Расстрел "хрущёвско-брежневской" буржуазией массовой мирной забастовки новочеркасских рабочих в 1962 году

1 июня граждане Советского Союза узнали о повышении цен на масло на 25%  и мясо на 30%. Повышение цен на такие жизненно важные продукты питания сопровождалось снижением заработной платы рабочих путем понижения расценок по оплате труда на одну треть. Все это преподносилось средствами массовой информации ревизионистской КПСС и буржуазного государства как «временная мера по многочисленным просьбам трудящихся» и как вынужденный шаг на пути «дальнейшего продвижения к коммунизму». Не все рабочие Советского Союза безропотно согласились с этим политическим абсурдом и наглым наступлением на свои права и жизненные интересы. В частности, рабочие Новочеркасского Электровозостроительного Завода (НЭВЗ) стихийно обсудили это постановление правительства и решили объявить забастовку. Первоначально 200 рабочих прекратили работу, а затем к ним присоединились еще 1000 человек. С бастующими встретился директор завода Курочкин. Вместо делового обсуждения требований рабочих директор потребовал беспрекословно прекратить забастовку, нагло заявив: «Не хватает на мясо, жрите пирожки с ливером!», но тут же понял, что тем самым открыл свое истинное лицо и поэтому поспешил скрыться в своем кабинете.

 

В этот же день рабочие приняли решение выйти 2 июня на митинг к горкому КПСС и одновременно перекрыть железнодорожную линию, чтобы привлечь внимание властей к своим нуждам. Весть о забастовке рабочих НЭВЗа быстро разнеслась по всему городу, и к бастующим присоединились рабочие других предприятий. В ответ на выступление рабочих власти ввели в городе комендантский час.

2 июня к горкому КПСС двинулись рабочие с семьями, но на мосту через реку путь рабочим преградили войска, пытаясь остановить колонну протестующих. Это не остановило рабочих. Солдаты фактически отказались выполнить приказ и не применили оружие против безоружных рабочих.

Рабочие были «вооружены» лишь красными знаменами и портретами Ленина, подчеркивая этим свою приверженность социализму. У входа в горком КПСС их встретили уже специальные подразделения карателей. С крыш горкома и соседних домов раздались выстрелы, в том числе пулеметные очереди. Среди рабочих появились убитые и раненые. Забастовка, в конечном итоге, была жестоко подавлена.

Позднее по «Новочеркасскому делу» были расстреляны семь рабочих активистов по обвинению в «бандитизме» (экстремизме) и за «антисоветскую деятельность». Более ста участников забастовки были приговорены к длительным срокам лишения свободы, от 10 до 15 лет. С сотен свидетелей и участников события взяли подписку о неразглашении «государственной тайны», под угрозой расстрела.

Площадь перед горкомом заново заасфальтировали, чтобы скрыть следы кровавого преступления.

Новочеркасские кровавые события не были единственным фактом протеста рабочих после скрытой контрреволюции «хрущевских» ревизионистов. Так, 5 марта 1956 года рабочие и интеллигенты Тбилиси вышли на мирный митинг с политическими требованиями против отступлений ХХ съезда КПСС от ленинско-сталинского курса строительства коммунизма. К месту проведения митинга властями были стянуты войска, в том числе танки, и спецподразделения карателей. По митингующим был открыт огонь из стрелкового оружия и митинг был разогнан.

Отдельные факты протестов подобного рода имели место также в рядах Вооруженных сил Советского Союза. Так, в начале ноября 1975 года на большом противолодочном корабле «Сторожевой» вспыхнуло восстание.

 Возглавил восстание заместитель командира корабля по политической части капитан III ранга Валерий Михайлович Саблин. Те члены экипажа, которые не смогли, то есть струсили, или не захотели примкнуть к восставшим, были беспрепятственно доставлены на берег. Причиной восстания послужило принципиальное несогласие экипажа с политикой КПСС и деятельностью Советского правительства в тот период. Восставшие были уверены, что руководство КПСС и Советской власти изменило делу Пролетарской революции, извращает марксизм-ленинизм и ведет страну к катастрофе. Саблин В. М. был твердо убежден, что «пока не возьмется за дело рабочий класс, ничего не изменится». Это определяло цель и тактику восставших. Восставшие рассчитывали дойти до Кронштадта и, опираясь на понимание и поддержку кронштадтских рабочих и матросов, получить возможность обратиться с воззванием через ленинградское радио и телевидение к пролетариату Советского Союза. Восстановить диктатуру пролетариата в стране и очистить КПСС от ревизионистского антибольшевистского руководства — это было целью восстания. Корабль «Сторожевой» не имел на борту боекомплекта, и поэтому не представлял никакой опасности для кого-либо в военном отношении. На подавление восставших руководство страны задействовало значительные силы боевых кораблей и морской авиации. Политбюро ревизионистской КПСС дало указание: «Мятежный корабль разбомбить и потопить». Следует отметить, что не все моряки и летчики согласились исполнить этот преступный приказ против своих товарищей по оружию. Но в конечном итоге мятежный корабль был основательно изувечен, а восставшие схвачены карателями советских спецслужб. Капитан III ранга Саблин Валерий Михайлович был приговорен к смертной казни и расстрелян. Остальные восставшие члены экипажа были приговорены к различным срокам тюремного заключения. Героический подвиг восставшего экипажа корабля «Сторожевой» был оболган и очернен буржуазной пропагандой Советского Союза.

Забастовка рабочих в Новочеркасске, восстание матросов на корабле «Сторожевой» и другие подобного рода волнения носили явно политический характер. Эти волнения были спровоцированы антирабочей политикой КПСС и власти на уровне страны. Почему КПСС и Советская власть не прислушались к мирным требованиям рабочих, интеллигентов и матросов, а жестоко подавили эти волнения как выступления злейшего врага? Почему данные протестные выступления носили разрозненный и стихийный характер?

Как уже указывалось в опубликованной в «Пролетарской газете» №26 статье А. Данко «Размышления о классовых причинах контрреволюции на территории Советского Союза», в результате мелкобуржуазной контрреволюции КПСС оказалась в руках ревизионистов и это неизбежно поставило страну на путь капитализма (формальной датой поражения диктатуры пролетариата в СССР является ХХ съезд КПСС 1956 года). В результате принципиального классового изменения в стране КПСС превратилась из политического авангарда рабочего класса в послушный политический инструмент в руках советской буржуазии. Именно поэтому любое выступление против политики ревизионистской КПСС и власти советской буржуазии расценивалось ими как классово враждебное и жестоко подавлялось.

Забастовка рабочих Новочеркасска вспыхнула стихийно и не была поддержана рабочими других городов. Почему? К этому времени рабочий класс Советского Союза утратил не только свое господствующее положение в стране и свой политический авангард, но и свою профсоюзную организацию. Профсоюзы в лице ВЦСПС, будучи под контролем ревизионистской КПСС, фактически стали отражать и защищать классовые интересы советской буржуазии, а рабочий класс оказался дезорганизованным и политически дезориентированным. Именно поэтому буржуазная пропаганда сумела легко скрыть от широких масс факт забастовки и расстрела новочеркасских рабочих.