Без борьбы победы не бывает

БЕЗ БОРЬБЫ ПОБЕДЫ НЕ БЫВАЕТ

С 2005 года я работаю рабочим на заводе «Улан-Удэстальмост». Мне не довелось получить не только высшее, но даже среднетехническое образование. Это никак не связано с моим нежеланием учиться. Напротив, я всегда стремился к знаниям. Однако молодежи с национальных окраин восьмидесятых годов рождения невозможно было получить образование выше школьного без посторонней помощи, особенно, если не осталось кого-либо из родителей. О своих обязанностях перед обществом я никогда не забывал и всегда старался выполнять их в меру своих сил и знаний.

 

До наступления экономического кризиса 2008 года я всерьез не задумывался о капиталистических несправедливостях, а практичски сравнить с чем-то лучшим объективно не имел возможности, так как жить при социализме мне не довелось.

До начала кризиса руководство завода все-таки брало на себя некоторые социальные обязательства перед рабочими. У нас был даже автобус, отвозивший школьников из рабочего поселка до школы. Однако, когда грянул «неожиданно» экономический кризис 2008 года, началось сокращение не только общепринятых социальных обязательств, но и начались задержки выплат заработной платы, снижение расценок, сокращение льгот по вредности и так далее. Уровень жизни рабочих стал стремительно ухудшаться без всякой видимой перспективы на улучшение в будущем. Сегодня я невольно вспоминаю принципиальное высказывание Карла Маркса: «Бытие определяет сознание» и слова В.И.Ленина о том, что только жизненная практика меняет сознание рабочих и подталкивает их на классовую борьбу, но в этих вопросах я разобрался несколько позднее.

Что без борьбы победы не бывает, думаю — разъяснять нет необходимости. Однако, с чего начать нашу борьбу, как организоваться рабочим для борьбы, в каком направлении вести эту борьбу и тому подобное, ни я, ни мои товарищи не знали. У нас не было ни практического опыта, ни достаточных знаний. Первоначально я видел два пути: первый — обратиться за помощью к организованной интеллигенции, настроенной оппозиционно к существующему капиталистическому строю, второй — самостоятельно организовать дискуссионный кружок из активной части рабочих, чтобы найти ответ на вопрос «Что делать?» и одновременно приступить к созданию рабочего движения на своем заводе. Мы полагали, что дальнейшие наши действия определит сама практика борьбы.

Наиболее бросалась в глаза и, вроде бы, вселяла надежду Коммунистическая партия Российской Федерации (КПРФ), отделение которой, казалось бы, активно действовало в нашем городе, особенно в дни выборов и в традиционные революционные праздники. Мы примкнули к этой организации с коммунистическим названием с единственной целью — получить знания, советы и помощь в организации рабочего движения, но мы глубоко ошиблись. Со стороны КПРФ никакой поддержки мы не получили и столкнулись лишь с высокомерным и своекорыстным самопиаром местных политиканов из данной организации. Судьба рабочего движения их фактически не интересовала. На этом наши иллюзии в отношении КПРФ окончательно исчезли.

У нас остался единственный путь и единственная возможность — самообразование и самоорганизация. Изначально, я начал знакомиться с работами классиков марксизма-ленинизма. Получив некоторые общие представления о классовой борьбе пролетариата и практике его борьбы в России в дореволюционный период, я начал проводить агитацию на эту тему в своей бригаде. Однако в этой агитации я не всегда убедительно мог доказать свою правоту — знаний было все-таки маловато. Я убедил товарищей учиться и обсуждать наши разногласия и наши проблемы совместно, создав для этого марксистско-ленинский кружок пока в пределах завода.

Тем временем обстановка на заводе ухудшалась. Задержка выплат заработной платы составляла уже 3 месяца, но коллектив все еще не был готов подняться на забастовку. Эта классовая бесхребетность рабочего коллектива продолжалась до тех пор, пока руководство завода вообще не перестало выплачивать зарплату как таковую, а рабочим стали выдавать ежемесячно по 10-20% от законно причитающихся им заработанных денег. В результате коллектив только одного цеха принял решение объявить забастовку. Начать забастовку решили 34 человека, но к началу забастовки нас осталось только ТРОЕ. Давление на нас со стороны руководства началось чудовищное, но оно закончилось провалом, так как мы предвидели подобную ситуацию и не отступили.

Наконец, нас пригласил на собеседование лично директор. Он попросил нас прекратить забастовку и пообещал рассчитаться с долгами за три месяца в ближайшие дни. Мы согласились прекратить забастовку только после выплаты задолженности. Выплата была произведена в течение недели, но потом вновь начались систематические задержки заработной платы.

Я не сомневался, что пока нас единицы, мы неизбежно будем терпеть поражение. Но благодаря тому, что руководство не смогло сломить нас, мой авторитет в коллективе упрочился и слух о нашей борьбе распространился даже за пределы нашего завода. Это позволило привлечь в марксистсколенинский кружок новых членов не только с нашего завода, но и с других предприятий республики.

Однако положение на заводе ухудшалось — теперь нам приходилось работать без необходимого инструмента и робы, полностью без зарплаты и тому подобного. В результате многие рабочие стали увольняться, чтобы найти для себя лучшую долю в других местах, наивно надеясь, что экономический кризис рано или поздно закончится и всем станет жить легче. Я тоже мог бы последовать их примеру, но совесть не позволила мне бросить в трудный час товарищей, которым по разным причинам было бы трудно найти другую работу. Те из нас, которые не смирились с поражением, продолжили борьбу не только на уровне коллектива, но и оказывали посильную помощь другим конкретным работникам. Эти бескорыстие и сплоченность вселяли надежду пассивным рабочим, и они потянулись на наши собрания.

Весной 2014 года мы решили организовать забастовку на уровне нескольких цехов. К сожалению, подготовительная работа была проведена слабо, в том числе не было доведено до сведения рабочих, что забастовка является одновременной и согласованной. Поэтому на деле каждый предупреждал работодателя о забастовке по отдельности. Кроме того, провокаторы из среды рабочих делали свое подлое дело, продолжая работать в обычном режиме. Я считаю, что именно моей ошибкой было то, что я не смог своевременно привлечь в поддержку нашей забастовки товарищей с других предприятий.

Сейчас на нашем заводе идет замена руководящего состава. Наша забастовка не привела к каким-либо положительным изменениям. Организационную работу и качественные изменения в занятиях кружка мы продолжаем. Наш независимый профсоюз количественно растет — чем нас больше, тем мы сильнее. Контакты с рабочими других предприятий мы налаживаем и совершенствуем. Мы ищем контакты с прогрессивными интеллигентскими группами и рабочими марксистско-ленинскими кружками в целях совместного совершенствования и распространения опыта рабочего движения.

Я решил поделиться опытом практической борьбы рабочих нашего завода — как положительным, так и отрицательным — с рабочими других предприятий нашей республики и даже всей нашей страны в интересах развития массового рабочего движения и, в конечном итоге, для организации общей классовой борьбы. Особое внимание обращаю на важные моменты, влияющие на развитие рабочего движения в целом, на примере нашего завода:

— Мировой экономический кризис сегодня является реальностью. Ответственно заявляю, что он непосредственно и неизбежно коснется каждого рабочего на каждом заводе и в каждой стране. Гнет и эксплуатация рабочих будут усиливаться. Никакой капиталист не будет жертвовать своими интересами ради интересов рабочих.

— При капитализме борьба рабочих может быть только классовой — класса угнетенных против класса угнетателей, а не только против отдельных капиталистов. Только организованный рабочий класс может противостоять классу угнетателей и в конечном счете свергнуть его.

— Для успешной классовой борьбы одной убежденности мало. Необходимо постоянно готовить политически грамотных рабочих не только в качестве практических вожаков рабочего движения, но лучшие из них должны составить основу политического авангарда революционного рабочего движения на одном уровне с профессиональными революционерами-интеллигентами.

«Иван Бабушкин — один из тех рабочих-передовиков, которые за 10 лет до революции начали создавать рабочую социал-демократическую партию. Без неустанной, геройски-упорной работы таких передовиков в пролетарских массах РСДРП не просуществовала бы не только десяти лет, но и десяти месяцев. Только благодаря деятельности таких передовиков, только благодаря их поддержке, РСДРП выросла к 1905 г. в партию, которая неразрывно слилась с пролетариатом …».

В.И. Ленин, Соч., 4-е изд., том 16, стр. 333

— Необходимо проводить классовую агитацию среди всех слоев угнетенных масс. Только при их массовой поддержке возможна победа революционного пролетариата.

— Каждый сознательный рабочий должен быть готов пожертвовать своим благополучием и даже жизнью, ради жизни своих товарищей по борьбе и общего дела.

Иван Давыдов

Республика Бурятия

Рабочий завода «Улан-Удэстальмост»

На данном практическом примере можно утверждать, что даже один убежденный и грамотный рабочий способен сделать чрезвычайно много для организации рабочего движения как минимум на своем заводе.

Поражение после упорного боя — факт не меньшего революционного значения, чем легко выигранная победа.

Фридрих Энгельс