О русской интеллигенции (Александр Фетисов, 1965 год)

Одной из самых отвратительных черт дореволюционной мещанской русской интеллигенции была пустопорожняя болтливость. Этот ее порок не был следствием национального характера. Это объясняется вполне конкретными историческими причинами. Долгие годы свобода слова в России находилась под жестким гнетом царского самодержавия. Всякое общественное инакомыслие каралось тюрьмой и виселицей. Поэтому русским интеллигентам в массе своей приходилось «идти в либералы» и отводить душу в потоке красноречия в узком кругу, за чаем у самовара. Многолетняя привычка стала второй натурой. «Настоящего интеллигента» стало возможным узнавать по его способности произносить длинные и словесно красивые, но бессодержательные речи — вплоть до обращения к «многоуважаемому шкапу».

 

Эту склонность «либеральной» русской интеллигенции к легкомысленной болтовне и ее неспособность заняться глубоким изучением конкретных общественных проблем постоянно высмеивал, бичевал и клеймил позором Ленин. Можно составить целый том из высказываний Ленина о склонности интеллигенции подменять работу — словами, дело — болтовней, одновременно браться за тысячу дел и ни одного не доводить до конца, обращать изучение живого дела в «литературщину», педантизм и пустопорожнее производство тезисов, на каждом шагу впадать в разгильдяйство, интеллигентское брюзжание и хныканье. Немало блестящих трудов посвятили критике этих застарелых интеллигентских пороков Писарев и Щедрин, Горький и Луначарский, но…

Живуч, однако, оказался Васисуалий Лаханкин, посвятивший всю свою жизнь рассуждениям об «историческом значении» русской интеллигенции и трагедии русского либерализма! Теперь он выступил под псевдонимом Померанца, а его последнее произведение называется «Нравственный облик исторической личности». Именно это его конкретное «творение» послужило толчком для моего открытого выступления против интеллигентствующей русской гнили.

В своем выступлении Померанец пытается навязать одну мысль: мол, Сталин — преступник, уничтоживший цвет русской интеллигенции. Формулировка этой немудреной мысли заняла 18 машинописных страниц, а так называемые доказательства — полторы строчки. Зато к этой микромысли и ее рекордно короткому «доказательству» пристегнуты стихи Коржавина и детская песенка, строфы из Пушкина и Тютчева, предания об императорах Ашаке и Цинь Ши-хуане, а также Гракхи, жирондисты, якобинцы, линкор «Марат», сущность прогресса, афоризм Монтеня, Библия, пастор Грунвиг и благородство датских короля и королевы. Много амбиции и море эрудиции! Такая манера изложения вовсе не является следствием неумения выражать мысль. Нет. Это является обдуманным расчетом на определенный круг читателей. Автор приготовил этот интеллигентский винегрет на ту часть интеллигенции, которую Луначарский называл «образованной частью обывательщины». Обыватель этого сорта с головой занят червями и бабочками, атомом и электроном, клещами и моллюсками, а на изучение жизни человеческого общества и его развития у него просто нет сил, времени и желания. Ему не до такой мелочи! Хотя именно на этой «мелочи» поднялся Гитлер, а сейчас процветают померанцы. Литературоведенье теперь заполнено тем, что Плеханов называл «мещанской критикой мещанства». Мысли Маркса и Ленина о мещанстве, а также отдельные удачные работы других марксистов на эту тему, особенно 20-х–30-х годов, оказались неизвестными даже признанным современным «специалистам по критике мещанства». Словом, современная философская мысль познанием сути мещанства не занимается. Зато в этом вакууме вольготно плавают, как рыба в воде, разного рода померанцы со своими корыстными холопскими интересами. Эти померанцы прекрасно знают одну характерную особенность мышления мещанина — мещанин есть человеческое существо с короткими мыслями, и ему не дано понять причины и первопричины явлений и событий. Обыватель не затрудняет себя анализом конкретных событий, а рассуждает короткими силлогизмами. Мол, Иван Калита был мерзок, но прогрессивен, а Сталин выполнял обязанности Генсека плохо, так как «нетерпимо» относился к троцкистской оппозиции (хотя ее деятельность уже стала смертельно опасной для диктатуры пролетариата, особенно в условиях надвигающейся мировой войны). Померанцы знают, что эту логическую конструкцию обыватель проглотит с восторгом. Необходимо только, чтобы она была преподнесена в целлофановой обертке эрудиции на фонтане красноречия. Вот в чем заключается причина такого построения выступления Померанца, необычного с точки зрения здравого смысла, но выдержанного по всем правилам обывательской риторики.

Откуда всплыли эти лоханкины и померанцы после десятилетий господства диктатуры пролетариата? За столь исторически короткий период они не могли безвозвратно исчезнуть. Они продолжали здравствовать, внеся коррективы в свое поведение. Именно этот слой «образованной обывательщины» особенно рьяно, к месту и не к месту, стал славословить в адрес Сталина при его жизни, заслоняя авторитет заслуженный потоком низкопробных восхвалений, хотя авторитет Сталина не нуждался в искусственном его раздувании. Авторитет Сталина и партии большевиков был заслуженно и бесспорно велик не только внутри нашей страны, но и во всем мире. Именно за спиной авторитета Сталина безбедно пристроились померанцы, вольно или невольно своим корыстным славословием затуманивая суть этого авторитета, извращая до абсурда роль личности в истории и тем самым искажая объективную историческую правду этой легендарной эпохи.

Свершившаяся после смерти Сталина контрреволюция изменила ситуацию в стране в пользу капитализма. Одним из серьезнейших препятствий наступлению капитализма оказался величайший авторитет Сталина, так как это имя стало олицетворением невиданного доселе исторического прорыва в будущее прогрессивных сил человечества, наряду с именем Ленина. Это препятствие необходимо было любой ценой убрать с дороги. Откровенное шельмование имени и дела Сталина стало главным в политике внутренней контрреволюции и реакционных сил во всем мире, в частности Ватикана и Уол-стрита. В эту вакханалию с головой окунулись также, не вникая в суть происходящего, представители русской «образованной обывательщины». Тем самым померанцы вольно или невольно оказались в одной упряжке с самыми оголтелыми реакционерами и стали активными глашатаями этой грязной политики. Они пытаются представить Сталина глупцом, карьеристом, честолюбцем и интриганом, узурпировавшим власть в стране и удерживавшим эту власть, не останавливаясь ни перед какими преступлениями. То есть померанцы вновь, но уже с другой стороны, исказили и оболгали историческую правду, не вникая в суть исторических процессов и основываясь только на своем примитивном обывательском мнении.

Правда о Сталине и сталинской эпохе — это правда о драме революционного народа огромной страны, веками угнетаемого, не подпускавшегося к высокой культуре и посягнувшего на эту привилегию господствующих классов. Сталинская эпоха — это героическая эпоха революционного класса, сумевшего завоевать власть, сумевшего смести видимых врагов революции внутри страны и защитить завоевания революции в жестокой битве с мировым капиталом. Сталинская эпоха — это эпоха грандиозного и глубокого прорыва в будущее, к которому не было проторенных дорог и не было примеров подобного. Зачастую продвигаться вперед приходилось неизведанными путями, наощупь, в условиях ожесточенной классовой борьбы внутри страны, во вражеском окружении, при крайне ограниченных возможностях по времени, преодолевая доставшуюся в наследство от прошлого страшную хозяйственную разруху и опираясь только на собственные силы. В таких условиях ошибки и жертвы были неизбежны и вполне объяснимы. Революционный класс шел на эти потери сознательно, исправляя ошибки и накапливая опыт. В авангарде этого исторического прорыва находились партия большевиков и вождь революционного класса — Иосиф Виссарионович Сталин.

Эта легендарная эпоха требует глубокого и серьезнейшего изучения со стороны прогрессивных сил, а не обывательского расхваливания или охаивания. Изучать необходимо в интересах жизни будущих поколений!

Померанцы пытаются доказать, что Сталин не был теоретиком, равным Ленину, что он вел страну к коммунизму не самым коротким и оптимальным путем, что он не был идеальным Генсеком и тому подобное. Допустим!

Но Сталин, в отличие от Померанца, прекрасно видел пути, ведущие назад — к капитализму. Он всей своей железной волей закрывал эти пути, отражая натиск сознательных и несознательных противников социализма. В том числе тех русских интеллигентов, выдаваемых Померанцем за героев, которые кричали с надрывом: «Куда идти — я не знаю, но с Вашей политикой, Иосиф Виссарионович, я не согласен!» Кто хоть немного знаком с действительной обстановкой тех лет, тому не надо доказывать, что Сталину приходилось постоянно сдерживать натиск интеллигентов, насаждавших буржуазную идеологию буквально во всех областях жизни общества. Разумеется, часть из них действовала несознательно, так как никакое другое понимание задач развития экономики, кроме буржуазного, им не было известно.

Разве кто-нибудь из «несогласных» интеллигентов проявил себя как теоретик более крупного калибра, чем Сталин? Может быть, Померанец считает, что «Уроки Октября» Троцкого или «Заметки экономиста» Бухарина — более достойное продолжение научных работ Маркса и Ленина, чем, скажем, «Об основах ленинизма» Сталина? Факт есть факт. Более того, теоретические выводы в работах Сталина были подтверждены реальной практикой. Если Сталин и не был теоретиком, равным Ленину, то все же теоретические работы Сталина есть лучшее, что было создано в теории после Ленина. Причем создано не только без помощи, но зачастую при прямом саботаже со стороны нашей интеллигенции.

Померанец утверждает, что Сталин, проводя индустриализацию, коллективизацию и укрепляя обороноспособность страны, делал лишь то, что сделал бы каждый из «вождей» того времени на его месте, но Сталин делал это плохо. Напомню «забывчивому» гражданину Померанцу. Троцкий, например, считал безнадежным делом сохранить независимость СССР без поддержки революций в странах Запада. Бухарин, столь милый сердцу Померанца, не постыдился заявить открыто, что в сложившихся условиях он считает целесообразным пойти на утрату Советской власти. Каменев и Зиновьев, пытавшиеся предать Революцию еще в 1917 году, на 14-м съезде партии развели такую склоку, что надеяться на сохранение единства партии и завоеваний Революции в случае их прихода к власти было бы совершенно немыслимо.

У Померанца одна примитивная ложь нагромождается на другую. Прав был великий сатирик, когда сказал, что цинизм может доходить до грации! Холопы подобного типа способны только обливать помоями, а не критиковать. Именно этим и занимается Померанец.

Может быть, Померанец знает, как лучше провести коллективизацию сельского хозяйства в огромной отсталой стране за 2-3 года? А ведь большим временем наша страна не располагала в тот период для решения данной проблемы – не позволяли внутреннее состояние экономки и международная ситуация. При огромном количестве оппозиционных прожектов и платформ никто не выдвинул тогда лучшей программы, чем Сталин. Гарантированное обеспечение населения продовольствием, а промышленности – сырьём было проблемой на уровне сохранения независимости страны, а не «волюнтаризмом» Сталина. Эта проблема была решена в невиданно короткие сроки через коллективизацию сельского хозяйства и создание МТС. Решалась эта проблема в условиях жесточайшей классовой борьбы с сельской буржуазией – кулачеством. Это гениальное решение, с научных позиций, не только было кратчайшим путём в решении текущих проблем экономики, но указывало оптимальный путь в развитии сельского хозяйства на дальнейшую перспективу.

В настоящее время всё более и более умалчивается послевоенная экологическая программа, так называемый Сталинский план преобразования природы. Замечу – эта программа была разработана и началось её практическое воплощение сразу же после окончания войны. Эта программа, опять-таки с научных позиций, является безупречной и своевременнейшей. Что свидетельствует о фундаментальности и дальновидности политики партии большевиков. После контрреволюции хрущёвская (ревизионистская – ред.) КПСС ликвидировала эту программу и свернула все начатые работы. Недалёк тот день, когда эта проблема встанет во весь рост перед всем человечеством, но уже в облике надвигающейся экологической катастрофы на всей планете. Не обойдёт она стороной и жизнь конкретных Померанцев, которые сегодня в холопском рвении усердно рубят сук, на котором сидят сами.

Перечисленные примеры относятся к разряду многочисленных текущих задач, которые решала партия большевиков в Сталинскую эпоху.

Сталин в тяжелейших условиях смог уберечь главное завоевание Октября – Советскую власть. И это является основной его заслугой. Падение Советской власти считали предрешённым делом и Троцкий, и Бухарин, и Гитлер, и Черчилль. Особенно суровые испытания пришлось пережить в годы Великой Отечественной войны. Однако Советская власть не только выстояла под натиском фашистских орд, но нанесла гитлеровскому фашизму сокрушительное поражение. Более того, человечество было спасено от угрозы гитлеровского варварства, а СССР вырос в такую державу, к голосу которой вынужден был прислушиваться весь мир. Возмущаться тем, что Сталин выполнил главную задачу так, как это было возможным в той конкретной обстановке, может только интеллигенствующий чистоплюй, подменяющий конкретный анализ конкретной ситуации пустопорожними абстрактными рассуждениями.

Померанец пытается осуждать Сталина так, как гимназистка осуждает рабство и капитализм. Гимназистке рабство и капитализм кажутся только бесчеловечностью и варварством, независимо от исторических этапов их развития. Она не в состоянии понять, что на определённых исторических этапах развития общества рабство и капитализм были не только неизбежным явлением, но даже прогрессивным. В конкретных условиях логика борьбы вынуждала Сталина идти на такие меры, которые воспитанному на абстракциях интеллигенту кажутся непонятными, «неоправданно суровыми», «волюнтаристскими». В том числе это касается сталинской дипломатической политики перед Второй Мировой войной. Ради спасения дела Пролетарской Революции Сталину необходимо было любой ценой выиграть время, расколоть империалистический лагерь и сплотить советский народ накануне смертельной схватки с гитлеровскими фашистами. Жизнь убедительно доказала правильность сталинской политики. Никто из «умствующих интеллигентов» не смог бы справиться с этой задачей лучше, чем это сделал Сталин, а вероятнее всего – не справился бы вовсе. Это вынуждены были признать даже самые заклятые враги Советского Союза типа Черчилля. Абстракции Померанца заставили меня вспомнить высказывание известного мыслителя: «Самое страшное применение Разума – не пользоваться им… Человек – существо, ищущее причины». Померанец не утруждает себя «поиском причины».

Человечество уже подошло к такому рубежу, когда дальнейшее движение по пути неэквивалентного обмена и антагонистического процесса больше невозможно. Уже изжили себя все формы угнетения человека человеком, а неэквивалентный обмен между обществом и природой привёл к такому расхищению природных богатств, отравлению воздуха, почв и вод, что это превратилось в подрыв коренных условий самого существования человека. Хотим мы того или нет, но человечество должно перейти от неэквивалентного обмена к эквивалентному, от роста к развитию, то есть история поставила людей перед выбором – коммунизм или гибель цивилизации.

Померанец ставит вопрос: «Куда нас влечёт тень Сталина?». Возможно, Померанец застыл, как сказал Маркс, в состоянии «неспособной к развитию недоразвитости». Но дело, конечно, не в самом Померанце. Померанец лишь производит шум, а для шума выбирают маленьких людей – барабанщиков. За спиной Померанца стоят тузы более солидные, о письмах которых с воплем «не допустить реабилитации Сталина» сообщали Би-Би-Си и «Голос Америки». Рядом с этими тузами пасутся те, кого Герцен назвал «встречающимися среди кипящей жизни мертвецами, укоряющими, озлобленными и не ведающими, что они умерли, … мертвецами, которые, если не способны уже вредить, то станут пугать». Отвечая Померанцу, я одновременно отвечаю и тузам, и мертвецам, которых забыли похоронить.

Карта старого мира бита. Померанцам не удастся повернуть историю вспять, сколько бы живых мертвецов им ни помогало.

Но есть ещё одна причина, более приземлённого характера, крикливости померанцев. Раскрою объективный смысл позиции тех кругов, которые размахивают жупелом «возврата сталинизма» и прикрываются криками о защите интеллигентности. Коммунизм — бесклассовое общество. Строительство коммунизма есть процесс уничтожения интеллигенции как социальной категории общества. Разумеется, это в равной степени относится к классу крестьян и рабочему классу. При коммунизме не будет профессиональных писателей и артистов, академиков и критических критиков, прочих профессиональных указующих и поучающих. «Образованный обыватель» чувствует опасность утраты того, что он считает вечной своей привилегией – право жить только в мире умствований, ставя себя над основной массой трудящихся. Хотя эта привилегия уже давно превратилась в проклятье интеллигенции и породила массу социальных заболеваний в её рядах. Отчасти и этой причиной подогревается антисталинская истерия померанцев – пока массы не осознали суть коммунизма и неизбежность развития общества в этом направлении. Наша задача — разоблачать и клеймить презреньем померанцев, чтобы их крики «о защите интеллигентности» не обманули основные массы трудящихся, чтобы суть дела была ясна каждому думающему человеку.

Москва, 1965 год.

 Этот материал в особенности ценен тем, что он был написан в период торжества контрреволюционной «хрущёвской оттепели». Александр Фетисов был одним из немногих, кто осмелился в то время открыто выступить в защиту имени и дела Сталина. Хрущёвские ревизионисты обрушили на непокорного учёного жесточайшие репрессии. Александр Фетисов был на долгое время лишен свободы, но сломлен не был.