Рабочее движение по России: факты и проблемы

   

 

Москва

Холдинг «Донстрой», крупнейшая строительная фирма Москвы с годовым оборотом продаж жилья на многие десятки миллионов долларов является, без преувеличения, флагманом капиталистической стройиндустрии. Компания официально называет число работающих в ней более 30 тысяч человек, но с учетом рабочих-мигрантов из ближнего зарубежья, принятых на работу без регистрации, без оформления трудовой книжки, без медицинской страховки и других условий, требуемых Трудовым кодексом, эту цифру можно, по крайней мере, удвоить.

28 февраля-2 марта примерно 1,5 тысячи рабочих управления механизации «Донстроя», представляющих наиболее квалифицированную часть рабочего коллектива фирмы (водители, крановщики, экскаваторщики, операторы растворных узлов и другие механизаторы), вступили в трудовой конфликт с хозяевами фирмы, начав забастовку. Поводом к выступлению рабочих стала невыплата заработной платы с июля 2004 года. Был избран Стачком во главе с Николаем Петуховым. Переговоры рабочих с начальником управления механизации Лумповым и выдвинутые ими требования по ликвидации задолженностей по зарплате и отпускным пособиям привели лишь к устным обещаниям погасить задолженности, но со ссылками на тяжелое положение фирмы в оправдание этих задолженностей. Одновременно стали раздаваться непосредственные угрозы в адрес рабочих активистов о возможности их увольнения и выселения из общежития.

Вечером 1 марта, когда рабочим был предъявлен ультиматум, что все, кто не приступит к работе 2 марта, будут уволены, товарищи из Стачкома вместе с рабочими активистами приняли меры по предотвращению срыва забастовки. Всеми имеющимися силами были заблокированы въездные ворота у общежитий, где живут около десяти тысяч рабочих «Донстроя». Давление хозяев имело определенное влияние на некоторую часть рабочих, внеся в их среду замешательство. Однако решимость членов Стачкома и рабочих активистов внесли уверенность в ряды бастующих и растерянность в ряды администрации фирмы.

Представители работодателя успели вызвать несколько машин с милицией и ОМОНом, которые пытались задержать группу участников акции. Однако стойкость и выдержка забастовщиков не позволили «блюстителям порядка» кого-либо задержать и помешать дальнейшему развитию забастовки.

После длительного противостояния  на морозе и обещаний начальника колонны и начальника базы приступить к переговорам и придти к соглашению, переговоры были перенесены в актовый зал, где представители хозяев фирмы вновь старались запугать рабочих массовым увольнением. Представители администрации прибегали также и к демагогии вроде: «Донстрой» — единая семья» и «тяготы все переживают одинаково — от гендиректора до рабочего». Однако, когда представители бастующего коллектива обратили внимание на многочисленные нарушения со стороны хозяев, такие как длительная невыплата заработной платы, отсутствие у многих рабочих оформленных трудовых книжек и страховых полисов, что само по себе является уголовным преступлением, агрессивность наступления администрации явно упала. В результате длительных переговоров было подписано соглашение, которым было предусмотрено погашение задолженностей по зарплате до 10 марта и выдача на руки рабочим копий двусторонних договоров, медицинских полисов, а также отказ администрации от попыток представить забастовку как прогул.

Бастующие рабочие «Донстроя» создали рабочий профсоюз «Защита труда». Это стало важным шагом механизаторов «Донстроя» на пути своей организации. Примечательным фактом является активное участие в забастовочных акциях коллектива «Донстроя» рабочих из ближнего зарубежья, тех, которых буржуазные хозяева именуют гастарбайтерами, вместе и наравне с рабочими-москвичами. Борьба рабочих «Донстроя» продолжается.

Бастующие рабочие фирмы «Донстрой» через опыт практической борьбы вышли на более высокий уровень по целому ряду принципиальных проблем в части организации отпора классовым угнетателям:

— в стачечной борьбе совместно выступили местные (российские) рабочие и рабочие-мигранты (так называемые гастарбайтеры)

— в процессе стачки рабочие организовались на более высоком уровне — создали рабочий профсоюз «Защита» на своем предприятии, в который на равных правах вошли как местные рабочие, так и рабочие-мигранты

— бастующие рабочие переходили к более решительным действиям при ужесточении карательных мер против них со стороны хозяев предприятия и властей

— бастующие рабочие решительно пресекали попытки штрейкбрехерства, вплоть до силового воздействия и панику среди своих товарищей по забастовке.

Город Вольск, Саратовская область

Банкротство завода АЦИ было организовано его хозяевами и властями города якобы в целях возрождения предприятия, а фактически для его уничтожения. Однако рабочие завода не смирились с такой перспективой.

Незадолго до Нового года рабочие вызвали на завод представителей городской власти. На предприятие прибыл заместитель мэра города. Наобещав сделать все возможное для сохранения завода, он покинул предприятие.

Тогда рабочие создали инициативную группу для защиты интересов коллектива завода. Подобная инициатива, естественно, была встречена в штыки администрацией завода и властями города. Это коснулось в первую очередь Николая Кнутова и Алексея Бобикова, чья позиция оказалась особенно не по душе управляющему. Конкурсный управляющий коротко заявил членам инициативной группы: «Вы уволены!». Сразу же после пресловутых «рождественских каникул» рабочие завода АЦИ стали получать уведомления об увольнении. Все это выглядело как сокращение. Однако об этом даже не был поставлен в известность профком предприятия, что было явным нарушением Трудового законодательства.

Рабочие АЦИ вновь вызвали на завод местную администрацию, на этот раз на сходку у проходной, поскольку на территорию предприятия их по приказу Хорюкова охрана не пропускала.

14 января утром рабочие собрались у ворот завода, чтобы дождаться представителей власти. Приехавший на работу конкурсный управляющий Хорюков попытался прорваться на машине через толпу рабочих к воротам предприятия, не обращая внимания на ожидавший его коллектив. Рабочие не позволили машине начальника проехать к воротам, вынудив зарвавшегося начальника пешком прошествовать через окружавшую его толпу к своему рабочему кабинету. Примерно через час охрана позволила ожидавшим рабочим пройти на территорию АЦИ и собраться в актовом зале. Но в зал никто не спешил. Люди ждали представителей власти.

Когда, наконец, появился бывший директор завода, а теперь мэр города Вольска Зубрицкий, рабочие битком заполнили актовый зал. Председатель профкома призвала: «Чтобы крику не было! Давайте без эксцессов!» В ответ раздались недовольные голоса: «Что, милицию вызвали?» Без криков не обошлось, но эксцессов не было.

Рабочие требовали ответа от представителей власти — что же они собираются делать для спасения завода. Представители власти клялись, что они «вплотную занимались проблемами АЦИ», заявляя при этом, что власть не имеет права вмешиваться в хозяйственные дела предприятия и упрекали слегка Хорюкова за то, что он не «выводил завод из тупика, а занимался посторонними для производства делами». Когда же мэр города присвоил себе заслугу в том, что он якобы «не допустил резки гидрофола», зал недовольно загудел, уточняя, что гидрофол не разрезали лишь потому, что этого не допустили сами рабочие.

Рабочие были возмущены тем, что никакого делового разговора с представителями власти и администрации АЦИ не получалось. Представители власти и администрации АЦИ то сваливали ответственность друг на друга, то упрекали рабочих в том, что они продали все свои акции и таким образом «не стали собственниками предприятия».

Представитель областного правительства, со своей стороны, уверял, что последнее весьма заинтересовано в сохранении уникального завода и что есть серьезный покупатель из Москвы. Этим обещаниям никто  не поверил. На ближайшем собрании кредиторы назначили очередной срок массового увольнения рабочих с 17 января. Рабочие не дали должного отпора и оказались за воротами.

Рабочие в этих условиях должны сопротивляться. Другого пути нет. Сопротивляться массовым увольнениям, развалу предприятия, систематическому обману очередными хозяевами. Сопротивляться самим этим новым хозяевам, навязывающим производственным коллективам антирабочие правила. Сопротивляться самому буржуазному государству со всеми его антинародными институтами и средствами принуждения и подавления. Сопротивляться самому капиталистическому способу производства с его отжившими свой век экономическими законами. Упорно бороться за свои права, за свою жизнь, за свое будущее. Необходимым условием успеха этой борьбы является организация рабочих на всех уровнях.

Города Саратов-Энгельс

2 марта 2005 года около ста рабочих ОАО «Волгомост» пытались привлечь внимание общественности к судьбе своего предприятия. Рабочие активисты выставили пикеты на Театральной площади. С конца прошедшего года акции «Волгомоста» скупаются финансовой структурой «СОК», с ущемлением прав трудящихся предприятия. По словам ветерана «Волгомоста» Ивана Кузьмицкого, предприятием управляют не специалисты, а люди с тугими кошельками, то есть капиталисты. Естественно, что это грозит рабочим «Волгмоста» потерей рабочих мест и безработицей.

Всего на предприятии «Волгомост» работают около 5 тысяч человек. Тружениками «Волгомоста» на сегодняшний день построено более 200 километров мостов во многих регионах нашей страны. На протяжении последних 44 лет предприятие является флагманом отечественного мостостроения.

Акулы большого бизнеса сцепились с хозяевами предприятия и затеяли судебные дрязги. Стороны обвиняют друг друга в незаконных финансовых махинациях, надеясь таким образом обосновать свои права на владение предприятием. Бездействие рабочих в такой ситуации грозит им безработицей и нищетой.

«Когда паны дерутся, у мужиков чубы трещат». Капитал стремится оторвать себе кусок пожирнее и плевать ему на рабочих. Эту истину давно пора понять всем, кто своим трудом создает материальные блага, чтобы быть готовым к жестокой и бескомпромиссной классовой борьбе с господствующей буржуазией.

По материалам газеты «Атака» N 3. 2005 г. (город Саратов)

Куйбышевская область, город Тольятти

Объединение профсоюзов городаТольятти объявило о массовой акции протеста рабочих 25 марта, в ходе которой колонны протестующих рабочих должны были пройти из одного конца города в другой. Тольятти — город рабочий. Подобные походы в таких городах неизбежно обладают острым революционным колоритом.

Но как была объявлена эта акция официальными пробуржуазными профсоюзами, так была и отменена. Городские профбоссы Карагин и Калинин многозначительно заявили, что важен, мол, «конструктивный диалог с властью». С этим они направились на переговоры с мэром, после которых столь же многозначительно объявили о достигнутых важных договоренностях. «Главное — декларировали профбоссы — что власть идет на диалог, с пониманием относятся  к нашим требованиям!»

Таким образом, профбоссы города Тольятти оказались самыми натуральными штрейкбрехерами. Если борющиеся рабочие штрейкбрехеров учили кулаками, подвешивали за пояс на башенных кранах и тому подобное, то сегодня им покорно платят дань в виде профсоюзных взносов. А эти штрейкбрехеры заседают в согласительных комиссиях и только время от времени договариваются с работодателем о мизерной позорной подачке рабочим. А ведь наступление капитала на права людей труда идет во всю мощь, лишая рабочих возможности лечиться, учить своих детей! Рост тарифов на коммунальные платежи и новый Жилищный кодекс многих сделают бомжами.

Несмотря на явное нежелание официальных профсоюзов выступить в защиту интересов трудящихся их численность растет. Почему? Например, на ВАЗе при приеме на работу новеньких автоматически зачисляют в карманный профсоюз.

Пришло время повсеместно создавать и укреплять подлинно рабочие профсоюзы по типу рабочих профсоюзов «Защита труда», чтобы путем организации рабочего сопротивления наступлению капитала на права людей труда подготовиться к решительной схватке с господствующей буржуазией, к свержению ее господства и установлению власти пролетариата.

Практика рабочего движения в России и опыт описанных выше забастовочных акций рабочих в частности показывают, что рабочие систематически оказываются перед необходимостью вырывать буквально из глотки у капиталиста-работодателя даже положенную по Трудовому кодексу РФ заработную плату. В противном случае — можно оставаться без зарплаты годами и в конечном счете не получить ее вообще. То же самое относится к защите рабочих мест от произвола буржуазных хозяев, приватизирующих предприятия и в целях экономии в массовом порядке сокращающих наемных работников. Только упорное сопротивление рабочих коллективов хозяевам-приватизаторам дает рабочим возможность на какое-то время отстоять свое право на существование. С другой стороны — все достижения рабочих в их забастовочных акциях неизбежно будут временными и непрочными до тех пор, пока их борьба будет ограничиваться требованиями сегодняшнего дня и данного места. На повестке дня российского рабочего движения стоит его переход на уровень политической классовой борьбы против самого капиталистического способа производства, чтобы покончить с системой капиталистического грабежа.