Социал-демократические организации Петербурга 80- годов XIX века

Раздел второй. «Товарищество Санкт-Петербургских мастеровых» — группа Точисского

 


Глава II. Социально-политические взгляды и программные положения «Товарищество санкт-петербургских мастеровых»

Каковы были социально-политические взгляды членов «Товарищества» и программные положения организации? Без ответа на эти вопросы трудно понять суть этой организации и её место в рабочем революционном движении России. Специально изложенной программы «Товарищество» не имело, хотя в Уставе были частично сформулированы цели и задачи организации.

Деятельность «Товарищества» строилась на идейной основе, совершенно отличной от народнической. Точисский близко подходил к социал-демократической оценке классовых отношений. В основном он правильно оценивал роль пролетариата и крестьянства в революционной борьбе. В оценке же интеллигенции он допускал ошибки.

Члены организации были убеждены, что сами рабочие являются той активной классовой силой, которая должна и может изменить несправедливое развитие общества. Ещё были живы народнические и народовольческие взгляды, которые считают, что изменить существующий строй можно без участия широких угнетённых масс. Точисский был противником этих взглядов. Он говорил, что так называемые «революционеры», народники и народовольцы, ошибаются, игнорируя революционную роль рабочего класса. Именно недооценка ими исторической роли пролетариата объясняет шараханье революционеров народнического толка то в крестьянскую среду, то к интеллигенции. Он утверждал, что революционные элементы одни, без масс, не смогут завоевать для рабочих свободу. Поэтому необходимо идти в рабочий класс, помочь ему самому осознать свою силу и подготовить его для предстоящей революции. Революционеры должны помочь воспитанию рабочего класса, пробуждению его сознания. Члены организации считали, что на почве экономической борьбы надо воспитывать и подготавливать пролетариат к политической борьбе. Так решался членами «Товарищества» вопрос о соотношении между экономической и политической борьбой. Однако отдельные нечёткости формулировок Точисского свидетельствовали о слабости его самого в теоретическом отношении и о том, что социал-демократия находится ещё на первом этапе развития, когда ещё только разрабатываются её теория и программа.

Точисский, считал, что классовое сознание пролетариата является ещё очень низким и в решении этой проблемы пролетариату должна помогать революционная интеллигенция. В оценке интеллигенции у Точисского были существенные противоречия. С одной стороны, Точисский считал, что именно интеллигенция сможет помочь пролетариату обрести классовое сознание и организоваться. С другой стороны, он всех интеллигентов считал идеологами буржуазии.

Точисский в сущности отождествлял революционную интеллигенцию с буржуазной. Что является принципиально неверным подходом к сути интеллигенции и её роли в классовой борьбе.

Точисский считал, что рабочий класс должен создать свою пролетарскую революционную интеллигенцию, а пока её нет, то пролетариат вынужден терпеть в своих рядах буржуазную интеллигенцию, используя её. Часть членов «Товарищества» не очень доверяли интеллигенции и держали её подальше от революционных рабочих. Только весной 1888 года интеллигентская часть «Товарищества» стала знакомиться с рабочим составом. Своё отношение к интеллигенции Точисский не скрывал от интеллигентской части организации.

Члены «Товарищества санкт-петербургских мастеровых» правильно считали, что одной из задач пролетариата является создание своей рабочей интеллигенции. Ошибка Точисского в оценке интеллигенции заключалась в том, что он, видя отход буржуазной части интеллигенции от революции, переносил своё отрицательное отношение на всю интеллигенцию без исключения, включая революционную интеллигенцию. Члены «Товарищества» не понимали, что часть буржуазной интеллигенции может надёжно перейти на позиции рабочего класса, что «пролетариат не только вырабатывает свою собственную интеллигенцию, но берёт себе также сторонников из числа всех и всяких образованных людей» (Ленин, Сочинения, том 6, страница 176).

Крестьянство члены «Товарищества» оценивали трезво, в отличие от народников. Они правильно выделяли как положительные, так и отрицательные стороны крестьянства. Они не идеализировали крестьянина, деревню, общину. Они видели принципиальную разницу между пролетариатом, который организуется как передовой класс самим процессом производства, и крестьянством, которое процесс производства распыляет. Точисский неоднократно говорил об отсутствии у крестьян того единства, которое присуще рабочему классу, и находил объяснение этой разобщённости крестьян в том, что они «не спаяны одними интересами». Таким образом, Точисский близко подходил к социал-демократическому пониманию экономической основы распылённости и неоднородности крестьянства. Более того, крестьянство и «в культурном отношении» стоит ниже, чем рабочий класс, особенно в смысле классового самосознания. Поэтому «Товарищество санкт-петербургских мастеровых» категорически отрицало положение о том, что крестьянство может стать авангардом революции. Однако «Товарищество» не отрицало необходимости работы среди крестьянства. Члены организации не чуждались крестьянства и считали, что в недалёком будущем необходимо начать работу в деревне.

Точисский обращал также внимание товарищей на то, что революционную работу необходимо проводить не только среди городских рабочих, но и в среде «остальных обывателей города», то есть среди городской эксплуатируемой бедноты и ремесленного люда.

Члены «Товарищества» были убеждены в конечной победе труда над капиталом и заявляли о необходимости насильственного переворота. Жестокостью они считали не призыв к социальной революции, требующей жертв, а половинчатые меры – реформистский путь. «Операция необходимо. Следовательно, её надо делать без страха и не делать её только наполовину».

При выяснении идейных установок «Товарищества» невольно напрашивается вопрос о том, каково было их отношение к идеям Бакунина, Лаврова, Лассаля. Члены «Товарищества» несомненно были знакомы с народнической литературой. Она даже имелась в их библиотеке для ограниченного пользования. Однако безоговорочное отрицание Точисским и его товарищами народнической идеологии и тактики индивидуального террора говорит о критическом изучении ими народнической литературы.

Члены организации не увлекались идеями Лассаля. Точисский был даже ярым противником «ассоциаций», «артелей», «государственной помощи» и прочего подобного. Ещё в 1885 году Брейтфус завёл связи с ассоциацией гравёров. Точисский тоже познакомился с участниками этой ассоциации, надеясь найти среди них демократически настроенных людей, чтобы использовать их для революционной работы, но вскоре разглядел мелкобуржуазную сущность этой ассоциации и немедленно порвал с нею всякие контакты.

В библиотеке «Товарищества» были книги марксистского толка. Это значит, что члены организации имели возможность непосредственно познакомиться с идеями марксизма и, практически работая в пролетарской среде, стать последователями социал-демократии. Сравнительно большое количество экземпляров «Манифеста коммунистической партии» и «Наших разногласий», имеющихся в наличии в библиотеке «Товарищества», свидетельствует о том, что с этими работами члены организации были знакомы, что они распространялись для чтения среди рабочих. Более того, известно, что «Манифест коммунистической партии» изучался в специально созданных для этого кружках. Следовательно, можно утверждать определённо, что марксистская литература членами организации изучалась и пропагандировалась.

Данные, которые указывают на непоследовательность или отступление от марксизма «Товарищества санкт-петербургских мастеровых», могут в значительной степени не соответствовать действительности, так как они взяты в основном из высказываний на жандармских допросах или из показаний в качестве обвиняемых в «преступной, противоправной деятельности» членов организации. Можно смело утверждать, что социал-демократическое мировоззрение было весьма близко членам организации Организаторы «Товарищества» с первых же шагов искали ответы на главные вопросы – за какие цели бороться и как ставить работу в социал-демократическом направлении. Характерно, что в 1886 году Точисский принёс литографированную программу немецкой социал-демократической партии. Эта программа была вынесена на обсуждение всей организации, подверглась тщательному разбору и обсуждению, то есть это говорит о тщательном и критическом подходе организации к опыту международной социал-демократии. Позднее Ленин писал, что «начинающееся в молодой стране движение может быть успешно лишь при условии претворения им опыта других стран. А для такого претворения недостаточно простого знакомства с этим опытом или простого переписывания последних резолюций. Для этого необходимо уменье критически относиться к этому опыту и самостоятельно проверять его» (Ленин, Сочинения, том 5, страница 342).

В библиотеке Точисского не было программы группы «Освобождение труда». Однако организации была хорошо знакома статья Г. Плеханова «Современные задачи русских рабочих (письмо к петербургским рабочим кружкам)». В ней Плеханов излагает свои взгляды на задачи рабочего движения. Знакомство членов «Товарищества» с указанной статьёй даёт право утверждать, что им были известны основные программные положения группы «Освобождение труда».

Тактические установки «Товарищества санкт-петербургских мастеровых» прямо противоположны тактике террора. Точисский резко критиковал террористическую деятельность народовольцев, решительно и безоговорочно выступал против террора. Характеризуя классовую подоплёку террора, Точисский говорил, что террор есть лишь средство завоевать власть для растущей буржуазии, для нового врага народа. Народ, по убеждению Точисского, в силу своей темноты и несознательности, не сумеет воспользоваться результатами террористической борьбы народовольцев. Отрицательная позиция Точисского по отношению к террористической тактике была его большой заслугой. Следует отметить, что эти взгляды на террор высказывались тогда, когда народовольчество ещё продолжало владеть умами молодёжи, интеллигенции.

«Товарищество санкт-петербургских мастеровых», отрицая террор, противопоставило ему другую революционную тактику, которая отвечала социал-демократическому направлению. Точисский был сторонником политической, социальной революции, совершаемой народными массами. Он утверждал, что только революция, только решительный политический переворот есть действительное средство борьбы. Причём, революция не одиночек, не верхушечная, а как результат «глубинного движения народных масс». Члены «Товарищества», противопоставляя героизму одиночек движение масс, восстание народа, утверждали, что революция возможна только в результате такого движения, которое поднимет, всколыхнёт широкие народные массы, а не в результате вспышек террористических фейерверков, как бы блестяще они ни были.

Очень важным является то, что Точисский говорит о народе не в народническом понимании. Движением «народных масс» он называет борьбу эксплуатируемой части народа, «которая является действительно революционной по отношению к существующему строю». Самым же революционным классом он считает рабочий класс. В террористической тактике члены «Товарищества» отмечают следующие отрицательные стороны: терроризм не ведёт к уничтожению существующего строя, следующие за каждым террористическим актом репрессии со стороны правительства задерживают развитие народа. Мысль о пагубном значении терроризма для развития самого народа является весьма ценной.

В оценке терроризма членами «Товарищества» нет последовательно марксистских положений о классовой сущности индивидуального террора. Однако «Товарищество» в своём отрицательном отношении к террору как тактике борьбы было более последовательным, чем благоевская группа, принявшая программу «Освобождение труда» и допускающая тактику индивидуального террора.

«Товарищество санкт-петербургских мастеровых» стояло за упорную, кропотливую пропагандистскую работу среди рабочих. Оно считало, что необходимо воспитывать из среды рабочих организаторов, способных руководить планомерной, систематической борьбой с существующим строем. Точисский и его товарищи во многих вопросах ошибались, но всё же они близко подходили к правильной оценке соотношения классовых сил в России.

«Товарищество» стояло на социал-демократических позициях в оценке пролетариата как единственного до конца революционного класса. В крестьянстве оно отмечало характерную для него распылённость, инертность, темноту, но считало необходимым работать в деревне, подчёркивало возможность совместной борьбы рабочего класса и городского мелкого люда. Буржуазию и царизм «Товарищество» рассматривало как злейших врагов трудового народа. Оно отмечало непоследовательность буржуазной интеллигенции.

На основе всех этих положений «Товарищество» отбрасывало террор и искало другие, революционные методы борьбы. Выработанная руководителями организации тактика, отрицание авантюризма, отрицание индивидуального террора народовольчества, признание революции и передовой роли в ней рабочего класса – всё это указывает на социал-демократические позиции «Товарищества санкт-петербургских мастеровых».

Глава III. Деятельность «Товарищества санкт-петербургских мастеровых».

Р. Казакевич

Продолжение в следующем номере

(Печатается с N 23)