Размышления о классовых причинах контрреволюции на территории Советского Союза

Я не берусь пытаться в короткой газетной статье и, тем более, при отсутствии достаточной подготовки основательно и полностью ответить по сути данной темы. Однако считаю своим долгом хотя бы обратить внимание революционных пролетарских сил на необходимость глубокой научной проработки данной проблемы в интересах будущей классовой борьбы российского и международного пролетариата. Более того, марксистам, если мы назвались марксистами, не пристало «закрывать глаза на действительность», как бы горька и тяжела эта действительность ни была для нас. В рабочую среду необходимо нести правду и объяснять ее принципиальную суть, иначе рабочие вновь и вновь будут становиться жертвами обмана наторевшей в хитростях и лицемерии буржуазии. Объяснять суть необходимо глубоко научно, с позиций диалектического и исторического материализма, чтобы рабочий класс смог осознать себя творцом исторического прогресса и не пытался перекладывать свою классовую ответственность за историческое будущее Человечества только на плечи своего политического авангарда или вождей.

Подробнее: Размышления о классовых причинах контрреволюции на территории Советского Союза

Ольга Генкина 1882 - 1905

Она отдала делу рабочего класса всю свою молодость, все свои силы и знания. Она отдала ему самое ценное и дорогое — свою жизнь. Долго будет помнить русский рабочий прекрасный образ дорогой девушки, убитой за дело рабочего класса, за его счастье, его свободу и его великую борьбу.

Подробнее: Ольга Генкина 1882 - 1905

К вопросу о составе рабочего класса в 1922 году

Со времени войны фабрично-заводские рабочие в России стали гораздо менее пролетарскими по составу, чем прежде, ибо во время войны поступали на заводы те, кто хотел уклониться от военной службы. Это — факт общеизвестный. С другой стороны, также несомненно, что партия наша теперь является менее политически воспитанной в общем и среднем (если взять уровень громадного большинства ее членов), чем необходимо для действительного пролетарского руководства в такой трудный момент, особенно при громадном преобладании крестьянства, которое быстро просыпается к самостоятельной классовой политике. Далее, надо принять во внимание, что соблазн вступления в правительственную партию в настоящее время гигантский. Достаточно вспомнить все литературные произведения сменовеховцев, чтобы убедиться, какая далекая от всего пролетарского публика увлечена теперь политическими успехами большевиков. Если Генуэзская конференция даст нам новый политический успех, то напор в партию элементов мелкобуржуазных и прямо враждебных всему пролетарскому возрастет в гигантских размерах. Полугодовой стаж для рабочих ни в коем случае не в состоянии остановить этот напор, ибо нет ничего легче, как подстроить такой короткий стаж искусственно, тем более, что для весьма многих интеллигентских и полуинтеллигентских элементов поступление в рабочие при наших условиях ровно никаких трудностей не представит. Из всего этого я делаю вывод, подкрепленный в моих глазах еще тем, что белогвардейцы вполне сознательно учитывают непролетарский состав нашей партии, — вывод, что мы должны значительно увеличить сроки кандидатского стажа, и если оставлять шесть месяцев для рабочих, то безусловно необходимо, чтобы не обманывать себя и других, определить понятие «рабочий» таким образом, чтобы под это понятие подходили только те, кто на самом деле по своему жизненному положению должен был усвоить пролетарскую психологию. А это невозможно без многих лет пребывания на фабрике без всяких посторонних целей, а по общим условиям экономического и социального быта.

Если не закрывать себе глаза на действительность, то надо признать, что в настоящее время пролетарская политика партии определяется не ее составом, а громадным, безраздельным авторитетом того тончайшего слоя, который можно назвать старой партийной гвардией. Достаточно небольшой внутренней борьбы в этом слое, и авторитет его будет если не подорван, то во всяком случае ослаблен настолько, что решение будет уже зависеть не от него.

В. И. Ленин

ПСС, т 45, стр. 19, 20

Принципиальные комментарии по поводу послесловию к работе Энвера Ходжи "Хрущёвцы"

По поводу послесловия Алексея Данко к работе Энвера Ходжи «Хрущевцы» я изложил предварительное мнение, ну а мнение, это еще не выводы.

Тема, конечно, весьма болезненная, но не столь уж и трудная, как представляется. Если мы считаем себя марксистами, то и рассуждать мы должны по-марксистски. Поставим вопрос теоретически, более обще: почему в СССР победила контрреволюция? Наверняка потому же, почему побеждают и революции всякого рода: феодальные, буржуазные и социалистические. Потому что не только в прошлом, но и в настоящем, современном нам мире существуют классы и классовая борьба. Это единственный верный марксистский ответ на поставленный вопрос. Если мы признаем существование классов и классовой борьбы, то никакого другого ответа мы дать не можем. «Манифест коммунистической партии» Маркса и Энгельса — научный документ, и никакие Горбачевы, Зюгановы, Ельцины или Путины «отменить» его не могут и не смогут, потому что даже деятельность этих тупиц и негодяев также включена в этот документ и может быть рассмотрена только с точки зрения этого, а не какого-то другого документа. Если в каких-то частностях «Манифест» устарел, что вполне естественно, то в главном, основном, он полностью сохранил свое значение сегодня, как и в день его написания. Время, жизнь и события нашего времени не опровергли его значения и верности, а только подтвердили и подтверждают его. «Учение Маркса всесильно, потому что оно верно», — не нам, марксистам, забывать эту истину.

Подробнее: Принципиальные комментарии по поводу послесловию к работе Энвера Ходжи "Хрущёвцы"