Социал-демократические организации Петербурга 80-х годов XIX века

Раздел третий.

Социал-демократическая организация Бруснева.

Продолжение главы I

Возникновение организации Бруснева

Образование Центрального рабочего кружка (Продолжение. Начало материала находится в №28 от ноября 2007 г.)

 

На основе принятых решений началась перестройка петербургской брусневской организации. В каждом рабочем кружке был выделен руководитель из числа рабочих-кружковцев. Были установлены районы деятельности. Все кружки конкретного района объединялись в одну районную организацию. От каждого района было выделено по одному представителю в Центральный рабочий кружок, или, как его стали называть, Центральный рабочий комитет. Студенческий центральный кружок имел право выделить только одного делегата в Центральный рабочий кружок. Представители интеллигенции пользовались равными правами с рабочими делегатами.

По свидетельству М. Бруснева, Центральный рабочий комитет состоял из восьми делегатов рабочих (по числу районов, где функционировали рабочие кружки) и одного делегата интеллигента-пропагандиста. Такое соотношение рабочих и интеллигентов в Центральном рабочем кружке наглядно свидетельствовало о классовом составе организации. Председателя Центрального кружка не избирали. Были только избраны секретарь и кассир. В целях конспирации при организации Центрального кружка выборное начало не применялось. Он формировался «естественным» путем.

Центральный рабочий кружок просуществовал три года, до разгрома всей организации в 1892 году. Из-за арестов и выбытия некоторых членов комитета приходилось прибегать к кооптации.

Центральный рабочий кружок, в отличие от интеллигентского, был создан для непосредственной практической организационной работы: сплочение воедино разрозненных рабочих кружков, забота о росте организации, создание новых рабочих кружков, подбор руководителей-пропагандистов для работы в кружках, общее руководство организацией. Бруснев вспоминает, что «это был настоящий «Центральный комитет», в задачи которого пропаганда входила только отчасти, многие из членов этого комитета даже не занимались пропагандой, а некоторым это даже возбранялось».

В кружках, объединенных рабочим центром, было свыше ста петербургских рабочих, преимущественно с крупных заводов. Численный состав каждого кружка был невелик, от 5 до 8 человек.

Рабочие кружки делились на две категории: кружки высшего типа и кружки низшего типа. Кружки высшего типа подготавливали передовых рабочих к самостоятельной пропагандистской деятельности. Пропагандистами в этих кружках были интеллигенты. В кружках низшего типа занятия велись самими рабочими-пропагандистами.

Следует отметить еще одну попытку в деле укрепления организационной структуры Бруснева. К началу 1890 года был поднят вопрос о необходимости создания районных центров по типу Центрального рабочего кружка. Но эта идея не была осуществлена из-за начавшихся арестов, ослабивших организацию. Хотя эта идея и не была осуществлена, но сама постановка такого вопроса представляет большой интерес. Это говорит о том, что растущая организация предъявляет повышенные требования к руководству. Руководство из одного центра все более разветвляющейся организацией без должного руководства на местах, в районах, уже не устраивает. Эта идея интересна еще и потому, что она дает основание судить о том, в каком направлении организация искала выход и как нащупывались новые организационные формы, которые несомненно укрепили бы организацию.

Интеллигентский и рабочий центры по своим функциям резко отличались. Интеллигентский центр являлся по преимуществу пропагандистским. В его задачи входило руководство делом пропаганды в рабочих кружках. Каждый член этого центра был пропагандистом рабочего кружка или занимался на дому с наиболее развитыми рабочими, подготовляя из них в свою очередь пропагандистов. На собраниях интеллигентского центра, которые проводились каждую неделю, его члены делились опытом пропагандистской деятельности, вырабатывали общие установки в деле пропаганды как по содержанию, так и по методике ее проведения, обсуждали программы занятий. Интеллигентский центр выполнял функции педагогического совета.

Пропагандисты-интеллигенты

Из руководителей-интеллигентов наиболее выдающимися были Михаил Бруснев, Василий Голубев, Вацлав Цивинский и Леонид Красин.

Вспоминая о практической революционной деятельности Бруснева, Леонид Красин указывал, что Бруснев был основным организатором всей пропагандистской деятельности организации и через него шли все нити связей с рабочими кружками Петербурга. Бруснев был неплохим конспиратором. Отчасти этим объясняется то, что он, ведя большую работу среди рабочих, не попался в руки жандармов. Одетый в рабочий костюм, Бруснев не выделялся среди рабочих, не возбуждал серьезных подозрений. О его революционной деятельности в Петербурге власти только догадывались.

Бруснев был знаком с имевшейся тогда в России марксистской литературой, но сам лично он не считал, что его мировоззрение было последовательно марксистским, и говорил, что считает себя социал-демократом.

Судьба Михаила Бруснева такова. После шестилетнего тюремного заключения и отбытия десяти лет ссылки в Восточной Сибири он отошел от революционной деятельности. После Октябрьской революции он честно работал во благо социализма. Умер Михаил Бруснев в 1937 году.

Василий Голубев пользовался большим авторитетом у рабочих, знавших его под псевдонимом «дядя Сеня». Его можно было видеть в разных районах города, неутомимо шагавшим пешком на занятия в рабочие кружки. В своей практической деятельности Василий Голубев в то время проводил социал-демократическую линию. Но все же Голубев не был до конца последовательным социал-демократом. Известно, что в ссылке под влиянием Зайчневского Василий Голубев переметнулся к социал-революционерам. После отбытия срока ссылки он поселился в Саратове, где редактировал «Саратовскую земскую неделю». В 1905 году он был редактором газеты «Наша жизнь».

Вацлав Цивинский пользовался популярностью среди рабочих, но его аристократический вид не давал ему возможности слиться с массой рабочих, чтобы укрыться от глаз жандармов. Цель своей работы в организации Цивинский понимал несколько иначе, чем другие. Он считал, что надо создать небольшую инициативную группу, связанную с рабочими, которая должна будет руководить восстанием и организовать на ее базе новое правительство. Это свидетельствует о том, что Цивинский еще не отрешился от народничества.

Леонид Красин был привлечен в организацию после того, как проявил себя активным участником студенческих «беспорядков». Красин приехал в Петербург из Сибири, поступил в Технологический институт и стал членом кружка «Упрямых сибиряков». В течение 1888-1889 годов «сибиряки» регулярно собирались три раза в неделю, изучали «Политическую экономию» Милля с примечаниями Чернышевского, а затем и «Капитал» Маркса. О «сибиряках» заговорили, как о людях, выступающих против террора, отстаивающих первостепенное значение экономики и, наконец, изучающих произведения Карла Маркса. На студенческих вечеринках «сибиряки», и в их числе Леонид Красин, вели ожесточенные дискуссии со студентами других высших учебных заведений.

В письмах к родителям Леонид Красин неоднократно сообщал, что изучает «Капитал» Маркса, в котором разоблачается буржуазное общество. При этом необходимость изучения политической экономии он обосновывал тем, что по своей специальности он будет близко стоять к производству и распределению богатств.

Став членом брусневской группы, Красин руководил кружком ткачей на Обводном канале, а затем работал и в других кружках города. Красин принадлежал к тому числу интеллигентов, которые самоотверженно работали с угнетенными массами. После «Шелгуновской демонстрации» Леонид Красин был выслан из Петербурга в Нижний Новгород. Там он принял участие в работе кружка учащейся молодежи и сделал шаги к установлению связей с рабочими. Следуя через Москву в нижегородскую ссылку, Красин содействовал установлению связей организации с Москвой. Вспоминая годы пребывания в группе Бруснева, Леонид Красин писал, что их мировоззрение было, конечно, ниже, чем у Плеханова и его группы «Освобождение труда».

Пропагандисты-интеллигенты из организации Бруснева поставили перед собой задачу — нести рабочим знания, подготовить из рабочих руководителей, «русских Бебелей», способных самостоятельно вести работу среди своих товарищей.

Руководители организаций — передовые рабочие

На передовых рабочих, беззаветно преданных пролетарскому делу, прежде всего опиралась социал-демократическая организация Бруснева. Некоторые из них составляли рабочее ядро «Товарищества санкт-петербургских мастеровых».

Одним из членов Центрального рабочего кружка являлся Н. Богданов — слесарь мастерских Варшавской железной дороги. В 1889 году он окончил техническую школу и продолжал самостоятельно пополнять свое образование. В созданном им кружке он вместе с молодыми рабочими познакомился со статьями Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, Д. И. Писарева, Н. В. Шелгунова, Г. И. Успенского, организовал библиотеку. Затем в кружке Богданова начал работать пропагандист Владимир Переверзев, через которого была установлена связь с группой Бруснева. Когда образовался Центральный рабочий кружок, Богданов вошел в него как представитель Невского района и стал его секретарем. По отзывам товарищей, Богданов был чутким и отзывчивым человеком и пользовался популярностью среди членов организации.

При аресте у Богданова было обнаружено значительное количество печатных, гектографированных и рукописных сочинений и воззваний революционного содержания.

Одним из видных организаторов в группе Бруснева был рабочий Воронинской мануфактуры Федор Афанасьев. Уже в те дни вся его жизнь была посвящена организации рабочего класса, пробуждению его сознания. Вместе с Климановым и Богдановым он являлся организатором первой маевки. В 1891 году по заданию Центрального рабочего кружка Федор Афанасьев переехал в Москву, где поступил на Прохоровскую фабрику. В Москве он вел большую работу по установлению связей с рабочими и созданию рабочих кружков. Вот как писал о нем Михаил Фрунзе, которому довелось работать с Федором Афанасьевым в Иваново-Вознесенске.

«Сколько веры в победу рабочего движения, в социализм было в этом закаленном бойце. На всех нас производил сильное впечатление этот скромный человек, который за свою долгую революционную деятельность мог многим похвалиться и многое порассказать. И он один из первых был бы удивлен, если бы кто-нибудь назвал его героем. А на это он имел право больше, чем кто-либо другой».

«Отцом» называли его рабочие, а интеллигентская часть организации относилась к нему с глубоким уважением.

22 октября 1905 года член большевистской партии Федор Афанасьев трагически погиб от рук озверевших черносотенцев во время рабочей демонстрации в Иваново-Вознесенске. Он отдал свою жизнь за дело рабочего класса.

Большой интерес представляет деятельность передового рабочего Константина Норинского. С юных лет — тяжелый труд, лишения и вместе с тем тяга к знаниям, к свету, к борьбе за лучшую жизнь. В 1884 году под влиянием народовольцев он начал читать политическую литературу. Затем передовой рабочий Тимофеев, связанный с группой Точисского, привлек его к чтению книг из библиотеки «Товарищества». В 1886 году Норинский организовал кружок рабочих и небольшую библиотеку. Особую заботу проявлял он в отношении молодых рабочих. Чтобы сплотить молодежь, Норинский организовал кружки — драматический, хоровой, летом устраивал прогулки, катание на лодках, распространял литературу и вел революционную пропаганду.

После разгрома организации в 1892 году был создан второй Центральный рабочий кружок. Норинский вошел в него как представитель района. Позднее Константин Норинский стал членом «Союза борьбы», а затем коммунистом.

Рабочий Андрей Фишер, будучи еще совсем молодым, вступил в рабочий кружок Балтийского завода, поражая товарищей своей серьезностью и вдумчивостью. Революционной работе он отдавал много сил и душевной теплоты. Его доводы были всегда убедительны.

Сергей Фунтиков работал на Семянниковском заводе и принимал активное участие в жизни рабочих кружков Невской заставы. Короткое время он разделял взгляды народников, но затем отошел от них. Порвав с деревней, Сергей Фунтиков целиком отдался рабочему делу. Внешне Фунтиков казался суровым, но это был человек добрейшей души, готовый отдать все для товарищей и революционного дела. Рабочие любили Фунтикова за его искренность и преданность революционному делу. Они приходили к нему за книгой, за советом или просто побеседовать, отвести душу.

Передовой рабочий Г. Мефодиев, слесарь мастерских Варшавской железной дороги, был одним из деятельных членов группы Бруснева. Он был неплохим оратором и пропагандистом. Организация поручила Мефодиеву ответственный участок работы — создание конспиративной квартиры. Весной 1891 года он был арестован и выслан из Петербурга за участие в похоронах писателя-демократа Н. В. Шелгунова. Г. Мефодиев и на новом месте, в Туле, становится в центре работы по созданию рабочих кружков.

Перечисленные рабочие — лишь небольшая часть тех, кто активно участвовал в рабочем движении этого периода. Тип передового пролетария формировался в 70-80 годы. В конце 80-х годов и в 90-е годы уже насчитывалось несколько десятков замечательных рабочих-организаторов. Эти рабочие, в свою очередь, воспитывали новых последователей социал-демократического движения. Передовые рабочие были образованными, развитыми, сознательными людьми. Даже жандармские власти отмечали, что «в настоящее время в Петербурге проживает немало рабочих, вполне усвоивших революционные учения». Они тесно и органически были связаны со своим классом, сознавали свой долг по отношению к угнетенным массам. Они проявляли подлинный героизм, когда, несмотря на ужасные условия жизни и каторжную работу, учились и вырабатывали «из себя сознательных социал-демократов и подлинную рабочую интеллигенцию».

К ним можно полностью отнести слова В. И. Ленина: «Это — люди, которые не растратили себя на бесполезные террористические предприятия одиночек, а действовали упорно, неуклонно среди пролетарских масс, помогая развитию их сознания, их организации, их революционной самодеятельности».

Взаимоотношения между рабочими

и интеллигенцией.

Р. Казакевич

Продолжение в следующем номере.

ечатается с N 23)