Борьба против терроризма? Нет. война против собственного народа

Вот уже более полутора десятилетий Северный Кавказ является пылающим очагом схватки различных групп российского капитала за обладание источниками сырья, главным образом, нефти, а также транзитом нефти. Каждая из этих групп капитала связана с соответствующими кругами международного капитала, представляемого транснациональными корпорациями (ТНК). Особенно острый характер эта схватка проявляет на территории Чеченской Республики и на прилегающих к ней территориях. Одну из сторон в этой схватке, уже давно превратившейся в настоящую войну, представляют силы Российской Армии и федеральные спецслужбы. Другую сторону представляют чеченские боевики. Обе стороны являются, по сути, пешками соперничающих групп капитала. Официальная пропаганда российской господствующей буржуазии оправдывает действия федеральных сил в Чечне и на Северном Кавказе борьбой против международного терроризма. Примечательно, что и империалисты США также оправдывают свои агрессивные действия в Ираке и других регионах мира борьбой против терроризма. Как там, где «с терроризмом борются» войска империализма США, так и там, где это делают российские федеральные силы, мишенью при этом становятся главным образом мирные жители и во втором случае — граждане России. Поэтому вполне правомерно заявить, что федеральные силы ведут войну против собственного народа.

 

Остановимся на одном из эпизодов, имевшем место в Республике Ингушетии немногим больше года назад, но от этого не потерявшим своей жестокой актуальности.

Ночью, 25 марта 2004 года, группа молодежи из станицы Орджоникидзевской мирно отдыхала у костра на лужайке неподалеку от станицы. Раздавшийся шум вертолетного двигателя не вызвал у ребят какой-либо тревоги. Здесь все привыкли к тому, что военные вертолеты в любое время дня и ночи систематически облетают территорию на малой высоте. Отдыхающим друзьям и в голову придти не могло, что с вертолета по ним будет нанесен ракетный удар. В результате ракетного обстрела старший из компании, Хамхоев, 20 лет, был убит на месте. Двоюродные братья Хашагульговы, 15 и 16 лет, бросились бежать и заскочили в чей-то огород. Вертолетчик своим огнем настиг их и там. Заскочи они в чей-нибудь дом, и огонь был бы открыт по нему. Вертолетчик не стал бы раздумывать о том, что там могут быть люди, а может быть и дети. Из всей компании от ракетного огня укрылась лишь одна девушка, догадавшаяся прыгнуть в речку и исчезнуть из виду вертолетчика. Несколько позднее один из раненых Хашагульговых скончался в реанимационном отделении Сунженской больницы.

Произвол был совершен. Никто не понес наказания за убитых и раненных ребят. Российская господствующая буржуазия вместе с состоящей у нее на службе военщиной делает вид, что в Ингушетии ничего не происходит и всеми силами стараются замолчать свое преступление, совершенное 25 марта 2004 года. Все это напоминает дело полковника Буданова — насильника и убийцу чеченской девушки. Примечательно, что в его защиту выступали высшие чины Российской Армии. Так, один из них, ставший губернатором Ульяновской области в момент, когда шел суд над Будановым, бросив все дела, явился на суд, чтобы защищать своего «собрата по оружию» — такого же хладнокровного бандита, как и он сам. На вопрос корреспондента он цинично ответил: «Я здесь, потому, что я российский офицер».

Ко всему этому можно добавить массу преступлений, совершенных российской военщиной и спецслужбами на Северном Кавказе, начиная с варварской бомбардировки Грозного, когда погибли сотни, а может быть — тысячи мирных жителей разных национальностей. Так и теперь, в Ингушетии российские спецслужбы, разыскивающие «чеченских и ингушских боевиков», похищают и убивают мирных жителей, не имеющих никакого отношения к каким-либо боевикам. Точно также, на улицах российских городов любой работник милиции считает себя в праве задержать любого прохожего, имеющего «лицо кавказской национальности», то есть немного чернее, чем он сам. Таким образом, все разговоры Путина о какой-то «диктатуре закона» сводятся в конечном счете к защите диктатуры законов капитализма, обеспечивающих право сильного над слабым. И если в центральных регионах России это обстоятельство еще как-то маскируется, то на Северном Кавказе проявляется со всей откровенностью.

Подобные события возбуждают всеобщее недовольство в Ингушетии. И все же массы пока сдерживаются от открытого выступления. Факт, имевший место 25 марта 2004 года, взбудоражил всю республику. Наибольшее возмущение вызвало молчание республиканских властей, как всегда делавших вид, что ничего не происходит. Но далеко не все в республике хранили молчание. 29 марта 2004 года группа студенческой молодежи, около 200 человек, неожиданно для чиновников из руководства республики подошла вплотную к воротам Администрации Президента Республики Ингушетии Мурата Зязикова и попыталась войти в здание. Ворота оказались закрыты. Студентов со всех сторон окружили «стражи порядка». Была вызвана подмога из МВД. Студенты требовали встречи с Президентом, чтобы он объяснил им, когда, наконец, кончится чинимый в Ингушетии произвол. Каких-либо других требований студенты не предъявляли. Никто из студентов не представлялся лидером или организатором. К студентам вышли несколько второстепенных чиновников из администрации Президента и из Правительства Республики Ингушетии.

Пока студенческие «парламентеры» общались с чиновниками, их товарищей силами милиции оттеснили от государственных учреждений. Были подтянуты силы ОМОН. Студенты были окружены. Для их вывоза из города были подготовлены автобусы со специальными милицейскими нарядами. Когда, наконец, «парламентеры» вернулись и рассказали своим товарищам об услышанном от чиновников, студенты стали вновь требовать Президента. Но тут «стражи порядка» приступили к своей работе. К студентам применили силу. Их избивали дубинками, заталкивали в автобусы и увозили. Многие из студентов были задержаны силами «правопорядка». Таким образом это выступление студентов было локализовано. Потом многие из участников акции были изгнаны из Университета, но не путем отчисления, а с помощью призыва в армию.

Средства массовой информации как в Ингушетии, так и за ее пределами предпочли в основном обойти все эти факты молчанием. Обсуждение выступления студентов имело место главным образом среди населения республики. При этом далеко не все представители старшего поколения с пониманием отнеслись к выступлению студенческой молодежи, опасаясь дестабилизации и вообще, как бы чего не вышло. И все же, с удовлетворением отмечая пробуждение студентов к активной жизненной позиции, необходимо напомнить, что, действительно, студенческой молодежи не приходится рассчитывать на помощь чиновников или судебных инстанций. Чтобы покончить с произволом властей любого уровня, чтобы защитить от подобных «ошибок» и «случайностей» свое право на жизнь, необходимо вести борьбу против капиталистического строя с его экономическими законами. Только с устранением от власти всякого капитала будет покончено с соперничеством групп капитала, возбуждающих в своих корыстных интересах в том числе и  межнациональную вражду, можно обеспечить свое право на жизнь.

Наш товарищ вышел на свободу

Наш товарищ, Александр Бирюков, находившийся с июля 1999 года на принудительном лечении «от революционных идей» в психиатрической больнице, решением Верхне-Пышменского суда (Свердловская область) освобожден и 4 мая 2005 года покинул больницу.

Буржуазные власти современной России, подобно их предшественникам и родоначальникам — хрущевско-брежневским ревизионистам эпохи советского социал-империализма, используют психиатрию в политических целях, подвергая лиц, сопротивляющихся буржуазной власти, главным образом, из числа молодежи, принудительному «лечению» в психиатрических больницах «от революционных идей».

В борьбе за освобождение товарища Бирюкова из психушки приняли участие широкие массы трудящихся нашей страны, в том числе рабочие профсоюзы «Защита труда» и наша редакция.

Отмечая то обстоятельство, что освобождение товарища Бирюкова стало в значительной степени результатом солидарности, проявленной значительным числом трудящихся, выражаем благодарность всем, приложившим усилия для освобождения товарища Бирюкова.