Рабочее движение в разных странах мира

РОССИЯ

Забастовка рабочих на ленинградском автомобилестроительном заводе «Антолин»

5 сентября 2013 года рабочие завода «Антолин» в Петербурге начали «итальянскую» забастовку, то есть забастовку на рабочих местах с выполнением работы строго по правилам — в строжайшем соответствии с должностными инструкциями, правилами охраны труда и другими нормативными актами. Это привело к резкому падению производительности труда и потере прибыли капиталистами. Даже всего один день работы по правилам привел к угрозе срыва производственных планов. Подобным образом рабочие решили протестовать против срыва администрацией предприятия коллективных переговоров с ними.

 

По данным Межрегионального профсоюза рабочих автопрома, 30 августа более чем трехмесячные переговоры профсоюза и работодателя, касающиеся таких требований, как индексация заработной платы, улучшение условий труда, повышение доплат за работу в ночное время, гарантии свободной профсоюзной деятельности и заключение коллективного договора, были прерваны. Это дало основание профсоюзу объявить о начале коллективного трудового спора. Кроме того, на предприятии началась «оптимизация штатов».

Профсоюз потребовал от властей вмешаться в сложившуюся ситуацию. Бастующими были поданы жалобы в Трудовую инспекцию, прокуратуру и суд по фактам многочисленных нарушений «Группой Антолин» трудового законодательства.

Завод «Антолин» является крупнейшим поставщиком потолочных систем автомобилей для заводов Ford, Volkswagen, Hyundai и ряда других. Поэтому информация об акции вызвала широкий резонанс в средствах массовой информации и мгновенную реакцию со стороны властей. Уже 5 сентября на завод прибыли представители прокуратуры и ФСБ для разговора с администрацией завода. В результате на рабочих активистов сразу же обрушились репрессии административного, финансового и психологического характера. В частности, один из активистов рабочего профсоюза Константин Ведерников был отправлен в «простой» за 2/3 заработной платы. В течение рабочей смены ему было предписано находиться в помещении мужской раздевалки, сильно напоминающей одиночную камеру. Кроме того, Ведерников был уведомлен о сокращении и ему было вынесено дисциплинарное взыскание. Все это является прямым и злостным нарушением закона, так как юридически на предприятии продолжались коллективные переговоры, а Константин Ведерников являлся членом переговорной комиссии и членом выборного профсоюзного органа.

6 сентября с 14.00 до 15.00 у проходной предприятия прошел одиночный пикет, так как массовый пикет не был согласован администрацией муниципального образования «Свердловское городское поселение» в связи с саммитом Двадцатки. Организаторами протеста пикет был предусмотрен для того, чтобы морально поддержать прибывающих на смену рабочих, участвующих в «итальянской» забастовке.

С 15 октября на заводе «Антолин», являющимся подразделением испанской фирмы Grupo Antolin в Петербурге, началась полномасштабная забастовка. В 22:45 ночная смена прекратила работу и заблокировала отгрузку готовой продукции. Бастующие решили оставаться на территории предприятия, пока их требования не будут выполнены.

Межрегиональный профсоюз работников автопрома призвал все рабочие профсоюзы в России и за рубежом и прогрессивные политические и общественные организации поддержать справедливую борьбу рабочих «Антолина».

В свою очередь, администрация «Антолина» решила использовать штрейкбрехеров для срыва забастовки. Бастующие рабочие попытались распропагандировать штрейкбрехеров и склонить их на свою сторону, но эта попытка закончилась неудачей.

В это же время на завод прибыли представители одного из крупных потребителей продукции «Антолина», угрожая, что если отгрузка продукции не будет возобновлена, то они разорвут контракт с предприятием. Это нанесло бы значительный ущерб и потерю престижа хозяевам российского автопрома, участвующим в этом контракте.

Одновременно профсоюзные и левые активисты с других заводов в знак солидарности с бастующими прислали группы поддержки, которые встали на пути фур с продукцией завода «Антолин». В частности рабочие завода "Форд" из Всеволожска приняли активное участие в группе поддержки бастующих рабочих «Антолина». На разгон группы поддержки были направлены и задействованы силы полицейских карателей. Один из полицейских, который представился Михаилом Сергеевичем Гордиенко, начал угрожать бастующим рабочим задержаниями. Член забастовочного комитета Константин Ведерников ответил ему, что если к рабочим будет применена сила, это вызовет международный скандал. После этого, по словам Константина, полицейский заявил ему примерно следующее: «Такие люди долго не живут», и пообещал встретиться с профсоюзным активистом «при иных обстоятельствах». Подробнее:http://mpra.info/news/mpra/1520-Na-Antolin-priehala-policiia .

Начались задержания участников группы поддержки. Всего было задержано 9 человек.

Администрация «Антолина», со своей стороны, объявила незаконный локаут с массовым увольнением бастующих рабочих, что является грубейшим нарушением российского Трудового законодательства. При этом администрация сослалась на 74 статью Трудового кодекса («Изменение условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда»). Как пояснила юрист МПРА Ульяна Солнцева, это — откровенное надругательство над законом. Действия ООО «Группа Антолин» являются не чем иным, как локаутом, который прямо запрещен российским законодательством. Руководство МПРА приняло решение о материальной поддержке незаконно уволенных бастующих рабочих до их восстановления по суду.

Силами штрейкбрехеров с применением автопогрузчиков и при поддержке полиции удалось временно оттеснить бастующих рабочих "Антолина" из зоны отгрузки продукции. Эти карательные меры происходили в присутствии представителя Гострудинспекции, который с самого начала отстаивал интересы работодателя.

Руководство «Антолина» всячески стремилось спровоцировать столкновения между бастующими рабочими и штрейкбрехерами. Перед рабочими, блокировавшими отгрузку продукции, администрация выстроила в шеренгу штрейкбрехеров. Тем самым администрация рассчитывала не только оказать психологическое давление на бастующих, но и спровоцировать силовое столкновение между бастующими и штрейкбрехерами, рассчитывая, что это позволит применить к забастовщикам силовые меры и меры уголовного преследования.

Забастовка на предприятии «Антолин» прошла 15-17 октября 2013 года и закончилась соглашением между администрацией и бастующими рабочими. Однако это соглашение оказалось недолговечным. Администрация предприятия отказалась признать результаты выборов в единый представительный орган работников, которые были проведены 24 октября и принесли успех профсоюзу МПРА. Решение выбрать единый представительный орган для заключения коллективного договора тайным голосованием стало одним из важных условий соглашения между администрацией и профсоюзом МПРА, достигнутого по итогам забастовки 15-17 октября.

Предложения работодателя о повышении зарплаты на 3% в 1-м квартале 2014 года в профсоюзе назвали смехотворными. По словам председателя профкома «Антолин» Константина Ведерникова, это не покрывает даже потерь работников от инфляции (согласно официальным прогнозам, в 2013 году она составила около 6%). Поэтому рабочие приняли решение вновь объявить забастовку в ночь с 4 на 5 ноября.

 Подробнее: http://mpra.info/news/mpra/1519-Antolin-snova-bastuet .

Приведем выдержки из интервью с активистом МПРА, рабочим «Антолина» Константином Ведерниковым. (Смотри: http://mpra.info/news/mpra/1503-Profsoyuz-kak-ugroza-v-horoshem-smisle-etogo-slova- )

— Какой момент прошедшей недавно забастовки ты считаешь самым критическим?

— Их было несколько,… Было сомнение в том, что люди нас поддержат. Но в итоге оказалось, что…встали все как один, несмотря на то, что у некоторых по двое, по трое детей, ипотека, кредиты… Это придало уверенности. …Были, правда, и те, которые изначально были с нами, но под давлением администрации отказались участвовать в забастовке. Ведь со стороны работодателя в ход шли и угрозы, и ложная информация, и уговоры… и обещания карьерного роста. Даже некоторые заемные работники — граждане иностранных государств… присоединились к забастовке…, хотя их пугают гораздо жестче, чем нас. Я прекрасно понимаю их положение…

— То есть, профсоюз готов работать и с мигрантами?

— Конечно, да.

— Расскажи о начале забастовки…

— Уведомление о забастовке начальство не приняло, мы составили акты об этом. Практически вся смена, включая иностранных граждан, покинула рабочие места. Началось собрание. Я объяснил необходимость соблюдать технику безопасности, довел до людей перечень минимально необходимых работ и проинструктировал, как вести себя в случае приезда всевозможных госструктур: людей с погонами руками не трогать, с охранниками завода, по возможности, не конфликтовать, но в случае агрессивных действий с их стороны принимать меры самообороны. Мы блокировали зону отгрузки продукции (которая на планах предприятия, кстати, никак не обозначена, а значит – не может считаться запретной зоной)… Охранников завода в итоге не было, зато приехали сотрудники МВД... Несмотря на то, что решения суда о признании забастовки незаконной не было, полицейские обвинили нас в нарушении трудового кодекса и заявили, что нам за это светит уголовное наказание. Они объявили также, что, якобы, есть какой-то пострадавший из-за забастовки, которого отправили в больницу…

— Такое действительно было?

— Нет. Никакого пострадавшего не было. Забастовочный комитет принял все меры техники безопасности. Но это полицейских совершенно не интересовало. …по вызову работодателя на завод приехал также замначальника Госинспекции труда.… Он пытался голословно обвинить нас в том, что мы нарушили административный кодекс, перекрыв зону погрузки-разгрузки, нарушили технику безопасности и подвергли риску жизнь людей. Так же он утверждал, будто профсоюз принуждает работников участвовать в забастовке путем угроз…

— Насколько реален был риск силового разгона забастовки?

— Он был вполне реален. На завод приехали три полицейских полковника, один майор и 7-8 человек в штатском, в том числе — из отдела по противодействию экстремизму… Нам было предложено в ультимативной форме разблокировать отгрузку и вернуться к работе. Угрожали, что сейчас будет вызван ОМОН… Это был самый сложный момент забастовки. Нужно было срочно принимать решение. Тогда мы вновь собрали собрание. Вынесли на обсуждение предложение работодателя и правоохранительных органов. Но все бастующие, как один, проголосовали за продолжение забастовки. Полицейские чины и все представители администрации были буквально ошарашены стойкостью и единодушием бастующих рабочих. Особенно их поразило упорство бастующих женщин-работниц…

В итоге удалось вернуть работодателя за стол переговоров. Но нам потребовалось значительное время для того, чтобы получить официальный документ от администрации о начале переговоров. Сначала работодатель принес обычный лист бумаги, на котором от руки было написано, что переговоры состоятся. Я потребовал документ на официальном бланке, с печатью и подписью. Нам категорически отказали… При этом один из полицейских заявил, что эта бумажка есть полноценный документ. Мол, здесь находятся уважаемые люди, в присутствии которых он был составлен…

— Почему, как ты считаешь, полиция и Трудинспекция вели себя таким образом?

— Поначалу они пытались изображать посредничество: мол, «Мы пытаемся вам помочь», но очень быстро этот спектакль закончился… Всем нам стало ясно, что их задача состоит в том, чтобы обмануть, запугать бастующих и задушить забастовку (впрочем, они утверждали, что это всего лишь пикет, а не забастовка)…

— Изменилось ли отношение к вам после забастовки?

— Количество грязи на наши головы значительно увеличилось. Но, по-моему, это говорит лишь о том, что мы делаем все правильно. Я уверен, что при поддержке товарищей по МПРА, которую мы постоянно ощущали, мы добьемся полного признания профсоюза и заключения коллективного договора. Всеми своими действиями работодатель дает нам понять: «Вам нужно повышение зарплаты? Вы хотите улучшения условий труда? Хорошо! Обоснуйте и докажите, что вы этого достойны». Я убежден, что обосновать это можно лишь тогда, когда рабочие готовы на массовые коллективные действия, то есть на забастовку. Практика доказывает, что только после этого начинаются реальные, конструктивные переговоры. Только тогда работодатель видит, что рабочие представляют собою реальную силу...

Я думаю, что история забастовки на «Антолине» еще не закончилась, и нам еще предстоит пройти настоящую проверку на прочность.

Вот что говорит об уроках забастовки на заводе «Антолин» один из активистов МПРА Петр Принев:

«Это — капитализм…, когда власть полностью стоит на стороне капитала, а капитал покупает это государство для обеспечения своих интересов… Исходя из этого, мы должны сделать вывод — нужна ли нам модель «социального партнерства»,…? Если все рабочие, как один, встали на забастовку, им не будет страшна никакая полиция, никакой ОМОН… Урок, который мы получили, состоит еще и в том, что забастовка в России — явление не экономическое, а политическое».

По данным на 5 ноября 2013 года, на территорию предприятия были стянуты 5 экипажей полиции, 2 полицейских газели и КАМАЗ ОМОНа, а позднее на завод въехали две машины автозака. Кроме того, на завод приехал прокурор Ленинградской области. Продолжились задержания полицией рабочих из группы поддержки. Прокурор пригрозил бастующим дальнейшими репрессиями и одобрил незаконный локаут, объявленный администрацией завода.

Предварительным условием конструктивного диалога профсоюз выдвинул восстановление 20 незаконно уволенных участников забастовки. Работодатель ответил отказом. На этом переговоры были закончены, не начавшись, но забастовка продолжилась.

Однако стало ясно, что хозяева завода и буржуазные власти готовят силовое выдворение бастующих с предприятия, причем численность полицейских значительно превышала количество бастующих.

Депутат Законодательного собрания Ленинградской области от партии «Справедливая Россия», рабочий завода «Форд» А. Этманов вступил в переговоры с районным прокурором и генеральным директором завода «Антолин». Между ними была достигнута договоренность, что 7 ноября состоится встреча председателя МПРА с представителем испанского собственника. На этом условии забастовка на «Антолине» была приостановлена, а десять задержанных рабочих из группы поддержки были освобождены. Однако встреча А. Этманова с представителем испанского собственника положительных результатов не дала. Администрация предприятия отказалась восстанавливать незаконно уволенных рабочих и прекратила всякие переговоры с представителями рабочего профсоюза.

Тем не менее, буржуазные власти, напуганные упорством бастующих рабочих и нарастающей волной солидарности с ними как в России, особенно в Санкт-Петербурге (например: в ноябре 2013 года состоялось массовое шествие по центру города с перекрытием проезжей части рабочих разных заводов, политических организаций и жителей города в поддержку рабочих завода «Антолин»), так и за рубежом (например: профсоюз испанских металлистов MCA-UGT провел акцию солидарности с бастующими рабочими завода «Антолин». Этот профсоюз объединяет большинство рабочих “Grupo Antolin” в Испании), вынуждены были пойти на частичные уступки бастующим.

Так, Государственная инспекция по труду, отступив от своих угроз в адрес бастующих, возбудила административное дело по факту незаконного увольнения бастующих рабочих завода «Антолин» и обязала отменить приказы об увольнении 20 рабочих. В свою очередь, областная прокуратура объявила, что в результате проверки на заводе «Антолин» выявлен ряд других «существенных нарушений». По фактам этих нарушений прокурор направил в суд заявление об их устранении, а руководителю предприятия было внесено представление.

Однако ни одна из государственных структур не отреагировала на вмешательство полиции в мирный трудовой спор между рабочими и владельцами предприятия, считая это установившейся нормой. Это есть не что иное, как попрание декларируемых норм демократии в буржуазной России и попытка объявить любые безоружные и мирные экономические выступления рабочих «экстремизмом».

Экономическая забастовка рабочих на заводе «Антолин» дала значительный практический опыт для борьбы не только российских рабочих, но и для рабочих других стран мира.

«Экономическая борьба рабочих всегда является неизбежным объективным следствием эксплуатации и угнетения их со стороны собственников средств производства, эксплуататорского класса буржуазии. «Всякая экономическая борьба необходимо превращается в политическую» (В.И. Ленин), так как «Всякая стачка против капиталиста ведет к тому, что на рабочих напускают войско и полицию…, преследуя всякую попытку отстоять права народа.» (В.И. Ленин). Следовательно, борьба против буржуазной власти и ее карательных структур является уже борьбой политической. Таким образом, как классики марксизма-ленинизма, так и весь исторический опыт борьбы рабочих свидетельствуют о том, что экономическую борьбу рабочие могут организовать самостоятельно и на достаточно высоком уровне, а жесткие действия буржуазной власти вынуждают их перейти к борьбе политической» («Пролетарская газета» №35 за 2012 год) и выйти за рамки действующего буржуазного законодательства.

Именно этот вывод подтверждается и является главным в опыте забастовочной борьбы рабочих завода «Антолин».

 

Практика международной пролетарской солидарности

На шарикоподшипниковом заводе в Вологде, где есть профсоюзная организация «Защита» (130 человек), рабочие несколько раз бастовали, требуя повышения заработной платы в два раза. Первые их попытки окончились неудачей. Затем рабочим повысили зарплату только на 20%. Это не устроило рабочих. Тогда рабочий профсоюз стал готовить решительную, основательную забастовку. Члены профсоюзного комитета «Защита» проанализировали ситуацию и выяснили, что наиболее эффективной забастовка может быть только в том случае, если рабочие ударят в самое больное место буржуазным хозяевам, то есть лишат их возможности получать гарантированную прибыль от продажи продукции. Они выяснили, что подшипники их завода экспортируются в Соединенные Штаты Америки и Германию.

Благодаря проведенным международным встречам были налажены контакты с профсоюзами Германии. Мы обратились к ним с просьбой поддержать забастовку рабочих Вологодского шарикоподшипникового завода. Некоторые германские профсоюзы направили предупреждение в адрес администрации вологодского завода о том, что в случае, если требования вологодских рабочих не будут удовлетворены, то германские рабочие объявят забастовку солидарности с российскими рабочими и потребуют от своей администрации расторгнуть договор с вологодским заводом на поставку подшипников. После предупреждения германских рабочих требования бастующих российских рабочих Вологодского шарикоподшипникового завода были удовлетворены администрацией этого завода.

 Анатолий Пыжов

Газета «За рабочее дело» Председатель Совета рабочих Ленинграда,

№12(93) от 2000 года представитель редакции «Пролетарской газеты»

КАМБОДЖА

Международная пролетарская солидарность — важнейшее условие перерастания экономической борьбы рабочих в отдельно взятой стране к борьбе классовой на международном уровне в период империализма

Забастовки рабочих-швейников на фабрике компании Yung Wash Industrial Co LTD в июне 2012 года существенно не улучшили тяжелого положения рабочих. На этом борьба рабочих швейной отрасли Камбоджи не закончилась.

21 мая 2013 года поднялись на забастовку рабочие фабрики Sabrina Garment Manufacturing Corp с требованием повышения заработной платы. Рабочие фабрики получают в среднем около 74 долларов США в месяц. В забастовке приняли участие около 5 тысяч человек. В ответ на забастовку 288 рабочих были уволены без каких-либо компенсаций. 27 мая бастующие вышли на уличную акцию протеста. Между протестующими и полицией произошли столкновения. В ходе акции протеста были арестованы восемь членов руководства фабричного профсоюза.

В июне вновь забастовали рабочие-швейники этой фабрики. В ответ хозяева фабрики уволили 415 участников забастовки, а также были произведены аресты активных участников забастовки без предъявления им конкретных обвинений.

С начала 2013 года Международная организация труда зафиксировала в стране 48 забастовок, что превысило аналогичные показатели 2011 года. Основными причинами забастовок являются чрезвычайно низкая заработная плата, высокий уровень эксплуатации, полное пренебрежение минимальными нормами безопасности труда, отсутствие в цехах чистой питьевой воды и тому подобное. На ткацких и швейных фабриках широко используется наиболее дешевый детский и подростковый труд. Низкий уровень оплаты труда является главным стимулом для международного бизнеса. В стране действуют около 500 швейных мануфактур, которые производят одежду и обувь для зарубежных заказчиков. В этой отрасли занято более 500 тысяч человек и она дает для страны значительную часть экспортных доходов.

К концу 2013 года протесты рабочих в столице Камбоджи перекинулись с фабрик на улицу. Протестующие требуют отставки премьер-министра. 3 января 2014 года полиция расстреляла 350-тысячную демонстрацию рабочих текстильной и швейной промышленности.

После жестокого разгона демонстрации рабочих погибло 7 протестующих, десятки были ранены и многие арестованы. После этого столичный муниципалитет ввел запрет на любые акции протеста.

Таким образом, мирные экономические забастовки рабочих стали перерастать в борьбу политическую.
Длительная и упорная борьба рабочих-текстильщиков и швейников Камбоджи получила широкую международную пролетарскую поддержку во многих странах мира.

Так, 10 января 2014 года Корейская конфедерация профсоюзов провела акцию солидарности с протестующими рабочими Камбоджи у министерства иностранных дел Южной Кореи, выразив свой протест против военной помощи от южнокорейской армии камбоджийской полиции во время разгона мирных демонстрантов. В Сеуле у стен посольства Камбоджи состоялся также митинг солидарности с участием Корейского профсоюза рабочих-металлистов и ряда других профсоюзов.

Акции солидарности с бастующими камбоджийскими рабочими состоялись в Брюсселе, Канберре, Дакке, Женеве, Гонконге, Джакарте, Маниле, Сеуле, Токио и Вашингтоне. В знак солидарности с рабочими-швейниками Камбоджи профсоюзы Шри-Ланки организовали демонстрацию и направили протест камбоджийским властям. Профсоюзные организации Германии, Нигерии, Норвегии, Швеции и Великобритании направили правительству Камбоджи письма протеста.

Несмотря на жестокие репрессии буржуазных властей Камбоджи, забастовки и уличные политические выступления рабочих не прекратились до сих пор и рабочие полны решимости отстаивать свои экономические и политические права. Уверенность в собственных силах им придает широкая международная солидарность пролетариата разных стран мира.

ГРУЗИЯ

Забастовка шахтеров золотодобывающей отрасли

Рабочие двух грузинских золотодобывающих компаний RMG Gold и RMG Copper 14 февраля 2014 года начали забастовку.

Бастующие компании RMG Gold вышли на акции протеста в поселке Казрети в 70 километрах от Тбилиси. Около 500 человек собрались на площади перед домом культуры с требованиями к руководству компании о повышении заработной платы, улучшения условий социального страхования, а также восстановления на работе уволенных две недели назад 186 рабочих. Кроме того, участники забастовки возмущены тем, что зарплата квалифицированных рабочих не превышает 800 лари (16 тысяч рублей) в месяц, тогда как месячная зарплата руководителей доходит до 100 тысяч лари (2 миллиона рублей).

Акции протеста в поддержку уволенных рабочих проводят также рабочие RMG Copper. Эти акции проходят ежедневно в центре Болниси. На 22-й день забастовки число бастующих составило более 1500 человек.

"Кавказский узел" писал, что подобная забастовка рабочих RMG Gold и RMG Copper проходила также в ноябре 2013 года. Тогда в ней приняли участие около 700 человек. Основными требованиями бастующих рабочих были требования увеличения зарплаты и улучшения условий труда.

АЗЕРБАЙДЖАН

Волнения угнетенных масс и столкновения с полицией

В январе 2013 года прошли массовые уличные протесты в Баку. 23 января начались волнения в городе Исмаиллы. В стихийной манифестации приняли участие от двух до четырех тысяч человек. Хотя поводом для массовых волнений населения в городе Исмаиллы послужило публичное хамство и беспредел сына министра труда, причины волнений были те же, что и в Баку — обнищание угнетенных масс, рост безработицы, полицейские репрессии, беспредел правящей буржуазии и бесправие рядовых граждан.

Социальное расслоение между господствующим классом и трудящимися достигло взрывоопасной черты. Местных жителей раздражает захват крупной буржуазией пахотных земель, лесов, пастбищ. В селах введены ограничения на передвижение крестьян, им запрещают пользоваться лесом, у некоторых сел установлены посты, которые проверяют паспорта на въезде и выезде. Исмаиллы входит в живописную горную и предгорную зону наряду с соседними районами Габала и Огуз, где буржуазия также развивает агрессивную активность, расширяет свои владения и вытесняет местных жителей. Местные власти пытаются скрыть социальную подоплеку протестов и объяснить волнения частными причинами.

24 января протестующие собрались у здания местной администрации и стали требовать отставки главы района. Глава района заявил, что не собирается уходить в отставку. В город были введены дополнительные формирования внутренних войск. Им было разрешено использовать любые средства против безоружного населения. В частности, против протестующих использовались водометы, резиновые пули, гранаты со слезоточивым газом, звуковые бомбы. Некоторые полицейские были вооружены автоматами. В процессе столкновений с полицией среди демонстрантов имели место жертвы. Так, от слезоточивого газа погибла трехлетняя девочка, а один из демонстрантов скончался от потери крови прямо на улице. Во время столкновения с полицией были произведены аресты среди демонстрантов. Арестованные подвергались жесточайшим пыткам в полицейских участках. В дальнейшем полицейские каратели были усилены новыми подразделениями, переброшенными из других городов. Полицейские репрессии не смогли сломить волю протестующих. Жители стали возводить баррикады, отвечая на выстрелы камнями и палками.

В Исмаиллы прекратили работу школы, офисы, предприятия. Полиция взяла под контроль все стратегические объекты и улицы, примыкающие к административным зданиям. Полиция перекрыла доступ в город жителям соседних населенных пунктов и ввела запрет для местных жителей собираться группами более трех человек. Закрылись все магазины, и поэтому жители оказались лишены возможности купить продукты, даже хлеб. Нарушена работа телефонной связи и блокированы социальные сети, чтобы разобщить людей, не дать им возможность связаться и не дать протесту развиваться.

Власть пытается обезглавить протест, но под руку попадаются лишь простые жители, уставшие от угнетения. Подобные поиски безнадежны, так как в низовом и стихийном бунте, каждый — «зачинщик».

В Гейчане — соседнем с Исмаиллы административном центре — власти объявили чрезвычайное положение, так как в этом городе тоже нарастает недовольство населения буржуазным режимом и обстановка является весьма взрывоопасной.

Протестующие Исмаиллы призвали жителей других городов Азербайджана поддержать их протест акциями солидарности.

В данном материале изложена информация о массовых протестных выступлениях мелкобуржуазных слоев населения Азербайджана против гнета и произвола господствующей буржуазии.

Забастовка рабочих-нефтяников

Рабочие предприятия Bos Shelf, производящего морские нефтяные платформы и модули, 18 марта 2013 года объявили о начале забастовки. В забастовке приняли участие почти все рабочие предприятия, около тысячи человек.

Участники забастовки вышли за пределы предприятия и заявили, что не вернутся на рабочие места до тех пор, пока не будет повышена зарплата и обеспечено медицинское страхование. Рабочие заявили, что считают несправедливой систему оплаты труда, когда рабочие получают в месяц не более 500 манатов (не более 600 долларов), а иностранные чиновники на их же предприятии получают до 15 тысяч манатов (около 19100 долларов). Поэтому рабочие потребовали повышения их зарплаты на 50%, увеличения отпускных дней и обеспечения медицинским страхованием.

Администрация предприятия и руководство государственной нефтяной компании Азербайджанской Республики (SOCAR), которой принадлежит более 95% акций предприятия, вступили в переговоры с бастующими. Они пообещали с 1 апреля обеспечить весь персонал предприятия медицинским страхованием. Увеличить количество отпускных дней руководство предприятия категорически отказалось, так как, мол, данный вопрос полностью находится в компетенции правительства Азербайджанской Республики.

Вице-президент SOCAR признал, что зарплаты рабочих действительно являются весьма низкими, но никаких мер по их повышению фирма принять не может, так как конъюнктура в отрасли пока является неблагоприятной, а весь мир находится в состоянии экономического кризиса.

Бастующие рабочие заявили, что если до 1 апреля не будут предприняты конкретные шаги по выполнению их требований, то забастовка будет продолжена.