабость сегодняшнего российского рабочего движения. Это зачастую обрекает выступления рабочих на поражение, не устраняет главных причин классового гнета и, казалось бы, делает борьбу рабочих бессмысленной и бесперспективной. Именно такие выводы напрашиваются при поверхностной оценке состояния российского рабочего движения в настоящее время.

Однако подобные выводы являются ошибочными и безграмотными с точки зрения науки о классах и классовой борьбе.

В нарастании стихийных стачечных выступлений российских рабочих необходимо видеть проявление нарастающего массового недовольства рабочих существующим буржуазным строем, необходимо видеть все большее осознание рабочими необходимости самостоятельной и организованной борьбы за свои насущные интересы, необходимо видеть в этих массовых стихийных выступлениях ростки будущей классовой борьбы российского пролетариата. Кроме того, в России реально существует классово сознательное ядро внутри рабочих профсоюзов «Защита», которое ведет постоянную и упорную работу по организации борьбы рабочих на классовом уровне. Пока это ядро является относительно малочисленным и не охватывает своим влиянием всего рабочего движения в стране. Однако все это уже свидетельствует о наличии реальных зачатков условий объективного и субъективного характера для перерастания стихийной экономической борьбы рабочих России в широкомасштабное классовое выступление российского пролетариата в не столь отдалённом будущем.

Аркадий Зыков

Ленинград, Июль 2004 года