Формирование системы народного образования в интересах строительства социализма при ДИКТАТУРЕ ПРОЛЕТАРИАТА Организация форм обучения в опытно-экспериментальных школах первых лет Советской власти с точки зрения их актуальности для школы будущего

О путях развития школьного воспитания и обучения в первые годы Советской власти, то есть фактически о школе будущего, можно говорить и спорить бесконечно и без всякой пользы, доходя до смехотворной фантазии или примитивизма, если подойти к этому вопросу субъективно, с позиции «точки зрения» или «здравого смысла» отдельного человека или социальной группы, а не научно.

 

Школьный вопрос, пути и формы его разрешения принципиально определяются историческим состоянием конкретного общества, направлением его развития на ближайшее будущее и объективную историческую перспективу, ибо школа по своей сути и назначению лежит в основе «кадровой политики» общества в рамках конкретного государства в частности, или даже всего Человечества в целом. Если историческую перспективу развития школы, ее далекую судьбу можно «предугадать» и в общих словах сформулировать на основе знания объективных законов развития общества, то ближайшее будущее в этом вопросе определяется конкретным историческим состоянием общества, его возможностями, ближайшими интересами и потребностями. Эти принципы являются основополагающими, и их нельзя «отменить» волею или прихотью «диктатора», ученого или политика. Однако, при принципиальных качественных изменениях в вопросе «школьного развития» необходимо учитывать субъективные условия, их роль и влияние. Необходимо учитывать наличие научных наработок по данной теме и подтверждений науки экспериментальной практикой.

Поскольку школьная проблема является подчиненной, производной от состояния общества, то и рассматривать ее необходимо в направлении от причины к следствию.

«Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание» (К. Маркс. — К. Маркс и Ф. Энгельс. Собр. соч., изд. второе, т. 13, стр. 491).

«Так, общественные идеи, теории, политические учреждения, возникнув на базе назревших задач развития материальной жизни общества, развития общественного бытия, — сами воздействуют потом на общественное бытие, на материальную жизнь общества, создавая условия, необходимые для того, чтобы довести до конца разрешение назревших задач материальной жизни общества и сделать возможным дальнейшее ее развитие».

В связи с этим Маркс говорит:

«Теория становится материальной силой, как только она овладевает массами» (К. Маркс и Ф. Энгельс, т. 1, стр. 406)» — И. Сталин «О диалектическом и историческом материализме».

Историческое продвижение общества вперед в своем развитии происходит в результате принципиальных качественных изменений в развитии производительных сил — базисная составляющая.

«Производительные силы общества — орудия, при помощи которых производятся материальные блага, люди, приводящие в движение орудия производства и осуществляющие производство материальных благ благодаря известному опыту и навыкам к труду» (Краткий философский словарь, изд. третье, 1952 год, стр. 407).

Развитие производительных сил неизбежно требует приведения в соответствие производственных и общественных отношений — надстроечная составляющая.

Переход из одного качественного состояния в другое совершается через социальные скачки, взрывы — революции. Революция не является выдумкой большевиков, а есть объективное требование надстроечных изменений по разрешению назревших внутренних противоречий между «прошлым и будущим» в базисе. Подготовка «людей, приводящих в движение орудия производства и осуществляющих производство материальных благ», начинается со школьного образования. Именно это определяет место школы в системе формирования производительных сил.

Оценивать развитие школы, прогнозировать ее «судьбу» обособленно от состояния и перспектив развития общества невозможно.

Объективно Человечество неизбежно достигнет такого уровня развития, когда будет уничтожено всякое угнетение и неравенство вплоть до устранения различий между умственным и физическим трудом. Изматывающий, отупляющий физический труд, включая сельскохозяйственный, будут выполнять машины, а управленческий труд видоизменится от управления людьми до управления техникой и технологическими процессами. Именно подобного рода изменения в жизнедеятельности общества потребуют решающих изменений в уровне и качественном содержании школьного воспитания и обучения. В основу школьной подготовки ляжет принцип: всестороннее и гармоничное развитие, воспитание личности.

Полагаю, что останавливаться на перспективах развития школы в капиталистическом обществе не имеет смысла, так как она полностью ориентирована на обслуживание корыстных интересов класса угнетателей и является его послушной служанкой. Поэтому совершенствование школьной системы в условиях капитализма не может привести к каким-либо положительным качественным изменениям.

Впервые в мировой практике установление диктатуры пролетариата в нашей стране в результате Октябрьской Социалистической Революции создало основные условия для построения общества социальной справедливости. Это поставило общество перед необходимостью создания принципиально новой системы школьного воспитания и обучения.

Сложность выполнения данной задачи заключалась в том, что социализм еще не является социально однородным обществом. Базисное и надстроечное содержание социализма еще не изжило по объективным причинам «пережитки капиталистического прошлого» и тому подобное. То есть социализм является лишь начальной и длительной фазой перехода к бесклассовому обществу социальной справедливости с множеством внутренних, острых и подвижных противоречий.

Например: государство как форма управления, аппарат насилия, является буржуазной формой управления, даже будучи по целям и задачам пролетарским государством, инструментом в руках диктатуры пролетариата. При отсутствии антагонистических классовых противоречий существует несправедливое социальное и профессиональное разделение труда: город-деревня, умственный-физический труд и так далее.

Поэтому школьная политика, принципиально устремленная в своем развитии в бесклассовое коммунистическое будущее, вынуждена подчиниться условиям и потребностям реально существующего общества.

Кроме того, нигде и никогда не было еще как теоретических, так и практических аналогов решения «школьной проблемы» для подобных исторических условий. В первые годы Советской власти пришлось создавать новую науку, теорию советской школы на базе эксперимента, практического опыта, постоянно уточняя и улучшая ее.

Уже с первого учебного года после победы Октябрьской Социалистической Революции советская школа была объявлена «не только бесплатной на всех ступенях, не только доступной и, как можно скорее, обязательной», но и «единой и трудовой». Подобные принципы — бесплатная, политехническая, трудовая, единая, всеобщая — определяли основные направления построения и развития советской школы.

Чтобы представить масштаб и значение выполненной работы по народному просвещению при диктатуре пролетариата, достаточно напомнить, что в Российской Империи (в дореволюционный период), по данным переписи населения 1897 года, 71,6% населения в возрасте от 9 до 49 лет были полностью неграмотными. Около четырех пятых детей и подростков были лишены возможности получить какое-либо образование. Наиболее обездоленной в просвещении, как и во всех остальных социальных вопросах, была деревня. В 1897 году неграмотность среди сельского населения составляла 76,2% (среди крестьянок — 87,5%!). (Данные взяты из статистического сборника «Народное образование в Союзе Советских Социалистических Республик» 1977, стр. 9). «… такой дикой страны, в которой бы массы народа настолько были ограблены в смысле образования, света и знания, — такой страны в Европе не осталось ни одной, кроме России. И эта одичалость народных масс, в особенности крестьян, не случайна, а неизбежна, при гнете помещиков…» (Ленин В.И. Полное собрание сочинений, т. 23, стр. 127).

Победа социалистической революции в экономически и культурно отсталой стране означала, что новое общество должно было решать проблему развития народного образования во всем ее объеме, начиная с ликвидации неграмотности огромных масс населения. За короткий срок были организованы тысячи школ и библиотек, подготовлены десятки тысяч учителей, мобилизованы огромные материальные средства для решения этой важнейшей для страны проблемы и проведена колоссальная организационно-политическая работа в массах.

Единая трудовая школа была разделена на две ступени: I ступень — для детей от 8 до 13 лет (с пятилетним курсом обучения) и II ступень — от 13 до 17 лет (с четырехлетним курсом обучения). К школе присоединялись детский сад для детей до 8-летнего возраста и ясли.

Обучение в школе носило общеобразовательный политехнический характер. То есть школа была ориентирована на подготовку людей с широким общим образованием, а не узких специалистов, «ремесленников» (как за рубежом). Молодой человек, вышедший из школы, реально являлся полноправным хозяином своей страны и строителем нового общества. База школьных знаний позволяла ему не только правильно оценить проблемы общества, но наиболее рационально найти применение своим силам во благо всех.

В школе изучались такие дисциплины, как математика, география, биология, астрономия, основы агрономии, физика, химия, политэкономия, всеобщая история, обществоведение, диалектический и исторический материализм. Значительное внимание уделялось физическому и эстетическому образованию, литературе. Преподавание велось на родном национальном языке или на русском языке. Школа была тесно связана с производством. В частности, раз в месяц проводились экскурсии на заводы или в совхозы, где читались лекции и проводились практические занятия по профессиям. Политехническая ориентация школы тесно увязывалась с планами технического перевооружения нашей страны, с прогрессом народного хозяйства.

Основой школьной жизни был производительный общественно необходимый труд.

«Примечание 1. Трудовое начало станет мощным педагогическим средством только в том случае, если труд в школе будет творчески радостным, свободным от приемов насилия над личностью учащегося и при всем этом планомерно и социально организованным. В этом последнем смысле школа является школьной коммуной, тесно и органически связанной по своим трудовым процессам с окружающей жизнью.

Примечание 2. Старая форма дисциплины, сковывавшая всю жизнь школы и свободное развитие личности ребенка, не может иметь места в школе труда. Но сами трудовые процессы будут воспитывать в детях ту внутреннюю дисциплину, без которой немыслим рационально поставленный коллективный труд. Дети принимают живое участие во всех трудовых процессах школьной жизни, в числе которых организационные моменты, вытекающие из принципа разделения труда, должны сыграть весьма существенную воспитательную роль. При этом учащиеся научатся оценивать способы планомерного расходования трудовой человеческой энергии и тем самым воспитают в себе чувство ответственности как за ту часть работы, которая выпадает на долю каждого из них в данном рабочем коллективе, так и за успех всей работы в целом. Короче говоря, коллективный производительный труд и организация всей школьной жизни должны воспитывать будущих граждан социалистической республики.».

(Источник: Положение о единой трудовой школе РСФСР.

Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов от 16 октября 1918 года).

Школьные занятия в течение года были разделены на три категории: 1) обычные школьные занятия — примерно с 1сентября до 1июня; 2) школьные занятия под открытым небом — примерно с 1 июня по 1 июля. К ним относятся летние колонии, площадки, экскурсии для знакомства детей с природой и жизнью; 3) каникулы — примерно с 1 июля по 1 сентября, с 23 декабря по 7 января и с 1 по 14 апреля. В школах также праздновались установленные рабоче-крестьянским правительством гражданские праздники.

Школы были открыты для учащихся в течение всех семи дней. Причем два из них (но не подряд) особо выделялись из общего числа учебных дней. Один день — был совершенно свободным от учебных занятий и использовался для экскурсий, чтения, спектаклей и других самостоятельных детских занятий, для чего привлекались особые педагогические кадры. Другой — являлся полурабочим днем с обычным педагогическим персоналом и использовался для клубных и лабораторных занятий, рефератов, экскурсий, ученических собраний.

Программные учебные занятия для учащихся в школе I ступени в первые три года не превышали 4 часов, в остальные два года — 5 часов, а на II ступени 6 часов.

Преподаватель был обязан систематически, последовательно излагать преподаваемую им дисциплину, всемерно приучая детей к работе над учебником и книгой, к различного рода самостоятельным письменным работам, к работе в кабинете, в лаборатории, в учебной мастерской и широко применяя, наряду с этими основными методами, различного рода демонстрации опытов и приборов, экскурсии (на завод, в музей, в поле, в лес и тому подобное). При этом преподаватель должен был всемерно помогать детям при затруднениях в их учебных занятиях. Широко практиковались различные самостоятельные задания: решение задач и упражнений, изготовление моделей, работа в лаборатории, собирание гербариев, использование в учебных целях пришкольных участков и тому подобное.

В основу учета школьной работы был положен текущий индивидуальный, систематически проводимый учет знаний школьников. Преподаватель должен был в процессе учебной работы внимательно изучить каждого ученика и на основе этого изучения в конце каждой четверти составлять характеристику каждого ученика по данному предмету.

Все экзамены — вступительные, переходные, выпускные — были отменены. (Вспомним наши хрущевско-брежневские и так далее школы. Вспомним все существовавшие в этот период предэкзаменационные и экзаменационные нервотрепки. Ученик, который в течение года учится на «хорошо» и имеет основательный багаж знаний, мог из-за усталости, переживания, плохого самочувствия, недосыпания «завалить» экзамен. Или наоборот: безответственный, ленивый ученик мог бездельничать целый год и не иметь крепких знаний, а экзамен сдать на «хорошо», так сказать, «на-халяву», «наскоком», случайно. После экзамена этот ученик быстро забудет выученные перед экзаменом фразы и в голове у него останется одна пустота. Кроме того, успешная или неуспешная сдача экзамена может зависеть от настроения или самочувствия учителя. Отсюда вывод: экзамен в школе — это большая-пребольшая условность).

Задавание обязательных уроков и работ на дом в школах первых лет Советской власти не допускалось.

Наказания школьников были строго запрещены.

Число учащихся на одного школьного работника не должно было превышать 25 человек.

Деление на классы, по мере возможности, было заменено делением на группы, по степени подготовленности учащегося.

Во всех школах всех типов были введены обязательные горячие завтраки (БЕСПЛАТНЫЕ), согласно раскладкам научно обоснованных норм для детей соответствующего возраста.

Снабжение всех школьников одеждой, обувью и учебными пособиями производилось за счет ГОСУДАРСТВА.

При поступлении в школу ребенок проходил тщательный медицинский осмотр для определения состояния его физического и психического здоровья. Под регулярным наблюдением врача он состоял все годы пребывания в школе.

Наряду с обычными массовыми школами существовали школы-коммуны. Например, коммуна Макаренко А.С. Школа-коммуна Макаренко фактически являлась маленькой моделью социалистического общества, где личные интересы каждого всесторонне и тесно переплетались с интересами и заботами всех.

Подведем итог: школы первых лет Советской власти при диктатуре пролетариата готовили здорового физически и всесторонне, гармонично развитого человека, ЛИЧНОСТЬ.

Производительные силы и производственные отношения развиваются неравномерно. В результате их существенной нестыковки может произойти временный откат назад в историческом развитии общества — контрреволюция. Вместе с обществом отбрасывается назад, «корректируется» качественный уровень школьной науки и практики. Школьная подготовка неизбежно приводится в соответствие с реальным уровнем состояния общества.

Базис определяет исторически объективное направление развития общества, но надстройка может временно менять направление базисного развития вплоть до разрушения его и возврата в самое дикое прошлое состояние. То есть базис и надстройка находятся в диалектической взаимосвязи.

Например: в результате поражения диктатуры пролетариата в пятидесятые годы начались контрреволюционные изменения в базисе. Это, в свою очередь, в дальнейшем оказало кардинальное влияние на школьную политику вплоть до насаждения в школах церковного мракобесия феодальной эпохи.

Теоретические наработки и практический опыт организации народного образования школьного уровня первых лет Советской власти, при диктатуре пролетариата, представляет собой бесценный дар для будущих поколений при социалистическом обществе.

ЛЕНИНГРАД Екатерина ПЫЖОВА

Выпускница Российского государственного

педагогического университета имени А.И. Герцена 2014 года