О политической борьбе с оппозицией внутри партии большевиков в период диктатуры пролетариата

В марте 1921 года состоялся Х съезд РКП(б). С докладом о политической деятельности ЦК выступил товарищ Ленин. Особое внимание съезд уделил вопросу о единстве партии. В отдельной резолюции съезд предписал немедленно распустить все фракционные группы и поручил всем организациям строго следить за недопущением каких-либо фракционных выступлений, причем невыполнение постановления съезда влекло за собой безусловное и немедленное исключение из партии. Съезд дал ЦК полномочия контроля за исполнением данного решения и право применять к нарушителям все меры партийного взыскания, вплоть до исключения из партии.

 

«1. Съезд обращает внимание всех членов партии на то, что единство и сплоченность ее рядов, …, является особенно необходимым…

2. Между тем… в партии обнаружились некоторые признаки фракционности, то есть возникновение групп с особыми платформами и со стремлением до известной степени замкнуться и создать свою групповую дисциплину.

…Использование врагами пролетариата всяких уклонений от строго выдержанной коммунистической линии с наибольшей наглядностью показало себя на примере кронштадтского мятежа, когда… эсеры и вообще буржуазная контрреволюция использовала в Кронштадте лозунги восстания якобы во имя Советской власти против Советского правительства в России. Такие факты доказывают вполне, что белогвардейцы стремятся и умеют перекраситься в коммунистов и даже «левее» их, лишь бы ослабить и свергнуть оплот пролетарской революции в России…

4. Необходимо, чтобы каждая организация партии строжайше следила за тем, чтобы безусловно необходимая критика недостатков партии,… и тому подобное были бы направляемы не на обсуждение групп, складывающихся на какой-либо «платформе» и тому подобное, а на обсуждение всех членов партии…

5. Поручая ЦК провести полное уничтожение всякой фракционности, съезд заявляет в то же время, что… партия неустанно будет продолжать, …, бороться всякими средствами против бюрократизма, за расширение демократизма, самодеятельности, за раскрытие, разоблачение и изгнание примазавшихся к партии и так далее…».

Из резолюции Х съезда РКП(б) «О единстве партии»

«Фракция — часть политической партии с отличными от линии партии взглядами, обособившаяся вследствие несогласия с общей линией партии, борющаяся с партией, но остающаяся в ее рядах» — Словарь иностранных слов, изд. 4, Москва, 1954 год.

««Фракционность», то есть номинальное единство (на словах все одной партии) и реальная раздробленность (на деле все группы самостоятельны и вступают друг с другом в переговоры и соглашения, как суверенные державы)» — В.И. Ленин, Собр. соч., изд. 4, том 20, стр. 306, «О нарушении единства, прикрываемом криками о единстве».

Данные выше определения полностью и принципиально выражают суть фракционной борьбы внутри партии большевиков. Фракционные группы, позднее оформившиеся в оппозицию по отношению к партии большевиков, фактически отказывались выполнять как решения партийных съездов, так и Устав ВКП(б), и продолжали вести свою фракционную борьбу на деле, противопоставляя себя партии и ее руководящим органам, но на словах оставаясь в ее рядах.

ИЗ УСТАВА ВКП(б)

«21. Верховным органом партии является съезд…

83. Строжайшая партийная дисциплина является первейшей обязанностью всех членов партии и всех партийных организаций… Вместе с тем внутри партии обсуждение всех спорных вопросов партийной жизни вполне свободно до тех пор, пока решение не принято.

84. Неисполнение постановлений высших организаций и другие проступки, признаваемые преступными общественным мнением партии, влекут за собой: для организации — порицание, … и общую перерегистрацию (роспуск организации); для отдельных членов партии — тот или другой вид порицания…, исключение из партии, исключение из партии с сообщением о проступке административным и судебным властям…».

Настоящий текст Устава по решению XIV съезда окончательно

отредактирован и утвержден ЦК ВКП(б) 17 июня 1926 года.

Выполняя решение Х съезда РКП(б) о недопустимости фракционной борьбы внутри партии, партия постоянно следила за чистотой своих рядов. В частности, на XIV съезде ВКП(б) партия вновь поставила вопрос о наличии недопустимых уклонов при обсуждении крестьянского вопроса и о грозящей опасности для партии и диктатуры пролетариата при недооценке этих уклонов.

«6. ДВЕ ОПАСНОСТИ И ДВА УКЛОНА ПО КРЕСТЬЯНСКОМУ ВОПРОСУ

В связи с вопросом о крестьянстве у нас наметились в партии два уклона. Уклон в сторону преуменьшения кулацкой опасности (правый уклон — ред.)и уклон в сторону ее преувеличения («левый» уклон — ред.), в сторону преуменьшения и недооценки роли середняка… Уклон есть нечто ошибочное, которое даст результаты потом, если ты вовремя его не остановишь.

Два слова о недооценке кулацкой опасности… В партии не может быть кулацкого уклона. Речь идет не о кулацком уклоне, а об уклоне в сторону недооценки кулацкой опасности. Если бы даже не было людей,… которые встали на почву этого уклона, они все равно появились бы, потому что развитие у нас идет в сторону некоторого оживления капитализма, а оживление капитализма не может не породить сумятицу около нашей партии… Перевес сейчас на стороне социалистических элементов… Но пока факт является фактом, что кулак растет, и мы его экономически далеко еще не поколотили. Кулак собирает силы бесспорно, и кто этого не замечает, …, тот ставит партию перед опасностью потерять бдительность и оказаться разоруженной в борьбе с кулаком, в борьбе с капитализмом, ибо кулак есть агент капитализма в деревне.

Говорят о Богушевском. Конечно, у него не кулацкий уклон. У него уклон в сторону недооценки кулацкой опасности. Если бы у него был кулацкий уклон, его надо было бы выгнать из партии. Но до сих пор никто, …, не требовал его изгнания из партии… этот уклон осужден, как известно, решением Центрального Комитета партии.

Но есть другой уклон — в сторону переоценки кулацкой опасности, … в сторону паники… А между тем, основная задача в деревне состоит теперь в борьбе за завоевание середняка, в борьбе за изоляцию кулака путем установления прочного союза с середняком…

Первый уклон… приводит к отрицанию классовой борьбы в деревне…

…Второй уклон… ведет к разжиганию классовой борьбы в деревне, …, к провозглашению, стало быть, гражданской войны в нашей стране и таким образом к срыву всей нашей строительной работы, …

Вы спросите: какой уклон хуже? Нельзя так ставить вопроса. Оба они хуже, как первый, так и второй. И если разовьются эти уклоны, они способны разложить и загубить партию.».

Из политического отчета ЦК, с которым выступил 18 декабря 1925 года

на XIV съезде ВКП(б) товарищ Сталин.

Последовательно выполняя решение Х съезда РКП(б) и в соответствии с Уставом, партия большевиков постоянно проводила разъяснительную работу среди членов партии, объясняя не только заблуждающимся, но и организаторам оппозиции, суть и опасность внутрипартийной фракционной борьбы мелкобуржуазных групп, как «левых», так и «правых», и до определенной грани не прибегала к политическим репрессиям.

«Задача состоит в том, чтобы продолжить и впредь непримиримую борьбу на два фронта как с «левыми», представляющими мелкобуржуазный радикализм, так и с правыми, представляющими мелкобуржуазный либерализм» — из политического отчета ЦК XVI съезду ВКП(б).

«Мы всегда заявляли, что «левые» — это те же правые, маскирующие свою правизну левыми фразами. Теперь «левые» сами подтверждают это наше заявление. Возьмите прошлогодние номера троцкистского «Бюллетеня». Чего требуют и о чем пишут там господа троцкисты, в чем выражается их «левая» программа? Они требуют: роспуска совхозов, …, роспуска большей части колхозов, …, отказа от политики ликвидации кулачества, возврата к концессионной политике и сдачи в концессию целого ряда наших промышленных предприятий, …

Вот вам… контрреволюционная программа восстановления капитализма в СССР!

Чем она отличается от программы крайних правых? Ясно, что ничем. Выходит, что «левые» открыто присоединились к контрреволюционной программе правых для того, чтобы составить с ними блок и повести совместную борьбу против партии» — из отчетного доклада товарища Сталина XVII съезду ВКП(б) о работе Центрального Комитета.

Не прекращая разъяснительной работы среди членов партии по поводу различных уклонов, ЦК ВКП(б) был вынужден в соответствии с партийным Уставом применить репрессивные меры политического характера к представителям оппозиции и их активным сторонникам, когда «левая» и «правая» оппозиция перешла к активной фракционной форме борьбы с партией большевиков, вплоть до создания своей собственной подпольной партии со своим подпольным центром, финансами, средствами пропаганды и тому подобным.

Так, XV съезд ВКП(б) утвердил решение ЦК и ЦКК об исключении из рядов партии руководителей «левой» оппозиции Л.Д. Троцкого и Г.Е. Зиновьева, а также исключил из партии группу активных деятелей троцкистской оппозиции за фракционную и контрреволюционную деятельность.

Внутрипартийная борьба с оппозицией не являлась безобидной борьбой «единомышленников» по тактическим вопросам построения социализма. Это была реальная борьба партии большевиков с замаскированной контрреволюцией по принципиальным вопросам диктатуры пролетариата и построения социализма. Об этом свидетельствуют программные установки троцкистско-зиновьевской оппозиции, ставшие достоянием широкой гласности в процессе судебного разбирательства по делу об «антисоветском троцкистском центре». (В частности, этот процесс описан в книге буржуазного немецкого писателя Лиона Фейхтвангера «Москва. 1937 год», который лично присутствовал на его заседаниях).

Деятели Объединенного троцкистско-зиновьевского центра во время судебного разбирательства пытались доказывать, что у них не было никаких политических программных требований, что у них была только «голая жажда власти». Однако не может быть борьбы за власть без программы, которая должна формулировать цели, задачи и средства борьбы. Судебный процесс убедительно доказал, в том числе на свидетельских показаниях, что их программа сводилась к откровенному признанию необходимости капиталистической реставрации в СССР. В частности, подсудимый Сокольников подтвердил, что, по сути, в основу их программы была положена старая антисоветская так называемая рютинская программа.

Руководящие члены «центра» считали, что изолированная революция не может удержаться как социалистическая, что теория каутскианского ультраимпериализма и теория бухаринского организованного капитализма, родственная ей, оказались правильными. «Центр» считал, что фашизм — это самый организованный капитализм. Поэтому, мол, лучше пойти на какой-то компромисс, сговориться с фашизмом, в смысле отступления от социализма к капитализму. Это составляло второй пункт их программы. Другой подсудимый, Радек, признался, что в случае войны с фашистской Германией и поражения СССР ставилась задача «откупиться» частью территории Советского Союза. «Германии отдать Украину, а Приморье и Приамурье — Японии». В четвертом пункте более подробно рассматривался вопрос о последствиях поражения СССР. В нем ставилась задача не только сдачи в концессию важных для империалистических государств экономических объектов, но и продажа их в частную собственность, это займы, это допущение иностранного капитала на те заводы, которые лишь формально останутся в руках Советского государства. В пятом пункте речь шла об аграрном вопросе. В частности, говорилось о роспуске колхозов, ликвидации совхозов, о передаче сложных сельскохозяйственных машин в руки единоличников и тому подобное, то есть фактически о возрождении кулацкого строя в деревне. Шестой пункт был посвящен вопросам демократии. «Ни о какой демократии речи быть не может… рабочего надо будет вернуть частью на частные фабрики, частью на государственные фабрики, которые будут находиться в состоянии тяжелейшей конкуренции с иностранным капиталом… В деревне возобновится борьба бедноты и середняка против кулачества. И тогда, чтобы удержаться, нужна крепкая власть, независимо от того, какими формами это будет прикрыто» (Из показаний подсудимого Радека). Эта программа означает возврат к прошлому, ликвидацию всех завоеваний рабочих и крестьян, ликвидацию советского социалистического строя.

Для выполнения своей программы контрреволюционная оппозиция использовала различные методы практической борьбы с диктатурой пролетариата — от антисоветской пропаганды, в том числе в рядах Красной Армии, и вредительства в экономике до организации диверсий на промышленных предприятиях и на железнодорожном транспорте и прямого индивидуального террора против руководителей партии большевиков и Советского государства, а также против передовых сознательных рабочих, крестьян и интеллигентов. Диктатура пролетариата после Октябрьской революции ощущала острый недостаток квалифицированных специалистов и управленческих кадров. Этим воспользовалась оппозиция. Пролезая в руководящие органы и опираясь на поддержку классово неустойчивых элементов, оппозиция проводила вредительскую деятельность в различных отраслях экономики. Путем искажений в планировании, принятия неверных технических решений и подтасовок в отчетности ей удавалось, иногда в течение длительного времени и безнаказанно, срывать государственные планы, вносить сумятицу в экономику и тем самым подрывать авторитет Советской политики и власти.

«Признаю себя виновным, — свидетельствует технический руководитель Гипромеза Белоножкин, — в том, что следуя своему антисоветскому настроению, совместно с другими лицами задержал темп развития черной металлургии, следствием чего явился металлический голод в стране… Этот срыв повлек за собой срыв программы машиностроения, неудовлетворение сельского хозяйства необходимым количеством сельскохозяйственных орудий, поставил под удар развитие транспорта и удовлетворение нужд НКПС. Задержалось бы производство средств производства, и программа индустриализации страны могла потерпеть крушение» (Из материалов Пленума ЦК ВКП(б) от ноября 1929 года).

Помимо организованного вредительства, контрреволюционная оппозиция по указанию своего «центра» совершила целый ряд диверсий на промышленных предприятиях и железнодорожном транспорте, повлекших значительные человеческие жертвы. Диверсии были направлены в наиболее уязвимые и важные для экономики места. Причем исполнители диверсий имели указания не считаться с человеческими жертвами со стороны рабочих, инженеров, обслуживающих эти объекты, и красноармейцев. «Чем больше жертв, тем лучше, так как это вызовет озлобление рабочих» (из показаний подсудимых Пятакова, Лившица и Дробниса).

Например:

На Горловском азотно-туковом комбинате было совершено две диверсии со взрывами, что повлекло за собой гибель рабочих. Были организованы диверсии на Воскресенском химическом комбинате и Невском заводе. 23 сентября 1936 года был организован взрыв на шахте «Центральная» Кемеровского рудника, повлекший гибель 10 рабочих и тяжелые ранения 14 рабочих. В 1935-1936 годах был совершен ряд крушений товарных, пассажирских и воинских поездов с человеческими жертвами. В том числе, было организовано крушение воинского эшелона на станции Шумиха 27 октября 1935 года, что повлекло гибель 29 красноармейцев, а девушка-путеец получила тяжелые ранения, пытаясь предотвратить диверсию. Доказанный перечень диверсий составляет значительное число, а мы привели лишь отдельные примеры.

В 1932 году троцкистский «центр» для организации индивидуального террора в отношении руководителей ВКП(б), Советского правительства и отдельных наиболее активных и сознательных рабочих, крестьян и интеллигентов объединил деятельность местных террористических контрреволюционных групп на местах в единую организацию под руководством «Объединенного центра». По указаниям «Объединенного центра» террористы осуществили целый ряд политических убийств и покушений на убийства.

Например:

1 декабря 1934 года в Ленинграде было осуществлено убийство члена ЦК ВКП(б) Сергея Мироновича Кирова. Доказанными являются факты совершения террористических актов против В.Р. Менжинского, В.В. Куйбышева и А.М. Горького. Совершено убийство инженера Бояршинова, которого пыталась завербовать оппозиция для вредительства на шахте, но который отказался от этого предложения и мог выдать преступников. Была также разоблачена подготовка покушений на В.М. Молотова и Г.К. Орджоникидзе. Подготовлялся также ряд террористических актов против товарищей Сталина, Ворошилова, Жданова и Л.М. Кагановича. В частности, для организации убийства товарища Сталина в 1932 году был направлен в Москву террорист Натан Лурье.

Значительное количество фактов о контрреволюционной деятельности оппозиции взято нами из судебных речей 1924-1938 годов государственного обвинителя А.Я. Вышинского на судебных процессах о контрреволюционной деятельности оппозиции.

Георгий ЕРЕМИН

Ленинград

 

Редакция «Пролетарской газеты» рекомендует читателям принципиально оценить политику «хрущевско-брежневских» ревизионистов и сравнить ее, к примеру, с политической линией «левой» и правой оппозиции, разгромленной партией большевиков и диктатурой пролетариата незадолго до агрессии германского фашизма против СССР.

Фактически в пятидесятые годы произошла мелкобуржуазная контрреволюция в Советском Союзе, а «хрущевско-брежневские» ревизионисты, можно сказать, стали осуществлять планы довоенной контрреволюционной оппозиции, став ее идейными наследниками. О классовых причинах контрреволюции редакция принципиально высказалась в «Пролетарской газете» №26 от 2006 года.

Следуя тактике довоенной оппозиции, «хрущевские» ревизионисты, в первую очередь, возвели огульную клевету на политику партии большевиков и посмертно опорочили имя ближайшего соратника В.И. Ленина и ее вождя Иосифа Виссарионовича Сталина.

На словах ревизионисты пропагандировали якобы творческий марксизм-ленинизм, а на деле встали на путь реставрации капитализма в нашей стране, с претензией в дальнейшем на роль ведущей империалистической державы.

Ревизионисты внесли существенные принципиальные изменения в экономическую политику страны. В частности, в экономику стали внедряться хозрасчет и прибыль как основные показатели, а в сельском хозяйстве были ликвидированы МТС с продажей техники в собственность колхозов, то есть начался поворот в сторону откровенно капиталистического управления экономикой. И так далее.

На словах ревизионистская КПСС стала провозглашать курс на мирное сосуществование с капиталистическим миром. На деле советская буржуазия развернула беспрецедентную гонку вооружений, в конкурентной борьбе с крупными империалистическими державами за сферы влияния.

Во внешней политике стали нарушаться принципы невмешательства во внутренние дела суверенных государств. Об этом свидетельствуют, например, факт агрессии Советского Союза против Афганистана и великодержавные империалистические амбиции по отношению к странам Варшавского договора.

На словах ревизионистская КПСС провозглашала своей теоретической основой марксизм-ленинизм. На деле ревизионистская КПСС встала на путь извращения марксизма-ленинизма, отстаивая на международном уровне тезис о мирном переходе от капитализма к социализму, только парламентским путем. Тем самым советские ревизионисты полностью изменили делу классовой борьбы пролетариата и марксизму-ленинизму.

Таким образом, мелкобуржуазная контрреволюция пятидесятых годов стала поворотным моментом к развитию Советского Союза по пути капитализма, а все дальнейшие события являются лишь логическим последствием этого поворота.